19:38
USD 89.43
EUR 97.09
RUB 0.97
Политика

Правительство.kg: на манеже все те же

От назначения очередного нового кабинета министров в Кыргызстане все ждали чуда - появления молодых и креативных управленцев, которые «точно знают, что надо делать». Но чуда не произошло: из новых назначенцев во власти прежде не «засветилась» только министр финансов Ольга Лаврова.

«Реформаторы», поросшие мхом

Интересно было наблюдать за обсуждением новых состава и персоналий кабинета министров в парламенте. Ни один из депутатов - даже из тех, кого принято считать государственниками, не подошел к микрофону и не сказал: «Уважаемые коллеги, а вы в курсе, что страну уже полагается спасать? Потому что дефицит бюджета в 23 миллиарда сомов - это не преддефолтное состояние. Это уже дефолт, только народ об этом пока еще не знает. А если узнает?». Ничего такого сказано не было. Поэтому в правительство назначили «удобных» людей. В числе последних общественное мнение почему-то упорно называет Камилу Талиеву, которая по квоте «Ар-Намыса» сменила свою однопартийку Гульнару Асымбекову на должности вице-премьера по социальным вопросам. Поговаривают, что таким образом Феликс Кулов избавился от опасной в некотором смысле конкурентки. Аппаратом правительства поставлен руководить Нурханбек Момуналиев - классический аппаратчик и бывший председатель Государственной кадровой службы. В его досье написано: «Был активным членом партии «Ак Жол». А потом появилась строка - член Социал-демократической партии Кыргызстана. Казалось бы, взаимоисключающие параграфы? Как знать, и в нынешнем парламенте бывших членов «Ак Жола» предостаточно. У нас в республике, вообще, партийная легкомысленность свойственна многим - меняют идеологические мировоззрения с каждой сменой власти.

Вспоминается анекдот, возникший после 7 апреля 2010 года: «В Генеральную прокуратуру Кыргызстана пришло письмо: «Я тоже состояла в связи с Курманбеком Бакиевым. Подпись: Татьяна Бакиева».

Энергетикой и промышленностью в стране отныне будет ведать Автандил Калмамбетов, пришедший в кабмин с помощью местного «ноу-хау» - по квоте премьера. В энергетике он с 1978 года. По идее, должен знать, как она работает. И явно знает, какое ему досталось «наследство». Там царит если не бардак, то что-то к нему социально близкое: веерные и аварийные отключения, износ оборудования... Кстати, жалобы энергетиков на наличие последнего фактора всегда вызывали подозрение: откуда взялось столько изношенного оборудования, если расходы на его амортизацию изначально закладываются в тарифы? В общем, повезло энергетике с новым министром или нет, покажет зима.

«Китайское» наступление

Про новое назначение в МИД обращает на себя внимание интересное совпадение. Соглашение о размещении в КР авиабазы США в парламенте представлял министр иностранных дел, бывший посол в Китае Муратбек Иманалиев. Когда это соглашение в 2010 году расторгали, соответствующий документ в том же ЖК представлял министр иностранных дел, бывший посол в КНР Кадырбек Сарбаев. Если это правительство продержится до 2014-го и республика выполнит обещание указать американцам на дверь, выгонять их будет... правильно - министр иностранных дел, бывший посол в Китае Эрлан Абдылдаев. Кадровый дипломат, который одновременно с КНР курировал дипотношения Кыргызстана с Монголией, Сингапуром и Таиландом. С 2007 года Абдылдаев возглавлял местный филиал британского Института по освещению войны и мира. Слывет либералом. В правительство пришел также по квоте премьера.

Гендер с пятой графой

Кстати, об Ольге Лавровой, которой, как и всем ее предшественникам на посту главы Минфина, явно повезло, что Кыргызстан не Бразилия. Граждане этой чудесной страны очень сильно ненавидят двух человек - министра финансов и главного тренера национальной сборной по футболу.

Поздравлять Лаврову не с чем: 23 миллиарда дефицита - это уже страшновато. Особенно на фоне «разборок» с инвесторами и новой постепенно накатывающей волны мирового экономического кризиса. Поэтому у Лавровой явно не будет иного выхода, кроме сокращения бюджетных расходов. Потому что обеспечивать доходы уже практически не из чего. Пока в соседнем Таджикистане строят заводы, в Кыргызстане, оказывается, главный вопрос - знает ли новый министр финансов государственный язык. К чести премьера Жанторо Сатыбалдиева, он ясно сказал, что ему нужен финансист, а не филолог. Поймут ли намек депутаты, неизвестно: они не всегда понимают даже то, что говорится им открытым текстом. Например, сколько раз Омурбеку Текебаеву и Камчыбеку Ташиеву говорили, что драться нехорошо, но все без толку.

Про зятя и брата

Вице-премьером по экономике стал Тайырбек Сарпашев - креатура «Ата Мекена» Джоомарт Оторбаев стал первым вице-премьером. Вместе с нынешним арнамысовцем Каныбеком Иманалиевым Сарпашев некогда стоял у истоков партии «Туран» и два раза был депутатом Жогорку Кенеша. В первый свой депутатский срок он руководил парламентским комитетом по топливно-энергетическому комплексу. Во второй дошел до поста вице-спикера. Теперь Сарпашев - социал-демократ. На президентских выборах он руководил Бишкекским предвыборным штабом СДПК. Про Сарпашева также известно, что он зять Тойчубека Касымова. Того самого, что был у Аскара Акаева главой президентской администрации.

Новый министр сельского хозяйства и мелиорации Чынгысбек Узакбаев - родной брат другого арнамысовца - Талантбека Узакбаева. Последний, кстати, обещал критиковать брата нещадно, если у того вдруг появятся недостатки в работе. По силе воздействия на массы этот политический анекдот займет, пожалуй, второе место. После «костюмного скандала» между двумя Омурбеками - Текебаевым и Абдырахмановым.

