21:28
USD 89.43
EUR 96.98
RUB 0.98
Экономика

Марс Черикчиев: Горнорудная отрасль - это шанс заявить о себе как о развивающейся стране с сильной экономикой

Перекрытие дорог, угон техники, набеги на лагеря разработчиков недр - все это, похоже, новые методы борьбы с конкурентами в горнодобывающей отрасли. Причем недовольства местного населения вот уже второй год касаются практически всех крупных месторождений. Открытые торги на разведку недр и вовсе сорваны самым бестактным образом, да еще в прямом эфире. А власти в это время молчат...

Горнодобывающая отрасль, согласно оценке экспертов, занимает 50 процентов объема промышленности КР. О ситуации в этом секторе экономики ИА «24.kg» беседует с Марсом Черикчиевым, ответсекретарем общественного наблюдательного совета при Минэкономики и антимонопольной политики.

- Митинги как метод торга охватили и сферы экономики. Как вы оцениваете ситуацию в горнодобывающей отрасли?

- Главным должно быть верховенство закона. Если власти не могут обеспечить исполнение законов, это говорит об их бессилии. Даже если и существуют правовые пробелы во взаимодействии горнодобывающих компаний и местного населения, ситуацию можно разрешить посредством тех же Уголовного или Административного кодексов. Власть, игнорирующая нарушения законов, не осознает последствий такой политики. Это не просто ухудшение инвестиционного климата, а расшатывание устоев государственности.

- Насколько ценны наши месторождения, чтобы инвесторы боролись за их разработку?

- Естественно, упорство инвесторов напрямую зависит от привлекательности месторождения и размера вложенных в разведку или разработку средств. Если инвестор уже вложил достаточно много денег, вряд ли он добровольно откажется от проекта. Кроме того, помимо местных, так называемых неясных правил существует ведь международное право. А дела в международном арбитраже пока складываются не в пользу Кыргызстана.

Другое дело, что пресловутые непонятные правила значительно обесценивают стоимость новых месторождений КР. Уже сейчас цена унции золота на разведанных, но не разработанных месторождениях, установилась в пределах $20. Это ниже, чем в аналогичных проектах Западной Африки и Юго-Восточной Азии. Да и цена акций уже действующих предприятий КР претерпевает значительные колебания.

Явного оттока инвестиций пока не наблюдается, однако инвесторы заняли выжидательную позицию. Думаю, для них индикатором станет судьба Кумтора, а также готовых к запуску, но по политическим причинам никак не запускающихся проектов, в частности Андаша.

- Надо ли контролировать горнорудные компании? Получается, у нас можно инициировать бесчисленные проверки. С другой стороны, и стопроцентно доверять инвесторам мы не можем.

- Конечно. Порядок должен быть единым для всех. Любой бизнесмен стремится минимизировать издержки, и задача государства, а иногда и общества, - следить, чтобы производство не наносило вреда социуму, окружающей среде. Поэтому должен существовать четкий закон, определенная процедура регулирования отрасли.

Зачастую то, что мы видим на деле, - это не контроль, а попытка давления на инвестора. Об этом говорят политизированность проверок, заранее известные выводы комиссий и другое. Судите сами, в экономическую деятельность компаний постоянно вмешивается парламент, хотя он не имеет таких полномочий. Депутаты вносят рекомендации по аннулированию лицензий, не имея на то оснований, организуют пресс-конференции против конкретной организации. Выводы о целесообразности разработки того или иного месторождения надо делать исходя из экономических данных и соответствующих экспертиз. Иначе парламент становится инструментом недобросовестной конкурентной борьбы.

К слову, в рамках «Союза налогоплательщиков за парламентаризм», куда входят представители бизнес-сообщества, ряда НПО и просто гражданские активисты, которым небезразлично, насколько эффективно работает парламент, мы будем заниматься мониторингом созданных парламентских комиссий и отслеживать их решения.

- В текущем году над деятельностью инвесторов, в частности Кумтора, и вовсе нависла угроза национализации...

- Насколько я понимаю, приверженцев этой радикальной идеи сейчас не так много. Тем более что национализация - это не экспроприация, она предполагает выкуп предприятия (или его доли) по рыночной цене, а это миллионы долларов. При миллиардном дефиците бюджета, финансировании государством отрасли всего на один процент от необходимого эта возможность сомнительна. Для этого требуются частные инвестиции. Кроме того, опыт Монголии показывает, что попытка внедрения обязательной доли государства в 51 процент привела к резкому оттоку инвесторов. Сейчас там эту норму отменили.

- В одно время в обществе бурно обсуждался вопрос, как распорядиться доходами государства от акций «Центерры». На что, по-вашему, их нужно тратить?

- В странах, в которых основное развитие идет за счет горнодобывающей отрасли (Австралия, Чили), примерно 30 процентов доходов реинвестируются опять же в горную отрасль - геологоразведку, новые технологии разработки, остальное идет на развитие других отраслей. У нас, например, это могут быть гидроэнергетика, туризм, сельскохозяйственные проекты. Привлечение крупных инвесторов в данные области приведет к развитию и остальных отраслей экономики, банковского сектора.

- Эксперты говорят о необходимости разработки и принятия горного кодекса. Каково новое законодательство в сфере горнодобывающей промышленности?

- Горный кодекс, имеющий прямое действие, безусловно, нужен. Но это дело будущих двух-трех лет. Тем временем будет апробирован новый закон о недрах. В нем содержатся новые нормы ответственности и инвесторов, и властей, и МСУ. Также обсуждаются на данный момент инициативы Министерства экономики и антимонопольной политики КР, например, законопроекты о соглашениях по разделу продукции, концессиях и горной концессии.

- Не так давно в Министерстве экономики и антимонопольной политики прошла презентация Концепции разработки стратегии горнодобывающей отрасли...

- Она была разработана достаточно квалифицированной группой специалистов, которые внушают доверие как бизнесу, так и правительству. Второй шаг - это успешная ее реализация, а это зависит от многих составляющих.

Координатором проекта является Валентин Богдецкий из Кыргызской горной ассоциации. Леонид Оселедько провел оценку минерально-сырьевого потенциала и текущего состояния отрасли, государственного администрирования. Бакыт Кожогулов из проектно-исследовательского центра «Кен-Тоо» оценил социально-экономический потенциал горной отрасли и экологию. Рысбек Токтогул внес предложение по распределению выгод между недропользователем и государством. Крэг Эндрюс провел анализ международной практики и политики регулирования сектора минеральных ресурсов. Юридическая фирма «Каликова энд Ассошиэйтс» проводила мониторинг регулятивной системы, претензионной ситуации, международную оценку инвестиционной привлекательности Кыргызстана.

- Как сказывается членство в ВТО на развитии нашей горнодобывающей отрасли?

- Чтобы получить исчерпывающий ответ на этот вопрос, нужно создать совместную рабочую группу из представителей Министерства экономики и антимонопольной политики КР, Госагентства по геологии и минеральным ресурсам, бизнес-сообщества, работающих в отрасли ассоциаций, которая проведет глубокие и всесторонние исследования и разработает прогноз ситуации, когда Кыргызстан вступит в Таможенный союз.

- Насколько вероятен вариант, что Кыргызстан вообще может остаться без горнодобывающей отрасли?

- Если республика примет, например, мораторий на разработку месторождений, то да. А пока мы наблюдаем оттягивание экономического эффекта для Кыргызстана.

В век глобализации мы не успеваем меняться в той степени, чтобы стать полноправным членом мирового экономического сообщества. Горнорудная отрасль - это наш шанс заявить о себе как о развивающейся стране с сильной экономикой.

Бизнес