22:02
USD 84.57
EUR 100.74
RUB 1.17
Репортажи

Ночь предопределения судеб человеческих

Мне стало интересно, как в Рамазан проводят Кадыр тун (Ночь предопределения) наши мусульмане. С этой целью вчера, 14 августа, в 23.30 я перешагнул порог центральной мечети Бишкека. Обыватели в такое время уже видят третий сон. Но мечеть была заполнена людьми так, что яблоку негде упасть. У порога разместился муфтий, который читал проповедь, остальные внимали ему.

Тут я услышал знакомый голос - это омбудсмен Турсунбек Акун пришел на ночное бдение:

- Я уже двадцать лет держу пост. Это очень полезно. Стараюсь не пропускать и Кадыр тун. Вы знаете, что сейчас обострилась проблема похищения девушек? Мы совместно с муфтиятом решаем эту проблему.

Среди толпы я стал искать тех, кто пришел всей семьей. Но не нашел. Мое внимание привлекла женщина, просившая подаяние, прижимая к груди малыша. Во время орозо таких предостаточно.

Полночь. На подстеленной на асфальте картонке мирно спят два малыша. Рядом с ними сидит беременная женщина. Время от времени она поправляет покрывала, которые беспокойные ребятишки во сне тут же с себя сбрасывают. Айжан - так зовут женщину - не покидает своего места с начала священного поста.

alt

- Я прошу здесь подаяние. Некоторые осуждают, говоря, что я не хочу работать. Мужчины, наоборот, жалеют нас, дают денег. В мечеть приходят разные люди. До этого попрошайничала возле ЦУМа. Каких только слов я там не слышала! Некоторые говорят: руки-ноги на месте - иди работай. Откуда им знать, что происходит в моей жизни и почему я опустилась до такого уровня. Молю Бога, чтобы им не пришлось пережить того, через что прошла я.

 - Вы носите под сердцем ребенка - наверное, трудно целый день на жаре стоять? Да и дети ваши...

- От первого брака у меня две девочки-близняшки и два сына. Девочкам по 7 лет, среднему сыну 4 года, младшему - 3. Сама сейчас на шестом месяце беременности. Жду пятого ребенка. С первым мужем мы не сошлись характерами. Развелись. Думала, во второй раз выйду замуж, обрету счастье, но не получилось. Второй муж не захотел принять моих детей. Мне же мои дети не в тягость. Врачи отказывались регистрировать меня, требуя, чтобы я сделала аборт, но у меня не было даже мыслей об этом. Сейчас сдаю анализы, принимаю витамины. Если обращусь к врачам, они сделают кесарево сечение...

- А где отец ваших детей?

- Он пил. Потом женился на женщине, которая старше его на 20 лет и имеет четверых детей. Не знаю, почему он так поступил. Сначала моим детям было трудно. Потом привыкли. Здоровье пошатнулось: муж думал, что я все стерплю, бил меня. Я получила черепно-мозговую травму. Теперь часто падаю в обморок и из-за этого не могу устроиться на работу.

- А где работали до этого?

- Я закройщица. Работала 2-3 года в швейном цехе. После того как участились припадки, меня уволили. Если в первом браке не повезло, не имеет смысла выходить замуж повторно. Детям особенно тяжело, чужой человек может обидеть. Хотела до конца орозо определить их в интернат или детский дом, хотя и боюсь. А до родов поработать продавцом в магазине. А потом? Что я буду делать с младенцем на руках? Снова просить милостыню? Пока не встану на ноги, не буду детей из интерната забирать, не хочу, чтобы они выросли с мыслью, что можно жить, прося подаяние.

У меня есть небольшие долги. Хочу рассчитаться до родов. Потом все заработанные деньги буду тратить на детей, одевать их, гулять с ними в парке. Но денег пока хватает - с натяжкой - только на еду.

- И сколько вы здесь зарабатываете?

- Когда как. Как-то за целый день заработала 70 сомов. С такими деньгами не накормить троих детей. Лепешка стоит 15 сомов, самса - 25. Этим не насытишься. Иногда оставляют 150-200 сомов. Это праздник для нас. Мелочью набирается 100-150 сомов. В такие дни веду детей гулять, да и на проезд немного остается. Пыталась работать, но меня быстро увольняют. У меня нет выбора.

- А где обычно гуляете с детьми?

- Вожу их на аттракционы в парке на бульваре Эркиндик. Покататься 15 минут на карусели стоит 30 сомов. Мои дети очень любят бывать у фонтана на площади.

Рассказывая о своей жизни, Айжан даже прослезилась. Она очень переживает за сына, у которого в последнее время резко ухудшилось зрение.

- В 2011 году мой сын неожиданно перестал видеть. Отвела к врачу. Поставили диагноз: туберкулез глаз. Я не поверила. Лечили его, но результата не было. Может, ему поставили неправильный диагноз? Пятно на зрачке так и осталось. Если это пятно увеличится, мой сын ослепнет. Как ему дальше жить? Я просила врачей выписать ему другие лекарства. Но мне сказали, что таких в Кыргызстане нет. Я думаю, они специально так сказали, видя, что я не в состоянии приобрести медикаменты.

Я заметил, что нас стали окружать люди. Кто-то, слушая нашу беседу, жалел женщину, а кто-то выражал недовольство: мол, загородили дорогу, стоят тут...

Бизнес