А кто премьер?

Послужной список самого премьера Сатыбалдиева слишком длинен. Поэтому перечислить можно лишь самое основное. Министр транспорта и коммуникаций, мэр Оша, спецпредставитель президента по энергетической безопасности при Акаеве. Депутат, губернатор Ошской области и официальный представитель президента по югу при Бакиеве. Генеральный директор Государственной дирекции по восстановлению и развитию Оша и Джалал-Абада в статусе вице-премьера. Руководитель аппарата президента Кыргызстана при Атамбаеве. И вот теперь - глава правительства. В США таких политиков называют аircraft carrier - авианосец. Не в смысле тот самый плавающий «инструмент для насаждения демократии», а в смысле «непотопляемый». Известны его слова: «Я много времени был кадром и Аскара Акаева, и Курманбека Бакиева, и Розы Отунбаевой. Я работал и при Турдакуне Усубалиеве, и при Абсамате Масалиеве. Если человек тогда работал, не надо говорить, что он чей-либо кадр. Нужно смотреть, что он сделал». В принципе можно и посмотреть, раз сам премьер разрешил.

Когда Жанторо Жолдошевич «рулил» Минтрансом, к нему почему-то приклеилось прозвище «10 процентов». Злые языки распускают слухи, будто на реконструкции автодороги Бишкек - Ош Сатыбалдиев нажил миллионы долларов - как раз 10 процентов стоимости всех восстановительных работ. Ну а когда нынешний премьер губернаторствовал в Ошской области, на него и вовсе завели уголовное дело - по статье 304 Уголовного кодекса «Злоупотребление служебным положением». Якобы он за счет бюджета купил на Кантском цементно-шиферном комбинате для области партию цемента. До Оша этот цемент, вроде бы, не доехал - был продан в Бишкеке по завышенной цене, а прибыль Сатыбалдиев положил в свой карман. Дело потом закрыли за недоказанностью, но кресло губернатора Сатыбалдиев потерял.

Злые языки также болтают, будто на посту главы Госдирекции по развитию юга Жанторо Сатыбалдиев проводил несправедливые тендеры на строительство домов, которые выигрывали фирмы «Альманар» и «Микромедиа». Молва приписывает контроль над этими фирмами родному сыну Сатыбалдиева - Жоомарту. Сам же чиновник все эти обвинения в свой адрес, что вполне естественно, называет клеветой.

Вертикаль и грузинский синдром

Кыргызстанская традиция: из года в год каждый новый премьер-министр первым делом хватается не за работу, а за укрепление вертикали власти. Не смог остаться в стороне от нее и Жанторо Сатыбалдиев, о чем и заявил в парламенте. Только укрепление пресловутой вертикали в его версии, на первый взгляд, выглядит каким-то странным. Чего стоят слова о том, что не все министры ему нравятся и их надо менять, и обещание поменять структуру правительства через три месяца. В приватной беседе один из чиновников высказался: «Они и так не работали, а тут не будут работать вообще». Впрочем, жить, как на вулкане, нашим министрам не привыкать: за 21 год независимости кабинет Сатыбалдиева 24-й. Уже по первому составу коалиционного правительства было понятно, что никакой работы от него не дождешься.

В качестве лирического отступления: вместо того чтобы заниматься реальными делами, министры ездили по заграницам, по возвращении всячески нахваливая, например, тот же грузинский опыт. Хотя то, что наши чиновники называют «образцовыми грузинскими реформами», было взято по любимому ими «методу из одного источника» - книги Ларисы Бураковой «Почему у Грузии получилось». На нее любят ссылаться и наши доморощенные либералы, называющие себя экономистами. И никто из них не обратил внимания, что книга Бураковой составлена на основе бесед с... грузинскими чиновниками - функционерами режима Михаила Саакашвили. Сложно найти чиновника, который бы в открытую критиковал свое начальство. Если, конечно, это не бывший чиновник.

По логике наших либерал-экономистов кыргызстанским чиновникам верить нельзя, а грузинским, видимо, можно. Тогда их можно поздравить: 165 политзаключенных и 2 тысячи политбеженцев - это демократично. Впрочем, с октября прошлого года известно исследование российского эксперта Никиты Мендковича «Почему у Грузии не получилось». Его каждый интересующийся реформами без труда может найти в Интернете. Поэтому хочется пожелать всем политикам Кыргызстана, ориентирующимся на иноземный опыт, не путать туризм с эмиграцией. Был в КР такой любитель тащить в страну то, что ему вручали иностранные доброхоты, и насаждать это здесь. Аскаром Акаевым его звали...

Но вернемся к нашим... министрам. Что ни говори, но на сумасшедшего Жанторо Сатыбалдиев не похож. А значит, в его инициативах есть что-то принципиально иное. Например, подобная чехарда может окончательно похоронить идею коалиционного правительства. Не этого ли сейчас добивается президент Атамбаев? Схема проста: дать возможность назначенцам из «Ата Мекена» и «Ар-Намыса» дискредитировать себя окончательно (тем более что один министр - атамекеновец Равшан Сабиров - уже сидит), а потом отправить это правительство в отставку. С тем, чтобы следующий кабмин был уже однородным. Под угрозой роспуска этот парламент вполне может согласиться с таким вариантом «вертикали власти».

Однако если эта идея действительно витает в головах обитателей седьмого этажа «Белого дома», она очень опасна. Хотя бы потому, что народу некогда ждать, пока политики закончат выяснять между собой отношения и займутся делом. Народ может терпеть долго, но и всякому терпению когда-нибудь наступает конец.

Бизнес