08:06
USD 79.04
EUR 93.73
RUB 1.05

Василий Пономарев. Как делали снаряды для «Катюши»

В годы Великой Отечественной войны даже в глубоком тылу люди трудились с полной самоотдачей, чтобы обеспечить армию орудиями и боеприпасами. И хотя военные заводы входили в особо охраняемые зоны, все же и там было неспокойно.

В секундах от смерти

Василию Пономареву из села Маловодного сегодня 91 год. В ряды Советской Армии его призвали в 18 лет, но воевать с оружием в руках ему не пришлось. Молодому пареньку очень хотелось попасть на передовую, и он даже писал об этом рапорт руководству. Однако на построении дивизии капитан Прохоров, приказав ему выйти из строя, строго, но по-отечески, сделал выговор: «Там и без вас «мяса» хватает! Вы солдат, и несете службу здесь». Как раз в эти дни в ожесточенных боях освобождали Сталинград. Это была самая кровопролитная операция – суммарные потери составили около двух миллионов человек…

Но обо всем по порядку. Василия Ивановича направили на учебу в Москву, на Красную Пресню, во Второе Гвардейское минометное училище. Однако после учебы перебрасывать на фронт не стали – не хватало орудий. Около трех месяцев провели в ожидании, правда, без дела не сидели: служивые ходили в наряд, дежурили на кухне.

Затем дивизион направили на электрометаллургический завод «Электросталь», в одноименный город в 50 км от Москвы. В годы Великой Отечественной войны предприятия города производили для фронта боеприпасы и снаряды для «Катюш». За это время было изготовлено 240 миллионов снарядов, мин и бомб.

По воспоминаниям Василия Пономарева, работу завода дважды пытались сорвать. В первый раз - когда 50-килограммовые бомбы выкладывали в ящики, маркировали и грузили в вагоны. Как только вторая смена приступила к работе, прогремел взрыв. Оказалось, что вражеский снаряд попал в вагон, куда грузили бомбы. От ближайшего здания только куча кирпича осталась.

- Второй раз взорвался склад, где хранилась взрывчатка. Столб воздуха на несколько километров поднялся, - рассказывает Василий Иванович. - Другие солдаты говорили после, что на месте взрыва образовалась глубочайшая воронка шириной примерно в 150 метров, и в этот резервуар сразу просочилась вода. А я в это время закончил задание, зашел в раздевалку за шинелью. Рядом из женской раздевалки послышались крики: «Пожар! Горит, горит!» Только выбежал на улицу, на ступеньки ступил и свалился наземь, в это время и прогремел взрыв. Была громоздкая толстая дверь - от нее только щепки остались. Стена здания упала, шинель у меня порвалась, все побежали к проходной. Кто покрепче был, на соседнюю дорогу кинулись. Мы, хоть и были в центре взрыва, все целы остались, только парню, дежурному на кухне, не повезло – лишился глаза. В соседнем же поселке оказалось много раненых – забинтованные ходили с ног до головы – побило, поразило воздушной волной. Тогда из Москвы 40 пожарных машин отправили, чтобы потушить огонь.

Служба в Брянске

Когда Сталинград был освобожден, дивизион разбили надвое. Это было в 43-м году. Солдат перебросили в Брянск, в поселок Сельцо. И там они продолжали делать снаряды для «Катюш», для зенитной самоходки М-19, снаряды М-31 весом 52 килограмма. Хорошо помнит наш собеседник и директора завода Вано Мейпариани – умного наставника и хорошего организатора.

Из истории: «После освобождения Брянщины 7 октября 1943 года знаменитый Герой Соцтруда Вано Мейпариани назначается директором химического завода в поселок Сельцо Брянской области. Под его руководством началось восстановление завода, и в 1944 году он стал одним из главных по производству боеприпасов и реактивных снарядов, в том числе и залпового огня для «Катюши».

Василий Иванович на заводе трудился до конца войны – почти три года. Нелегко было. Служба есть служба. На работу строем, с работы строем. Было в части 120 солдат, выходили в две смены, работали по 12 часов.

- Жили в помещениях, которые вовсе не отапливались. А за окном мороз минус двадцать. Пока другие на заводе, брали несколько одеял. Поспим так четыре часа. Только согреешься, и снова нужно идти на работу. В военной части завтракали и ужинали, один раз кормили на заводе. Питание было слабое, несколько солдат умерли от слабости. Мне пришлось копать могилы для двоих из них. Боялся, что для себя копаю, – немцы в это время делали очередной налет.

Вообще, опасных для жизни моментов было много. Не мудрено, что завод был объектом постоянных нападок со стороны фашистов. Поэтому со всех сторон он был окружен оборонительными пушками, к заводу врагов близко не подпускали. Но атаковали с воздуха частенько. Пули и осколки сыпались с неба, как дождь.

- Однажды прямо возле меня упал осколок. Я-то, мальчишка, интересно было потрогать – а он раскаленный, как будто с печи, и острый, как бритва, - помнит многие детали наш герой. - Сила снаряда очень большая, если разорвется, то в 40 метрах от места взрыва уцелеть человеку невозможно…

Производство и самих снарядов вредное для здоровья. Вещества в составе взрывчатки токсичные, вентиляция была слабая, однажды и у Василия Ивановича случилось отравление:

- Чувствую, голова идет кругом, потерял сознание. Когда немного пришел в себя, вскарабкался на земляной вал – его специально сооружали, чтобы защитить завод от взрывов. А там ветерок хоть немного продувает. Подышал свежим воздухом, так и спасся…

Утро победы наступило, когда кто-то в военной части начал будить всех солдат: «Подъем! Война кончилась!».

- Были среди нас сержанты постарше. Один из них сделал самодельное радио. Вот он-то первый и узнал о долгожданной победе, - вспоминает Василий Иванович.

По кирпичику

Со своей супругой он познакомился в Брянске. Варвара Николаевна Жукова тоже работала на заводе. Привез ее в Киргизию. Вместе прожили здесь 62 года, у них родилось четверо детей.

- После войны тяжело было очень, - рассказывает собеседник. – Здесь, в Маловодном, мой отец и братишка столько перенесли труда, но домом своим так и не обзавелись. То в бане переночуем, то в сарае – так и жили. Поначалу с женой работали на рядовых работах. Потом попали в полеводческую бригаду – выращивали свеклу, люцерну, зерновые. Даже отцу, хоть ему было 70 с лишним лет, приходилось идти на сверхурочную работу. За свое трудолюбие он получил награду «Отличник труда». Мне жалко было отца, и брата хотелось поставить на ноги. Очень слабо жили – кило муки стоило 75 рублей. Спасались кукурузой. Пожарим ее, на ручной дробилке измельчим, в воду ложку сахару, - вот и вся еда. Первую зиму перезимовали еле как. Потом стали потихоньку кирпичи из глины делать, жена тоже помогала. Но трудовая дисциплина была строгая, бригадир заставил и ее идти на работу. Вот отец сам и слепил две-три комнаты нашего дома, пока мы на полях трудились. А после обзавелись небольшим хозяйством, переехали в другой дом…

Сегодня же у сына Василия Ивановича добротный дом, большое хозяйство, он успешный фермер. Жаль только, что зрение у ветерана потеряно, и он не может полюбоваться на нынешнее мирное и благополучное время.

Бизнес