18:42
USD 84.57
EUR 102.88
RUB 1.18
Политика

Кыргызстан и многополярный мир (часть I)

Экс-министр иностранных дел Кыргызстана Аликбек Джекшенкулов в силу своих профессиональных интересов внимательно следит за геополитическими процессами. Сегодня ИА «24.kg» публикует аналитическую статью доктора политических наук, которую он написал, не считая возможным оставаться в стороне от событий, которые обсуждает весь мир.

- Продолжающийся украинский кризис, воссоединение Крыма с Россией дали четкий сигнал мировому сообществу: эпоха однополярного мира заканчивается. Ни одна страна мира, какой бы она ни была мощной и богатой, не вправе в XXI веке диктовать народам Земли, как жить, строить и определять будущее своих стран. В определенных муках, но зарождается новый мировой порядок - многополярный мир.

Кыргызстан - страна, находящаяся на стыке цивилизаций, в центре Великого шелкового пути, населенная древним горным и свободолюбивым, толерантным народом, ищущим свой путь развития. В новейшей истории моего народа и становлении государства было сделано немало ошибок - недосказанных слов, необдуманных решений, неправильных действий, трагических событий.

В пути или на распутье?

В нынешней сложной международной обстановке, в мире, полном глобальных и национальных вызовов, Кыргызстану как суверенному независимому государству как никогда важно правильно - на прагматичной основе и в соответствии с национальными интересами - выбрать и реализовать свою международную политику.

Для этого нам прежде всего необходимо разобраться, что происходит на нашей планете, какие сложные тенденции и процессы набирают обороты, как строить и правильно использовать международные связи и опыт для внутреннего экономического и политического развития страны.

В последние годы и не только на экспертном уровне пришло понимание того, что глобальные проблемы современности не могут быть решены усилиями одной, пусть даже самой сильной державы мира, равно как и усилиями ограниченного круга крупных держав. В свете оного перспектива глобального сотрудничества в рамках многополярного мира рассматривается многими в качестве действенной формулы, гарантирующей выживание человечества. В то же время многие эксперты признают, что сама концепция многополярности не отработана ни в теоретическом, ни - тем более - в практическом плане. Она вызывает ряд вполне закономерных вопросов и является объектом пристального изучения многих ученых и политиков. Общеизвестно, что сама идея многополярного мира отнюдь не нова. Фактически логика многополярности сложилась задолго до Первой мировой войны. Предшествующее войне десятилетие определялось достаточно хрупким балансом сил великих держав того времени - Британии, Германии, Франции, России, США, Австро-Венгрии, Италии и Японии. Еще тогда подразумевалось, что для многополярности характерна примерная сопоставимость совокупных возможностей нескольких государств мира, ни одно из которых не обладает явно выраженным превосходством над остальными. Приблизительно такая структура международных отношений была в Европе XIX века. И тогда европейские великие державы ревниво следили друг за другом, не позволяя ни одной из них усилиться до такой степени, чтобы игнорировать остальных - порознь или вкупе.

В доказательство вспомним Версальско-Вашингтонскую систему международных отношений 1919 года, которая появилась по окончании Первой мировой, и, разумеется, Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений 1945 года, которая закрепила итоги Второй мировой войны.

Эти системы международных отношений так или иначе выполняли возложенные на них задачи, поскольку в их основе заложена идея сотрудничества и взаимопонимания, а также разделения зон интересов и влияния между центрами силы того времени. Некая статичность этих систем, порожденных к тому же войной, высветила множество изъянов, сущность которых спустя годы подвергают анализу специалисты профильных (и смежных) дисциплин.

Холодная война возвращается?

И неслучайно Ялтинско-Потсдамская система международных отношений сразу же дала сбой, так как в ходе «юридического оформления» (Парижские мирные договоры 1947 года) достигнутых наскоро договоренностей началась «холодная война» между двумя мировыми системами - капиталистической и социалистической. Поствоенный мир, по сути, был лишен возможности реализовать принципы, заложенные в уставе ООН. А модель многополярной системы международных отношений была превращена нарождающимся антагонизмом сторон в биполярную, с двумя центрами силы - в Вашингтоне и Москве.

Впрочем, биполярная система международных отношений, имея огромное количество минусов, имела и несомненный плюс: был достигнут баланс сил на международной арене, так как утвердившийся ракетно-ядерный паритет между двумя сверхдержавами не позволял ни одной из сторон рассчитывать на победу в случае прямого столкновения между ними.

