06:24
USD 84.57
EUR 102.88
RUB 1.18
Экономика

Что нам ДАСТАНется?

Борьба сверхдержав России и США за влияние в Центральной Азии разворачивается вокруг маленького и бедного, но гордого и охочего до денег Кыргызстана. Республике невероятно повезло с географическим положением, и для того чтобы отстоять свои интересы, мировые тяжеловесы пускают в ход все средства. США подарили кыргызским пограничникам казарму, столовую и штаб. В ответ Россия с поистине барским размахом списала почти $500 миллионов долга и отказалась от претензий на оборонное предприятие «Дастан». Теперь Кыргызстан может выставлять его на открытые торги для всех заинтересованных, если, конечно, таковые найдутся.

Еще неизвестно, кому повезло

Вопрос с «Дастаном» давно перешел из экономической в политическую плоскость. Военное предприятие много раз становилось разменной монетой в отношениях Кыргызстана и России. В ранге премьера по «Дастану» в разные годы договаривались и Игорь Чудинов, и Алмазбек Атамбаев. Бишкек то соглашался отдать завод в обмен на списание долга, то нагло передумывал. Кремль то активно проявлял интерес, то остывал. В этот раз «карта легла».

«Первый долг в $189 миллионов будет списан Кыргызстану единовременно в полном объеме, при этом проценты на остаток долга не будут начисляться. Второй долг в $300 миллионов будет списываться равными долями с марта 2016 года», - рассказал по итогам последних переговоров с российской делегацией завотделом внешней политики аппарата президента КР Сапар Исаков. Подписать соглашение планируется 15 октября, и если политические страсти не сорвут в очередной раз намерения сторон, обратной дороги заводу не будет.

«Все вырученные от продажи средства будут принадлежать Кыргызстану, потому что это наша собственность», - сказал Сапар Исаков, представляя успехи переговорщиков. Но можно ли эту договоренность считать успехом кыргызской политики? Кроме России, заинтересованных в приобретении 50-процентного госпакета акций национализированного сомнительным декретом временного правительства пока нет.

Что надо странам НАТО

Мощность завода - до 400 торпед в год. Именно столько выпускалось в советское время. Сейчас показатель уменьшился в разы. Цена торпеды - $1 миллион. Продукция востребована не только в России, но и в Индии, Китае, где на вооружении техника советского образца. Кроме оружия завод выпускает медицинское оборудование, бытовую технику и многое другое.

Казалось бы, потенциал есть. Потому-то чиновники и возлагают надежды на открытые торги. По некоторым данным, заводом интересовалась Турция. Но как члену НАТО этой стране вряд ли нужна нынешняя специфика завода в действии. Самой Турции торпеды, изготавливаемые на заводе, не подходят, поскольку на вооружении совсем иная техника. Турецких бизнесменов скорее привлекает земля - 24 гектара в центре столицы, на которых можно развернуть широкое строительство и навсегда оставить былую славу военной мощи завода в истории. Одним выстрелом убитыми оказываются сразу два зайца: турецкие застройщики получают и землю, и работу, а Североатлантический альянс получает еще одно преимущество, в прямом смысле слова обезоруживая противника, пусть и потенциального.

Давно и безвозвратно

«Предприятие не представляет большой ценности для России, ведь чтобы его поднять, нужны очень большие деньги, поэтому Россия и согласилась на открытые торги по «Дастану», - уверен эксперт по вопросам нацбезопасности Леонид Бондарец.

По его мнению, успехами в нынешней договоренности хвастать преждевременно. «Успех был бы, если бы ранее согласились отдать 50 процентов России, а 50 - оставить Кыргызстану, - продолжает он. - Сейчас КР попытается взять что-то за завод, но я не уверен, что это разграбленное предприятие кого-то интересует. Да и кто сюда пойдет, ведь законодательство Кыргызстана постоянно меняется, и внешние инвесторы опасаются вкладывать деньги в республику?».

Впрочем, по словам эксперта, этот шаг не является препятствием для развития и укрепления двусторонних отношений с РФ.

Нынешним властям Кыргызстана очень хочется показать самостоятельность в отношениях с Москвой, но «Дастан» - явно не тот проект, где это удастся. Экономически завод завязан с Россией крепче некуда, поскольку «заточен» на изготовление торпед на комплектующих из РФ. Да и им без нас тоже придется сложно, ведь другого такого завода нет, а изготовленных ранее торпед полным полно.

«По существующим нормам, каждую торпеду, лежащую в арсенале под слоем жидкого азота, раз в 10 лет нужно тестировать, - рассказал в интервью российскому информагентству «Росбалт» глава правления ОАО «ТНК Дастан» Албек Ибраимов. - Их расконсервируют, разбирают и проводят замену пришедших в негодность блоков. Сделать это можно только на заводе».

Торпедная логика

После распада Союза средства на проверку торпед не выделяли, и в России накопились тысячи снарядов, которые нужно проверить, испытав блоки самонаведения. В СНГ их по-прежнему выпускает только «Дастан».

И было бы логично, если дальнейшая судьба завода была бы связана с непосредственным потребителем его продукции. Такое сотрудничество гарантирует то, что завод не обанкротят, не распродадут по кускам и не перестроят под торгово-развлекательные центры. Россия как никто заинтересована в том, чтобы поддерживать завод на плаву, а, значит, и вкладывать в обновление оборудования. Технологии не стоят на месте, и уже лет через 10 предприятие может безнадежно отстать от прогресса.

«Если сохранить номенклатуру выпускаемой продукции, то без России никак нельзя, ведь вопрос в том, кто и куда будет реализовывать продукцию, - говорит экс-секретарь Совета безопасности КР Мирослав Ниязов. - Россия непосредственно участвует в производстве торпед, и желательно бы работать именно с ней».

Нынешний же широкий жест в сторону Кыргызстана, когда Россия представила возможность выставить завод на открытые торги, по его мнению, еще не говорит о том, что Кремль отказался от проекта, не продумав все шаги наперед. «Я не думаю, что Россия не просчитала всего, - продолжает он. - Есть куда более важные проекты по энергетике, в которые Россия решила вкладывать средства, ведь они - ключ к управлению не только республиками Центральной Азии, но и к выходу на большую центральноазиатскую арену».

Бизнес