14:41
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Кыргызстан после Кой-Таша. Когда эйфория проходит, а проблемы остаются

Фото из интернета. Резиденция Алмазбека Атамбаева в Кой-Таше

«Белый дом» слишком долго думал, что делать с Алмазбеком Атамбаевым после того, как он открыто обозначил свою «боевую», как теперь очевидно, не только в переносном смысле, позицию.

Почти полтора года страна жила в ожидании развязки личного конфликта между бывшим и действующим президентами.

Затягивание решения проблемы накладывалось на пассивность власти, что позволило Алмазбеку Атамбаеву укрепиться и обрасти новыми сторонниками взамен отколовшихся. А некоторые кланы и вовсе засомневались в правильности ставки на Жээнбековых.

Момент для набора так недостающих Сооронбаю Жээнбекову политических очков, когда снятие неприкосновенности с бывшего президента и его задержание поддержало бы подавляющее большинство, упустили. Чиновники тянули время, препираясь, кто будет расследовать дела в отношении Атамбаева, кто его будет задерживать и как. В итоге у бывшего президента было не только время подготовиться к встрече непрошеных гостей, но и найти тех, кто будет сливать ему информацию.

С кредитом доверия к стагнации

Формально «Белый дом» победил. Главный оппонент устранен, и, судя по последней пресс-конференции силовиков, в ближайшее время Алмазбек Атамбаев вряд ли выйдет на свободу.

Однако ощущения эйфории в обществе нет. Впрочем, это вовсе не означает, что у Атамбаева есть армия сторонников. Ее тоже нет, и уже очень давно.

Стремительно падает рейтинг и Сооронбая Жээнбекова. Кредит доверия после президентских выборов он получил автоматически. Не за собственные политические заслуги или как харизматичный лидер, а скорее как противоположность Атамбаеву, от которого все устали.

Тем не менее политическая элита, гражданский сектор, журналисты демонстрировали лояльность и поддержку новому президенту и готовы были помогать. И в начале президентского пути Сооронбай Жээнбеков своими действиями вдохновлял общественность. Встречи новоиспеченного главы государства в резиденции с бывшими спикерами и премьерами, лидерами неправительственных организаций, руководителями ведущих СМИ абсолютно ложились на образ лидера, желающего объединить общество, жестко разделенное пропагандой атамбаевского режима на «своих» и «чужих».

Но потом начался период политической стагнации. И, как всегда бывает, пустоты стали заполнять критикой. Тем более на фоне инертного «Белого дома» Алмазбек Атамбаев времени не терял и «поливал» бывшего друга Сооронбая Жээнбекова регулярно. Чем дальше, чем беспощаднее...

Молчание не всегда золото

На днях российское издание «Медуза» опубликовало текст под заголовком «Кремль не общался с журналистами почти месяц».

Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков был в отпуске, поэтому не проводили ежедневные пресс-коллы с представителями СМИ.

из интернета
Фото из интернета. Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков

Наш седьмой этаж не общается с журналистами месяцами. Точнее, один раз в год — на итоговой пресс-конференции в декабре.

Нет ни пресс-коллов, ни брифингов, ни формальных и неформальных встреч, встреч без галстуков с представителями СМИ и президентским офисом.

В большинстве демократичных и продвинутых стран связь журналистов с властями, чтобы из первых уст понимать, куда движется страна, это норма. Наш «Белый дом» наглухо закрыт для прессы. 

Нам посылают невнятные сигналы через чиновников среднего звена, которые выдают дежурные штампы, не более.

Нет даже сформированного, так называемого президентского пула. Не организовывает аппарат Сооронбая Жээнбекова его интервью ни местным, ни российским, ни западным журналистам. А ведь это логично накануне зарубежных визитов президента или визитов его коллег к нам использовать формат интервью для популяризации Кыргызстана и лично главы государства.

Не слышно и не видно премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева. За год и почти четыре месяца нахождения на посту главы исполнительной власти он не провел ни одной пресс-конференции.

В журналистской среде о его упорном нежелании общаться с прессой рассказывают анекдоты. Это можно было бы хоть как-то понять, если бы премьер игнорировал СМИ, но охотно общался с народом. Однако и этого нет. Как нет и оперативной реакции на события, происходящие в стране. Хотя премьер-министр обязан быть мобильным и открытым. 

Власть — это действие. Люди хотят видеть и слышать власть, понимать, какие цели она ставит, иначе начинают возникать сомнения в ее надежности и даже легитимности.

А это чревато, тем более в нашем беспокойном кыргызском сообществе.

Хотим или нет, но он есть — регионализм

Проблема регионализма всегда была у нас темой, о которой открыто говорить не принято, но которая всегда была определяющей в реальной политике.

В более-менее спокойные периоды региональный фактор в «спящем» состоянии. Но как только появляются элементы кризиса, общество немедленно начинает неосознанно делиться на южан и северян. А порой отдельные политики намеренно разыгрывают эту карту.

