22:05
USD 84.80
EUR 99.50
RUB 1.16

Экс-пиарщик СДПК рассказал, чем занимался в партии и почему уехал из страны

Фото из личного архива. Алексей Василивецкий

Появившиеся в социальных сетях данные о тратах в предвыборном штабе СДПК по-прежнему обсуждаются широкой общественностью. Экс-президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев реальность документа подтвердил, как и огромные цифры, указанные в нем.

После того как черная касса партии была обнародована, республику покинули бухгалтер партии Нуржан Сатыгул кызы и ее сын, в период президентских выборов работавший в ЦИК.

Затем страну покинул Алексей Василивецкий. Сам он представлялся журналистом, но общеизвестно, что он вплотную работал с СДПК начиная с 2010 года, когда власть в КР поменялась.

Перед тем как уехать, пиарщик социал-демократов распространил видео, в котором рассказал, что обманул журналистов, опровергнув свою работу на СДПК. Впрочем, из видеообращения мало что остается понятным.

Сегодня Алексей Василивецкий согласился ответить на вопросы 24.kg.

— Алексей, в Кыргызстане вы жили и работали с 2010 года. Кто вас пригласил, зачем и почему?

— Впервые после долгого перерыва (я неоднократно приезжал в Кыргызстан в 90-е годы) я попал сюда в 2010-м летом. Меня пригласили для участия в кампании по выборам в Жогорку Кенеш поработать на СДПК в качестве консультанта. Затем в том же качестве в 2011 году я работал на президентских выборах в предвыборном штабе Алмазбека Атамбаева.

— Кем вы работали в СДПК?

— Я не работал в СДПК, в партийном аппарате. Хотя ряд проектов осуществлял совместно с членами политической организации, а некоторые, вообще, с людьми и организациями, не имеющими отношения к политике.

Занимался разными проектами, например, помогал создавать и развивать благотворительный фонд «Ашар — Общее дело», в качестве независимого эксперта писал книгу об апрельских событиях, собирал материалы для опубликованной книги по истории партии СДПК...

Алексей Василивецкий
В текущей работе СДПК между выборами я никак не участвовал. Я работал с СДПК на выборах в 2010 и 2015 годах.

— В своем видеообращении вы фактически подтвердили, что в СДПК была черная предвыборная касса. Когда вы работали на Атамбаева, такой кассы не было?

— Коллеги, не надо передергивать. Я подтвердил, что черная касса была не в СДПК, а в предвыборном штабе Сооронбая Жээнбекова. По закону ответственность за финансирование кампании несут два человека — кандидат и его уполномоченный по финансам.

О том, какие кассы были на выборах Атамбаева, достоверной информацией не владею.

— Вы знаете внутреннюю кухню СДПК. По вашему мнению, что же все-таки произошло между двумя друзьями Атамбаевым и Жээнбековым?

— Я им свечку не держал, пусть они комментируют сами, о чем договаривались предварительно и кто кого обманул, если обманул.

Но я могу сказать одно: арест по надуманным обвинениям Сапара Исакова и Кубанычбека Кулматова — это шаг с точки зрения морали совершенно недопустимый, чего бы политик от их шефа ни опасался. И совершенно несоразмерный мнимой «угрозе».

Алексей Василивецкий
— Согласно опубликованной черной кассе предвыборного штаба, вам в общей сложности заплатили более полумиллиона долларов, вы же признались в получении только $170 тысяч. Остальные деньги направлены на какие-то мероприятия или их не было вообще?

— Опять налицо передергивание. Я не знаю, может, мы говорим о каких-то разных документах — в интернете часто распространяют фейки. Я говорю о том, который опубликовал Нурбек Токтакунов на своей странице в Facebook.

Я никому «не признавался», что получал $170 тысяч, это просто неправда. Вы это написали, даже не связавшись предварительно со мной.

Тем более ни о каких 500 тысячах речи быть не может. По тому, что опубликовано было у Токтакунова, на фамилию Василивецкий там было записано порядка 1,3 миллиона сомов. Вот это реальная цифра. Однако там еще идет пометка «Семантик форс» — это компьютерная программа по мониторингу интернета, которой штаб пользовался, а оплачивалась она через меня. На что из указанной суммы ушло примерно $6 тысяч.

Были и некоторые другие технические траты. Моих лично денег там было около $13 тысяч за кампанию за полгода.