Собственно, это ярко и подтвердил Карибский кризис в октябре 1962 года, когда мир стоял на пороге термоядерной войны из-за геополитического и геостратегического противостояния двух сверхдержав. Продолжившаяся гонка вооружений вкупе с геополитическими амбициями по-разному отражалась на жизнеспособности политических систем. Мир капитализма, построенный на хищническом освоении захваченных территорий (и месторождений), оказался жизнеспособнее гуманистических (и гуманитарных) идеалов «социализма с человеческим лицом». После поражения Советского Союза (вследствие излишнего догматизма и банального предательства) изменился и стратегический баланс в мире. Произошла новая расстановка политических, экологических и военных сил, возник однополярный мир с единственной на планете сверхдержавой, купающейся в лучах свалившейся на нее славы.

Попытка поставить на колени

Как утверждали российские политологи, Запад заявил: «Если мы победили, следовательно, экономическая и политическая система СССР неэффективна и слаба». Преданный своей элитой народ пусть на время, но оказался лишенным возможности что-либо возразить. Как следствие, Россия катастрофически теряла свою обороноспособность: сначала ее вынудили уничтожить самые современные оперативно-тактические ракеты, списывались подводные лодки «Тайфун», ей навязывалась дислокация войск и так далее. В экономическом же отношении страна и вовсе была отброшена на десятилетия назад, по сути, снова оказавшись в роли поставщика сырья для развитых стран плюс крупнейшего в мире импортера продовольствия, товаров народного потребления, промышленного оборудования. И пусть за последние 10 лет мир неузнаваемо изменился, но остались незыблемыми шаблоны прошлого - идеологические стереотипы, двойные стандарты...

В странах же Запада после исчезновения биполярного мира прочно утвердился англосаксонский проект - насильственное насаждение демократии и прав человека по всему миру. Как сообщалось в СМИ на юбилейной сессии НАТО в Вашингтоне, посвященной 50-летию этого блока, было принято решение о возможности использования вооруженных сил НАТО «для предотвращения нарушений прав человека повсюду в мире». При этом бывший генеральный секретарь блока Хавьер Солана безапелляционно заявил: «Мы движемся к системе международных отношений, в которой повседневные права человека и права меньшинств более важны, чем суверенитет». Таким образом, НАТО превратился в стратегический инструмент вмешательства в суверенитет любой страны. Под предлогом нарушения прав человека государства НАТО заручились правом бомбить и стрелять, где им заблагорассудится. Права человека и право нации на самоопределение противопоставляются принципам государственного суверенитета и территориальной целостности. Попутно национальные государства упрекаются в неспособности обеспечить эффективное управление в условиях нехватки ресурсов.

Новейшая история

Для осуществления своих глобальных интересов, обеспечения политического контроля за мировыми ресурсами западная коалиция бомбит Югославию, потом Афганистан, захватывает Ирак, сеет конфликты в Ливии и Сирии. И вот уже без всякого стеснения и на правах гегемона США вмешиваются во внутреннюю политику суверенных государств. Их ничуть не смущает, что практика экспорта «оранжевых» и иных революций угрожает принципу приоритета закона и реальному утверждению демократических ценностей на постсоветском пространстве. На все это тратятся огромные средства. Высокопоставленные сотрудники Госдепа США, бахвалясь, признали, что вмешательство во внутреннюю политику суверенных государств, проведение «бархатных» и прочих революций обходится Америке в миллиарды долларов.

Так, недавно помощник госсекретаря США Виктория Ноланд официально заявила, что на революции в Украине было потрачено $5 миллиардов. Сделан еще один шаг на пути к главной цели - России.

По данным СМИ, для исполнения роли единственного мирового лидера США создали 6 тысяч военных баз на своей территории и 850 - за рубежом. Они расположены в 130 странах мира. 2006-й стал годом расширения НАТО в Восточную Европу: Польша, Румыния, Чехия, Болгария. Конечно же, США, наращивая свое военное присутствие вокруг России, обеспокоены не мнимыми проблемами свободы и демократии, а тем, что некогда поверженная на изломе веков Россия встала с колен, наводя вразумляющий порядок в стране и столь же активно включаясь в мировые процессы. Западу пришлось с удивлением констатировать: с приходом Владимира Путина к власти роль России на мировой арене возросла в разы. Неожиданным образом оказалось, что у России для этого есть немалый потенциал: она постоянный член Совета безопасности ООН и по-прежнему имеет сопоставимый с уровнем США ядерный потенциал. Кроме того, Россия располагает несомненным преимуществом: это великая энергетическая держава (на территории РФ находятся 1/3 мировых полезных ископаемых и самые большие запасы чистой воды и воздуха), влиятельный трансрегиональный политический актор (как производитель, поставщик и транзитер сырьевых ресурсов доминирует на европейском и центральноазиатском пространстве). И, как показал европейский кризис, она еще и крупный международный инвестор.

