11:07
+27
USD 68.71
EUR 80.62
RUB 1.16
Репортажи

Пастбища vs кладбища. Скотский вандализм

О том, что память усопших оскверняется скотом, местный житель села Сокулук Сергей Романенко сообщил ИА «24.kg», буквально крича в телефонную трубку.

«Местная администрация утверждает, что скот на кладбище не пасется? Сергей Васильевич обманывает? А вы приезжайте, и сами все увидите», — заявил он.

И я поехала…

Ранее, после публикации первой информации, пресс-служба Сокулукского айыл окмоту отреагировала моментально.

Скот на кладбище в Сокулуке не пасется, территория охраняется сторожем.

Пресс-служба айыл окмоту

Сергей Романенко недоумевает, как территория православного кладбища в селе Сокулук площадью 2,6 гектара может относиться к землям сельскохозяйственного назначения (пастбище).

«По бумагам числится пастбище, но деньги взимают с граждан как за кладбище. За то, чтобы выкопать яму и захоронить, с городских берут по 15 тысяч, с местных — по 4 тысячи сомов. Еще в 1980-х годах открыли это кладбище… Потом документы теряются, и с 1994 года территория почему-то стала пастбищем. Я задаю вопрос: регистрация в каком году была? Мне отвечают: в 1992-м. Как люди измеряли территорию и как регистрировали? Они крестов не видели? Никто ответа не дает, списывают на ошибку», — рассказывает ИА «24.kg» Сергей Романенко.

По приезду нас встречают смотритель кладбища Люба и… бараны. Двое мальчишек безуспешно пытались собрать отару и выгнать на дорогу.

— Ну что ты, Серега, опять баламутишь людей, что не угомонишься? — кричит Люба.

— Любаша, у тебя бараны по кладбищу ходят, ты не видишь, что ли?

— Ну, ходят, я их что, на руках носить должна? — парирует Люба.

— Ну так, прогоните, почему не гоняете?

— А если пастбище находится за кладбищем, они по небу должны добираться, что ли?

По словам жителей ближайших домов, каждый божий день пастухи гонят скот пастись через кладбище, а многие устраивают привалы, и животные пасутся между могилами.

«Есть и другая дорога на пастбище, но добираться по ней они не хотят. Также есть и земельные наделы, полученные от колхоза, по 5-6 гектаров. Я задаю вопрос им, почему не пасете там? А мне отвечают, что на тех наделах будут пасти осенью, а летом и весной — здесь», — сетует Сергей Васильевич.

Все время, что я находилась там, по погостам тихо-мирно прогуливались коровы, а цветы на свежих могилках объедали бараны. Сидя на одной из оградок, греется на солнце молодой человек.

 — А кто вам право давал фотографировать здесь? Я местный, я сейчас разобью вам камеру! — пригрозил он.

— Вам не стыдно сидеть на оградке и пасти на кладбище скот?

— А где написано, что этого делать нельзя?

И невдомек ему, что есть вещи, которые закладываются с детства, среди них и уважение. То, что ему так же плевать и на живых, он демонстрировал непереводимой игрой слов. Да и взрослые, не гнушаясь матерных слов, грозились переломать ноги и поднять народ, если установят забор и перекроют дорогу на пастбище.

— Ты мне не угрожай, мне терять нечего, я постреляю вас всех. Я охотник хороший, посадят, так посадят, — отвечает ему Романенко.

 — Вам не страшно, ведь и поджечь могут? — спрашиваю у него.

— Я не боюсь никого, я один, и мыслей корыстных, в чем меня обвиняют, нет. Здесь все мои родичи лежат, здесь не только православные, здесь и татары, и корейцы нашли покой, и цвет нации, как их называют, поднимавшие Сокулукский район, — добавляет он.

— Я живу неподалеку, вон мой дом… Это беспредел полный, баранов постоянно выгоняют здесь пастись, а они в оградки лезут. Я и ругался, и дрался с пастухами, объяснял им… Соглашаются, что так нельзя, но снова загоняют пастись. Я же не могу постоянно их караулить», — говорит местный житель по имени Радмир.

Обстановка, мало сказать, напряженная, вот-вот полыхнет: собравшиеся местные жители испепеляют взглядом и кроют матом тех, кто не желает мириться с беспорядком. Кстати, отдельного внимания заслуживает и тошнотворный запах в Сокулуке. Как рассказывают сокулукчане, всему виной отстойник, куда сливаются токсины с одного завода. Дышать таким воздухом невыносимо.

В местной администрации заверили, что сейчас идет процесс трансформации участка, после чего айыл окмоту получит государственный акт на муниципальную собственность. Вопрос трансформации решится в ближайшие два месяца.

«И как только данный участок перейдет на баланс айыл окмоту, ему присвоят статус кладбища. После органы местного самоуправления смогут выделить финансы для его ограждения», — заверяют чиновники.

Хочется напомнить, что никто не вечен. Рано или поздно, как ни ужасно это осознавать, каждый человек попадает в мир иной. Ушедшие, как и живые, заслуживают уважения. И тем, кто посещает последнее пристанище для «общения» с умершими близкими и родными, больно видеть, как оскверняют их память.

ИА «24.kg» будет внимательно следить за ситуацией.

Бизнес