Алексей Василивецкий
Я догадываюсь, откуда пошла путаница. Там есть такая запись — «Смета АВ». Это было финансирование различных проектов и людей, с некоторыми я косвенно пересекался, но это ни в коем случае не был мой доход. И не на меня эти средства выписывали. Так же как, например, пометка «Группа Стамалиевой» не означает, что это был ее личный доход.

— Как долго вы работали с Сооронбаем Жээнбековым? Какие вопросы входили в ваше кураторство? Какие консультации были необходимы Сооронбаю Жээнбекову?

— Никакого кураторства не было, я с марта 2017 года встречался с ним лично и рассказывал, какие события могли бы стать для него хорошими информационными поводами и что для этого нужно.

У него провально работала пресс-служба, и рейтинг был поэтому чрезвычайно низкий. Впоследствии мы меньше встречались лично, он много ездил по стране.

Алексей Василивецкий
Но я принимал участие в обсуждении будущей программы кандидата, его слоганов, ключевых месседжей и так далее.

— Какие советы вы давали нынешнему президенту во время его премьерства?

— Ну вот одну рекомендацию я озвучил. Речь шла об интернетизации 700 школ. Все было подготовлено, тендеры проведены, но уперся Госкомсвязи. Мол, будет договор по Digital CASA, мы все сделаем когда-нибудь более качественно на эти деньги. В результате договор не ратифицирован до сих пор, и непонятно вообще, будет ли ратифицирован (вполне вероятно, что нет).

А я тогда предлагал подключить школы к интернету прямо сейчас и использовать как инфоповод для освещения работы правительства. Что и было сделано, возможно, с учетом моих рекомендаций тоже. Какие-то мои рекомендации принимались, какие-то отвергались.

— Принимал ли участие в агитационной или предвыборной деятельности Алмазбек Атамбаев? Какую роль он играл в предвыборной кампании?

Прямой роли не играл, в штабе не бывал. Косвенно, конечно, помогал Жээнбекову своими выступлениями. А главное, что сыграло роль, — Жээнбекова многие избиратели рассматривали как преемника Атамбаева, продолжателя его курса.

Алексей Василивецкий
— Кроме того, тиражировалась идея своего рода тандема — сам Сооронбай Жээнбеков — человек уже не молодой, но у него будет молодой и активный премьер Сапар Исаков. Это тоже было косвенным влиянием, но серьезно ему помогло. Жаль, он об этом мгновенно забыл.

— Достоверен ли документ (черная касса) с предвыборными расходами штаба СДПК, который недавно появился в Сети?

— Еще раз подчеркну — кандидата Жээнбекова, а не СДПК. В той части, где стоит моя фамилия, — достоверен. Остальное надо изучать.

— Действительно ли Икрамжан Илмиянов, который сегодня подозревается в мошенничестве, обеспечивал предвыборный штаб неучтенными деньгами?

— В документе Токтакунова сказано, что Илмиянов как раз был передаточным звеном — деньги доставал откуда-то Жээнбеков. Приносил ли Илмиянов в кассу штаба что-либо, судить не берусь, не имею достоверной информации.

— В свое время вы также консультировали мэра столицы Албека Ибраимова, экс-президента Алмазбека Атамбаева... Получается, вы работали с ключевыми людьми в политике Кыргызстана и Бишкека. Как человеку извне это удалось?

— Ну это, наверное, от человека зависит. Оценили, видимо, мои способности и опыт.

— Кого из политиков вы еще консультировали в Кыргызстане?

— Я всегда консультировал, если кто-то ко мне обращался, политиков одного лагеря. У меня нет такого, чтобы сегодня работаю с одними, а завтра с конкурентами. Я лучше просто ни с кем работать не буду. Подробнее сейчас говорить не хотел бы.

— Как вы сами оцениваете свою консультационную работу? Что можно считать достижением, а что провалом?

Ну вот я участвовал в двух президентских кампаниях, оба кандидата в первом туре стали президентами — это достижение или нет? Не скажу, что мой вклад был решающим, но и часть моей работы тоже была. Каких-то провалов особых не помню.

Алексей Василивецкий

— Почему вы покинули республику? Вам кто-то угрожал?

— Я стал замечать за собой слежку, в интернете стали появляться бредовые публикации против меня (что я чуть ли не Джеруй кому-то продал и часовню разрушил и вообще...). Через общих знакомых передавали «предостережения», будто ГКНБ планирует мне наркотики подбросить и так далее. Я решил не ждать, чем это закончится, учитывая, что сейчас в Кыргызстане правоохранительные органы, к сожалению, соблюдение процессуальных норм заботит не слишком.

Популярные новости
Бизнес