17:58
+13
USD 67.24
EUR 73.35
RUB 1.18
Происшествия

Карабалтинец лишился дома и денег после шести лет судов. Грозит самосожжением

Перед зданием Верховного суда в Бишкеке житель Кара-Балты Сулайман Муратов пригрозил сжечь себя. На отчаянный шаг он решился после оглашения решения, по которому лишился дома, а деньги, которые заплатил за недвижимость, должен искать сам — за границей, где сейчас живет продавец.

Мечта о собственном доме казалась реальной

Все началось в 2011-м. Годами скитаясь по квартирам, Сулайман Муратов сумел накопить немного средств. Когда он увидел объявление, в котором за небольшой саманный дом просили всего $15 тысяч, подумал, что в шаге от мечты. Тогда он еще не подозревал, каким кошмаром обернется для него и всей его семьи, казалось бы, обычная сделка купли-продажи.

Дом принадлежал недавно умершему мужчине, продавала недвижимость его жена Нина Белякова, которая специально для этого приехала из России. По закону совершать сделки с домом можно было только через полгода — после вступления в право наследования.

ИА «24.kg»
Фото ИА «24.kg». Саманный дом по улице Бородачева 66, город Кара-Балта. Апрель 2017 года

Тут в истории появляется некая Наталья Керемецкая — по словам мужчины, подруга Нины Беляковой. Именно она и посоветовала не ждать, а оформить так называемый договор залога, согласно которому Муратов обязуется выкупить дом в рассрочку до 30 сентября 2011 года, а Белякова отдает недвижимость в качестве залога. На том и порешили. Счастливый мужчина, многие годы мечтавший о собственном угле, отдал женщине аванс — $8 тысяч.

Наталья Керемецкая — кстати, юрист Беляковой — свою роль в этой истории отрицает, заявляя, что в составлении договора не участвовала. «Белякова для меня всего лишь клиент, а как она составляла договор — вопросы к ней», — сказала женщина.

Сюрпризы только начинаются

А пока ничего не подозревавший Муратов, оформив договор залога, 26 февраля 2011 года въехал со всей семьей в, как он думал, свой дом. На радостях даже зарезал барашка и потчевал Нину Белякову с дочкой.

Настоящий сюрприз ждал его впереди. Через три месяца, 14 июня, нагрянули с проверкой газовики.

Они обнаружили, что газовый счетчик не проверяли с 1998 года, он был старого образца. Счетчик сняли и выставили Сулайману Муратову счет в 431 тысячу(!) сомов.

Тот связался с Беляковой, которая к тому времени уже вернулась в Россию. По его словам, бывшая хозяйка дома сказала, что знает о неполадках с газом, и пообещала уладить вопрос. Она действительно приехала в Кыргызстан, но не для того чтобы решить проблему. Белякова написала заявление в «Кыргызмунайгаз» и обвинила во всех нарушениях с газом Сулаймана Муратова.

«Белякова пишет заявление в газовое хозяйство, что квартиранты (то есть меня назвала квартирантом), проживающие в доме, пользовались газом, и в ее отсутствие были обнаружены факты вмешательства в счетчик», — рассказал мужчина.

В итоге разбирательства выяснилось, что вины Муратова в нарушениях нет. Нина Белякова, получив еще одно «наследство» в 431 тысячу сомов, не известив мужчину, начала оформлять право наследования.

Узнав об этом (Кара-Балта — маленький город), Муратов написал заявление в районный Госрегистр с просьбой наложить арест на злополучную недвижимость. 15 сентября его просьбу удовлетворили.

Однако Нина Белякова каким-то образом умудрилась договориться с Госрегистром, чтобы справку об отчуждении ей выдали 14 сентября, то есть за день до наложения ареста. При этом за регистрацию права собственности она заплатила только 15-го.

Оформив наследство, Белякова просит Муратова заплатить оставшуюся сумму и заключить наконец договор купли-продажи. И тут мужчина понял, что оказался в патовой ситуации.

Если купить дом, то долг за газ в 431 тысячу сомов могут повесить на него. Если откажется, то аванс в $8 тысяч и недвижимость останется за Беляковой — таков был договор.

Испуганный новый хозяин дома стал требовать вернуть деньги. Белякова, которая вместе с наследством получила и огромный долг за газ, вместо того чтобы возвратить аванс, 21 сентября выдает доверенность юристу Наталье Керемецкой и уезжает в Россию.

Тем временем Муратов подает в суд, чтобы вернуть кровно заработанные.

Начало СУДных лет

Первое заседание Жайылского районного суда прошло 13 октября 2011 года.

Туда в качестве свидетеля пришел некий Фархад Умаров и заявил, что Муратов отдавал Беляковой $8 тысяч не авансом, а в качестве задатка.

Сторона ответчика (Керемецкая) заявила, что согласно договору залога, если покупатель до 30 сентября 2011 года откажется от сделки, то задаток не возвращается, и настаивает, чтобы мужчину выселили.

