08:03
USD 84.58
EUR 102.58
RUB 1.17
Большой тираж

Кыргызстан: Больные СПИДом брошены на произвол судьбы, считает

EurasiaNet (США). Этим летом 38-летнему Виталию Королькову, инфицированному ВИЧ и проходящему лечение от героиновой зависимости, негде было преклонить голову. Выйдя в последний раз из тюрьмы (а было это три года назад), он начал заместительную терапию метадоном, так как, по его словам, «просто хотел жить, ведь неизвестно, сколько этой жизни еще осталось».

Виталий сидел в тюрьме за кражу - он воровал, чтобы найти деньги на пагубную зависимость. Выйдя из тюрьмы, хотел повидаться с семьей, проживающей на Дальнем Востоке на территории России, куда они переехали после распада СССР в 1991 году.

«Я здесь совершенно одинок», - сказал он, выпив в бишкекской больнице дневную дозу метадона. Но поскольку он являлся ВИЧ-инфицированным бывшим заключенным, ему отказали в выдаче российской визы. Кроме того, отец Виталия, стыдясь сына, отрекся от него.

Через несколько дней после нашего разговора Виталий умер от СПИД-ассоциированного заболевания. Дня через четыре знакомые нашли его тело в канаве. «Было жарко, шел неприятный запах, и никто не хотел забирать тело в морг», - говорит друг Виталия и социальный работник Светлана Ковалицкая, помогавшая ему с 2009 года.

По словам друзей, Виталий знал, что умирает. И ему некуда было пойти, кроме канализационной трубы, где он спал. Несмотря на все усилия международных агентств гуманитарной помощи, местных НПО, кыргызских властей и вкладываемых многомиллионных средств, в Бишкеке в настоящее время нет ни одного хосписа для умирающих. Большинство неизлечимо больных людей находятся на попечении семей, но Виталий и многие другие больные СПИДом, подвергающиеся презрению из-за лежащего на них позорного пятна, лишены такой роскоши.

В 2010-2011 годах в Кыргызстане имелось два хосписа, содержащихся на средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Правда, по словам людей, знакомых с двумя этими заведениями, функционировали они не должным образом. Как выяснил один местный журналист, за целый год своего существования бишкекский хоспис принял лишь 11 пациентов, причем ни один из них не был смертельно болен. Несколько месяцев назад Глобальный фонд закрыл данный центр, отмечает Анна Чернышова, занимающаяся управлением грантов фонда в Кыргызстане. Пока есть еще один небольшой хоспис в Оше, который, по словам Анны Чернышовой, используется не полностью и в него трудно попасть.

«К услугам хосписов прибегают тогда, когда пациент лишен семьи и социальных связей, но при этом должна существовать хорошо отлаженная система направления в них пациентов. Здесь мы обнаружили, что данная система не работает, и поэтому закрыли хоспис в Бишкеке, хотя и знали, что нужда в нем имеется», - сказала мне Анна Чернышова.

На севере сегодняшнего Кыргызстана для таких людей, как Виталий, нет места. «Большинство ВИЧ-инфицированных умирают дома в окружении семьи, но многие отходят в мир иной где-то в другом месте из-за пятна позора в семье. Это общая проблема на территории всего бывшего СССР», - говорит Анна Чернышова.

По оценке ООН, в 2009 году в Кыргызстане насчитывалось 9 тысяч 800 ВИЧ-положительных лиц, около половины которых зарегистрированы Республиканским центром «СПИД», распространяющим на бесплатной основе антиретровирусные препараты (АРВП), закупаемые на средства Глобального фонда. По оценке и кыргызских властей, и зарубежных экспертов в действительности таких людей может быть в несколько раз больше. Они опасаются, что инфекция распространяется быстрыми темпами через трудовых мигрантов. «Это действительно серьезная проблема в Кыргызстане», - говорит и.о. директора центра Назарбек Мухамеджанов.

На взгляд специалистов в области здравоохранения, если бы АРВП были бы шире распространены и более доступны, в пребывании в хосписе было бы меньше нужды. Но люди не получают лечения, которое им требуется. По словам Назарбека Мухамеджанова, с 1996 года Республиканский центр «СПИД» предоставил лечение АРВП в общей сложности 874 больным. Западные доноры сомневаются в эффективности программы. Как рассказал один пациент, ему пришлось прервать лечение во время отбывания последнего тюремного наказания сроком в один год, хотя предполагается, что центр обязан обеспечивать препаратами и в местах лишения свободы. Сейчас он освободился и вот уже несколько месяцев ожидает возможности возобновить терапию.

Должностные лица и некоторые местные общественные организации винят Глобальный фонд за недостаточно эффективное выделение средств. Фонд, потративший с 2003 года более $22 миллионов на программы борьбы с ВИЧ в Кыргызстане, в 2011-м прекратил выделять средства напрямую государству после того как выяснилось, что миллионы долларов использованы не по назначению. Спор на эту тему продолжается, а люди, такие как Виталий, пока продолжают болеть и умирать, брошенные на произвол судьбы.

http://russian.eurasianet.org/node/59620

Бизнес