12:18
USD 89.41
EUR 96.91
RUB 0.97
Общество

Бакытбек Жумагулов: Кыргызстану необходима собственная стратегия в решении приграничных вопросов

Все же в интересном месте расположен Кыргызстан. На наших рубежах регулярно происходят какие-либо события. Вооруженное столкновение в горном Бадахшане, террористическая угроза из Афганистана через Таджикистан, постоянные конфликты на кыргызско-узбекской границе, «ползучая экспансия» Китая. К этому списку можно добавить геополитические интересы мировых держав за право иметь влияние в регионе. Каждое событие в Центральной Азии неизменно связывают с наличием «внешнего проекта» и «третьих сил». Кому это выгодно?

ИА «24.kg» беседует с экспертом по вопросам национальной безопасности и религиозно-политических организаций Бакытбеком Жумагуловым.

- Когда же будет поставлена точка в вечных приграничных спорах между нами и соседними государствами?

- На данный момент до конца не описаны и не определены границы между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. С Узбекистаном, как известно, причиной затягивания переговоров является то, что узбеки ссылаются на карту 1924 года, в то время как кыргызская сторона - на карту 1955-го. В случае же с Таджикистаном сложности в определении создаются из-за того, что в некоторых районах участки границ расположены в шахматном порядке.

В период независимости Кыргызстан решил приграничные вопросы с Китаем и Казахстаном. Как вы знаете, данный процесс делимитации границ происходил не совсем открыто, что рождало в обществе всевозможные слухи и мифы. Так, передача земли Узенгуу-Куш привела впоследствии к аксыйским событиям, а затем к свержению первого президента КР. Почти по такому же сценарию происходила передача участка Каркыра, что вызвало в обществе недовольство. О чем это говорит? О том, что такие острые вопросы должны обсуждаться открыто, в том числе с участием аналитических структур, которые должны давать реальную оценку о состоянии рубежей и о том, что там происходит на самом деле. По упомянутым же процессам не было анализа и привлечения экспертов, которые дали бы широкое и подробное разъяснение условий делимитации границ.

В случае же с границами в Ферганской долине, как вы наблюдаете, вопрос стоит еще острее, учитывая высокую плотность населения, наличие анклавов, постоянные водные и земельные споры, конфликты в этом регионе.

- Может, Кыргызстану следует обратиться за помощью в решении приграничных вопросов к международным институтам?

- Безусловно. В мировой практике есть положительный опыт в разрешении таких ситуаций. Во многих странах мира были созданы центры по исследованию границ, которые объединились в ассоциацию. Разработаны методологии по мирному урегулированию границ, на основе которых эти вопросы решаются. Рекомендации таких организаций серьезно воспринимались правительствами стран. В настоящее время европейский континент практически не имеет проблем с границами, за исключением Балкан. Если и сохранились между государствами спорные вопросы по границам, то для их разрешения приглашают экспертов.

Я считаю, Кыргызстан также нуждается в подобном центре по исследованию границ. Он может быть создан в рамках Национального института стратегических исследований, так как возможности МИДа в этом вопросе несколько ограничены. В будущем эксперты центра могли бы обсуждать вопросы границ с представителями научных кругов Узбекистана или Таджикистана с привлечением на эту площадку и международных экспертов, которые могли бы поделиться своим передовым опытом.

- Вопросы укрепления госграниц вновь стали актуальными после событий в Горно-Бадахшанском автономном округе в Таджикистане. Наши спецслужбы заявляли, что ситуация в ГБАО ничем не угрожает Кыргызстану. Что тогда может представлять опасность для нас?

- Дальнейшее обострение ситуации в ГБАО может привести к разрушению мира в Таджикистане, который был достигнут благодаря усилиям ООН в 1997 году и завершился подписанием Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в республике.

Кроме этого в ГБАО существует еще целый комплекс проблем: международная наркоторговля, контрабанда, коррупция и, так называемый, афганский фактор. Конечно, в случае потери контроля над ситуацией в Бадахшане вся эта «адская смесь» может стать реальной угрозой как для нашей страны, так и для наших соседей. Это очень удобный шанс для раскачивания и дестабилизации обстановки в Центральной Азии. 

- Сейчас затруднен информационный доступ в Хорог - областной центр ГБАО, и появляются противоречивые слухи и сообщения. Что там происходит?

- Согласно данным МВД и ГКНБ Таджикистана, военная операция в регионе началась после убийства 21 июля начальника управления ГКНБ по ГБАО генерал-майора Абдулло Назарова «в результате внезапного нападения организованной преступной группы». Причинами убийства назвали профессиональную деятельность Назарова, а предводителем ОПГ - жителя города Хорога Толиба Айембекова. Также, согласно официальной информации, «Т.Айембеков, организовав незаконную вооруженную группу, на протяжении многих лет занимался контрабандой наркотических веществ, табачных изделий и драгоценных камней, также на счету этой вооруженной группы имеется ряд тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе бандитизм».