Ситуация с Алмазбеком Атамбаевым плюс его бесконечные выступления с намеками на «межрегионалку» сделали свое дело. Политического кризиса у нас пока нет, но региональный фактор снова стал обсуждаемой темой.

Алмазбек Атамбаев не был абсолютно признанным лидером для северян, но он был. Поэтому то, что произошло с ним, многие условные северяне рассматривают как победу южных кланов и их усиление.

Тем более ярких представителей севера в окружении Сооронбая Жээнбекова практически нет. 

Безусловно, региональный фактор власть соблюдает. Формально. Спикер Жогорку Кенеша, премьер-министр — представители севера. Но авторитетными политическими лидерами они однозначно не являются.

А те, кто есть, как, например, заместитель секретаря Совета безопасности Омурбек Суваналиев, представитель фракции «Бир Бол» Мыктыбек Абдылдаев или бывший премьер Темир Сариев — люди с безусловной харизмой, но находящиеся в тени. Их не пускают в ближний круг, их не зовут, чтобы посоветоваться, не привлекают в свою команду, не доверяют место рядом. Более яркие персоны и лидеры по своей натуре не нужны тихому и спокойному Сооронбаю Жээнбекову. На фоне инфантильного Мухаммедкалыя Абылгазиева и спикера, не блещущего талантами, президент однозначно выглядит более привлекательно.

Что нам ждать осенью

После развязки ситуации с Атамбаевым в целом страна выдохнула. И, наверное, подумала, что действительно две головы в одном казане не варятся.

Реакция общества на мятеж в Кой-Таше и ожидание возможных беспорядков в Бишкеке показали, что повторения сценариев 2005 и 2010 годов подавляющее большинство не хочет. Не потому, что поддерживает действующую власть, а потому что не верит, что переворот может что-то изменить к лучшему.

Кроме того, кой-ташские события на время выпустили протестный пар. Так что до парламентских выборов 2020 года «Белый дом» может «спать» спокойно. Правда, это спокойствие будет весьма относительным.

Сооронбаю Жээнбекову надо начинать думать о своем постпрезидентском будущем.

Поэтому ему придется принимать кадровые решения уже сейчас, если он не хочет оставшиеся четыре года заниматься постоянным «тушением пожаров» в ручном режиме.

Главный пункт политической повестки на ближайшее время, по мнению политологов, — это смена правительства.

Мухаммедкалый Абылгазиев и его кабинет временной лимит на то, чтобы хоть как-то себя проявить, давно исчерпал. По-хорошему, премьер-министра надо было отправить в отставку еще после провала визита президента России Владимира Путина в Кыргызстан в марте. Именно на нашем правительстве лежала содержательная часть с кыргызской стороны. Российский президент приехал в Бишкек с десантом бизнесменов, а нам просто нечего было им предложить. Пришлось ограничиться рамочными соглашениями, а Владимир Путин сократил свое пребывание в Кыргызстане.

Далее последовал «бажагейт». Но и тут пронесло. Видимо, почувствовав, что тучи вновь начали сгущаться, правительство объявило о повышении зарплат учителям и пенсий осенью. Но не ясны финансовые источники для такого шага при дефиците бюджета и недоборе налогов.

Еще одной причиной для смены правительства является острая необходимость обновления властного политического ландшафта.

Видимо, для этого разрешили вернуться в страну Омурбеку Бабанову. Со стороны власти это своевременно. Но премьер-министром он не будет.

24.kg
Фото 24.kg. Омурбек Бабанов вернулся в Бишкек

Омурбек Бабанов с его мышлением бизнесмена — политик-прагматик. Ему рациональнее начать подготовку к парламентским выборам и уже из Жогорку Кенеша планировать дальнейшие карьерные шаги.

В качестве потенциального премьера источники чаще всего называют Каната Исаева. Инсайдеры утверждают, что под его кандидатуру российская сторона готова выделить республике дополнительные средства для покрытия дефицита бюджета. Со стороны седьмого этажа выбор Каната Исаева тоже выглядит вполне логичным, как своеобразная плата за его активную роль в процессе лишения неприкосновенности Атамбаева. Впрочем, не исключены и другие кандидатуры из числа представителей северных кланов. 

Добавит турбулентности политической осени и вступление Кыргызстана в первую предвыборную фазу перед 2020 годом.

Пока на горизонте новых игроков не видно, и времени, чтобы появиться, у них все меньше. Старые партийные структуры активизируются в борьбе за избирателя и ресурсы, а это всегда, в том числе и конфликтные, конфигурации и ситуации.

Интерес к Алмазбеку Атамбаеву и членам его команды будет снижаться. Появятся другие, более волнующие общество новости, чем судьба бывшего президента. Хотя оставшиеся на свободе атамбаевские сторонники и будут пытаться поддерживать эмоциональный градус вокруг дела своего шефа, особенно в социальных сетях.

Популярные новости
Бизнес