Но на следующем судебном заседании 25 ноября того же года Наталья Керемецкая уговорила Муратова отказаться от рассмотрения дела в обмен на возвращение аванса. Гарантом выступил сам судья, который уверял, что дом в аресте и его не снимут до получения денег.

Доверчивый водитель маршрутки соглашается и просит суд оставить дело без рассмотрения. «Я верил судам. А судья Самаков через четыре дня, 29 ноября, сделав так, будто я принял участие в суде, вывел дом из ареста», — рассказал мужчина.

Здесь примечателен еще один факт. Наталья Керемецкая обратилась в райсуд Жайылского района, чтобы день «29 ноября», когда суд снял арест с дома, переписали на «25 ноября», сославшись на то, что произошла техническая ошибка и арест был снят именно 25-го.

Однако технической ошибки произойти не могло по одной простой причине. Именно 25-го судья Самаков выступил гарантом, сказав Муратову, что не снимет арест с недвижимости, пока ответчики не вернут ему деньги.

Ничтожный договор

Весьма интересная история выходит и с самим «договором залога», который и стал «яблоком раздора».

Судья Жайылского районного суда Чолпон Асанова в судебном заседании 11 декабря 2014 года признала документ ничтожным, так как он не был зарегистрирован надлежащим образом в госорганах, а Белякова на момент заключения не являлась собственником жилья.

Наталья Керемецкая, по словам Муратова, когда к ней пришли за помощью в составлении подобного договора, указала, что он не будет иметь законную силу, но тем не менее помогла составить документ.

Сам Муратов, считает, что договор залога законный, ведь нигде не прописано, что подобные документы нужно обязательно регистрировать. По его мнению, таким образом его хотят лишить всяческих юридических оснований отстаивать свои имущественные права.

Новый хозяин спорного дома

В свое время уехавшая подальше от проблем, неожиданно приезжает из России Нина Белякова и продает дом Фархаду Умарову, который выступал на суде свидетелем в ее пользу.

ИА «24.kg»
Фото ИА «24.kg». Решение суда от 11 декабря 2014 года, где сделка между Беляковой Н. и Умаровым Ф. признана состоявшейся

В самой купле-продаже очень много темных пятен. Во-первых, до сих пор не найден журнал регистрации частного нотариуса Юлии Ли, которая оформляла сделку. По этому факту Минюст обратился в Генеральную прокуратуру. Итогов расследования, по словам Сулаймана Муратова, нет до сих пор.

Во-вторых, в справке Госрегистра Жайылского района от 24 марта 2015 года владельцем дома числится Нина Ивановна Белякова. Но если дом не был переписан на имя Умарова, потому что был в аресте, сделка купли-продажи незаконна?

И еще одна странная, по мнению Муратова, вещь. Умаров, купив дом 6 декабря 2011 года, целый год молчал и только в декабре 2012-го обратился в суд как заинтересованное лицо. «Я только через год узнаю, что Белякова продала дом Умарову. Почему он целый год не приходил ко мне?» — задался вопросом Муратов.

Кроме того, с его слов, частный нотариус Юлия Ли не явилась ни на одно судебное заседание, а лишь написала заявление, где подтвердила факт совершения операции с недвижимостью.

ИА «24.kg»
Фото ИА «24.kg». Письмо заместителя директора Госрегистра

«Судья Жайылского районного суда Асанова своим решением от 11 декабря 2014 года признала сделку купли-продажи жилого дома между Беляковой и Умаровым от 6 декабря 2011 года состоявшейся, хотя это было незаконно», — говорит Сулайман Муратов.

По его словам, в решении суда написано, что на том заседании присутствовала представитель Госрегистра Жайылского района Евгения Пальшина, которая дала показания, что на момент купли-продажи недвижимости дом не был в аресте.

«Пальшиной на заседании суда не было, о чем свидетельствует письмо заместителя начальника ГРС Шамканова, где сказано, что она не принимала участия в судебном заседании и, соответственно, не могла давать показания», — говорит Муратов.

«Все суды до 11 декабря 2014 года не признавали факт продажи дома Умарову, а судья Асанова признала договор состоявшимся на основании показаний Пальшиной, хотя ее самой на суде не было, и как можно принимать такие решения?» — не перестает удивляться особенностям отечественного судопроизводства Муратов.

За кровными деньгами в Сибирь?

После шести лет мытарств Сулайман Муратов остался на улице. Верховный суд 29 марта 2017 года принял решение, по которому истец сам должен разыскать Нину Белякову в России и через суд иностранного государства взыскать свои $8 тысяч аванса и 77 тысяч сомов за возведенные им хозпостройки. А еще мужчина должен освободить дом для гражданина Умарова, чтобы он с неполными и спорными документами мог въехать туда.

Популярные новости
Бизнес