Как показывает анализ, ситуацию в ГБАО, по неофициальной информации, регулировали Едгор Шомуслимов, Толиб Айембеков, Имомназар Имомназаров и Мухаммадбокир Мухаммадбокиров. Во время гражданской войны в РТ они являлись полевыми командирами Объединенной таджикской оппозиции. Эксперты, сходятся во мнении, что основанием для военной операции в этом регионе послужила недостаточная подконтрольность ГБАО центру. Существуют также версия, что причиной этого является противостояние генералов и других высоких чиновников в вопросах контроля над средствами, поступающими от незаконного бизнеса: контрабанды, торговли наркотиками и оружием. 

Удивительно, что перед президентскими выборами в 2013 году в Таджикистане была развернута крупномасштабная военная операция. Доходили слухи, что некоторые жители Бадахшана, Хорога сжигали свои паспорта, чтобы «не иметь отношения к Таджикистану». По разным сведениям, ходили разговоры, что в ходе митинга возле посольства РТ в КР были озвучены заявления, что «таджики не имеют права входить в этот памирский регион».

- Как обстановка в горном Бадахшане может отразиться в дальнейшем на приграничных районах КР и РТ? По мнению экспертов, конфликт в ГБАО чреват просачиванием террористических группировок из Афганистана в Ферганскую долину и Центральную Азию.

- Вероятность такого хода событий возможна после вывода из Афганистана военных сил США и НАТО в 2014 году. Как известно, одна из организаций - ИДУ - в мае 2001 года для консолидации сил, находящихся на территории Афганистана,  было переименовано в «Исламскую партию Туркестана». В эту «партию», кроме узбеков, вошли лица других национальностей. Конечно, ситуация в ГБАО послужит благоприятной средой для проникновения из Афганистана в Ферганскую долину таких группировок. Эти риски очень вероятны. В целях их предупреждения властями должен проводиться анализ. Если же ситуация будет развиваться стремительно, то, скорее всего, такой вопрос уже будет вынесен на уровень ОДКБ - ведь речь пойдет о вторжении в эти страны.

- В свете последних событий в ЦА на авансцену вновь выходит геополитика. Каким мировым державам стратегически важно присутствие в нашем регионе?

- С момента распада Советского Союза и появления в регионе новых независимых государств Центральная Азия вызывает повышенный интерес со стороны крупнейших государств Запада и Востока. Конечно, этот интерес предопределен многими факторами. Например, у США появилась возможность проникнуть в ранее недоступный для них регион и оказывать отсюда влияние на Китай и Россию. Предпринимают свои попытки Китай, ЕС (в частности Германия), Турция, Индия и Япония. Исламские государства также активно развивают здесь свое присутствие. Все при этом учитывают геополитические и ресурсно-стратегические возможности центральноазиатских стран.

Каждая из этих стран преследует определенные интересы. Некоторые из них, чьи интересы совпадают по каким-либо направлениям, могут объединяться в блоки. Кто-то пытается реализовать свои проекты в рамках своего присутствия. Например, проект Большой Центральной Азии с включением Афганистана или проект Евразийского союза, начало которого заложил Таможенный союз. Есть другие проекты, экономические - с созданием крупных совместных компаний, которые будут здесь реализовываться и защищать интересы того или иного игрока.

- В число ведущих мировых держав входит Китай, который граничит с Кыргызстаном. Что для нас представляет соседство с Поднебесной?

- Мы с Китаем являемся партнерами в рамках ШОС. Кроме этого Кыргызстан - член ВТО. Развивая торговые отношения с Китаем, мы за его счет стали страной-реэкспортером. В то же время эксперты и население высказывают опасение, что со стороны Китая якобы осуществляется так называемая ползучая экспансия, сопровождаемая высокой миграционной активностью населения КНР. Хотя такие опасения высказывают жители практически всех граничащих с Китаем стран - Казахстана, Таджикистана, России. Конечно, такие мнения должны быть основательно изучены и обсуждены.

- Существует ли вероятность экспансии в Кыргызстан крупных игроков с целью влиять на геополитическую ситуацию в ЦА?

- Существуют разные формы экспансии. В нашем случае вряд ли возможны политическая, военная и экономичная экспансии, как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. Хотя в некоторых арабских странах мы можем наблюдать такие процессы. Как уже говорилось, интересы основных игроков в этом регионе слишком переплетены. Вряд ли в нашем регионе могут позволяться такие вещи, которые прошли в странах Ближнего Востока. В качестве же предупредительных мер очень актуален вопрос интеграции стран Центральной Азии.

Вообще Кыргызстану необходимо выработать на перспективу свою стратегию в решении приграничных вопросов, проводить свою внешнюю политику с учетом национальных интересов. В этой связи необходимо пересмотреть и обновить документ «Концепция внешней политики КР», как это своевременно было сделано с Концепцией национальной безопасности Кыргызстана.

Бизнес