Россия как раздражитель

Потенциал России и ее ставшие очевидными преимущества позволяют ей занимать ведущие позиции в мировой политике и успешно отстаивать свои суверенитет и безопасность с помощью «мягкой и, если потребуется, жесткой силы». Не стоит также забывать: российские природные ресурсы представляют для глобального капитала особый интерес. По данным экспертов ООН, подземные богатства России оцениваются в $30 триллионов, что значительно превышает ресурсы США ($8 триллионов), Китая ($6,5 триллиона) и ЕС ($0,5 триллиона). По суммарному природно-ресурсному потенциалу Россия является одной из крупнейших держав мира. В ее недрах сосредоточено более 30 процентов мировых запасов природного газа, 50 процентов алмазов, 25 процентов олова, почти 10 процентов нефти. К тому же Россия - великая лесная держава. На ее долю приходится 22 процента всех лесов земного шара. Их площадь составляет 850 миллионов гектаров. Общий запас древесины превышает 82 миллиона кубометров. Кроме того, есть еще одна великая ценность - питьевая вода. Основная часть ресурсов пресной воды сосредоточена в крупных озерах и реках.

Сегодня особая роль несгибаемой России очевидна всем. Россия, по сути, катализатор становления многополярного мира, выразитель воли множества больших и малых народов, уставших от англосаксонского диктата.

Президент РФ Владимир Путин на Мюнхенской конференции открыто заявил: «Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое гипертрофированное применение силы в международных делах - военной силы, силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим конфликтов... Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того - (главенствуют - авт.) отдельные нормы - по сути, чуть ли ни вся система права - одного государства, прежде всего Соединенных Штатов. Они перешагнули национальные границы во всех сферах - в экономике, политике, гуманитарной сфере - и навязывают другим государствам свои правила».

Сложившаяся ситуация крайне опасна. Она ведет к тому, что никто уже не чувствует себя в безопасности, никто не может надеяться на международное право. Такая политика может привести к глобальным конфликтам и гибели человечества.

Путин-бабайка

Владимир Путин стремится утвердить Россию как великую евразийскую державу, которая печется о защите национальных интересов. Россия продолжит свою державную стратегию на основе ускорения экономического и военного (прежде всего ядерного) развития глубокой интеграции стран СНГ, ставшей приоритетным направлением ее внешней политики. Владимир Путин стремится установить более сбалансированное мировое правление, интегрирующее новые быстро развивающиеся державы и отдающее приоритетную роль ООН как вектору демократического плюрализма. Долгосрочная цель заключается в создании многополярного мира, отвергающего американскую гегемонию.

Путин хочет, чтобы Россию услышали и учли интересы ее национальной безопасности в четырех ключевых вопросах. Это противоракетный щит НАТО, афганский хаос, сирийский тупик, украинский кризис. Она надеется, что ось НАТО - США пересмотрит «антироссийскую» направленность системы ПРО. Москва ожидает от этой оси более эффективную политику в Афганистане в борьбе с наркотрафиком и терроризмом. Она выступает за более взвешенный подход к Ближнему Востоку во избежание дестабилизации региона, выступает за федерализацию Украины и соблюдение прав русскоязычного населения.

Для усиления влияния на мировое управление России необходим евразийский вектор внешней политики. Поэтому сближение с Китаем и Индией вписывается в рамки многостороннего партнерства, усиливающего евразийскую ось для соз(и)дания многополярного мира и противостояния гегемонии неолиберального мирового управления, олицетворением которого является англосаксонский мир. Сегодня, в условиях глобализации, происходит все большее финансовое, экономическое, технологическое смещение акцента с Запада на Восток, следовательно, растет и влияние стран Восточного и Азиатского регионов на политические процессы. Там, где с нуля, а где нет, создаются международные, региональные центры, полюсы, которые становятся конкурентными Западу, постепенно превосходя его по своим возможностям и потенциалу. Теперь не исключено, что именно они будут предлагать проекты и привлекательные модели на глобальном уровне. Приходит понимание, что та страна, которая предложит на собственном опыте наиболее эффективные решения современных социально-политических и экономических проблем, будет иметь кратно большие возможности увеличить свое международное влияние. Как следствие, значительно возрос международный вес Китая, который стремительно превращается во вторую после США сверхдержаву. Воспринимаемые ранее Западом как страны-бензоколонки арабские государства не без оснований претендуют на статус системообразующего центра посредством региональных и отраслевых структур - Лиги арабских государств(ЛАГ), Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) и других. А потому и их внешнеполитический статус и статус других государств (Индии, Китая, например) дают ясное понимание неизбежности пересмотра мировой архитектуры. Теряющая влияние G8 должна передать бразды правления G20.
Бизнес