03:15
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Эрнест Абдыжапаров: Зрителей загнать на ординарный фильм уже невозможно

Известный кыргызстанский кинорежиссер Эрнест Абдыжапаров снял новый фильм «Кекеч» («Заика»). Он рассказал ИА «24.kg» о новой работе.

- В 1980 году я пережил во сне состояние, которое стало идеей фильма. То есть я все время просыпался и каждый раз видел общежитие, комнату с ребятами и одну и ту же сцену. Когда, наконец, проснулся на самом деле, в седьмой раз, то подумал, что все еще продолжаю спать. Кроме того, в молодости я сильно заикался, и это мешало учиться, общаться с девушками, не говоря об объяснении в любви. Спустя 35 лет я снял фильм, который по жанру можно определить как автобиографическая, романтическая, мистическая, комедийная, музыкальная драма.

- Что помогло вам перестать заикаться?

- А что собой представляет процесс заикания? Если говорить обстоятельно, то можно защитить докторскую диссертацию по психологии. А если в двух словах, то заикание – это дисгармония душевного состояния человека. Это мне наглядно продемонстрировала мой логопед Мая Борубаевна Душембиева, когда мне было 15 лет. Я не излечился от недуга сразу, но понял механизм управления им. Упорные тренировки в течение всей жизни дали результат. В фильме «Кекеч» есть такой эпизод. Брат спрашивает героя: «Когда ты поешь, ты же не заикаешься! Вот и пой!». И действительно, любой заика, когда поет, не заикается. Но заикам не обязательно петь, достаточно ясно сформулировать мысль и начать выражать ее в ритмической последовательности. Сначала будет казаться, что разговариваешь как робот, но дальше надо вкраплять интонации, паузы, и тогда люди будут восторгаться вашей манерой речи.

- Понятно, почему фильм мистический. Это связано с вашими снами?

- Совершенно верно. Дело в том, что заикается не только герой фильма. Заикается сама структура фильма. На этом построена вся драматургия. Герой фильма после неудачной попытки понравиться объекту почитания, просыпается вновь и уже избегает повторения ошибки. Но его поджидает другая неудача, и тогда он опять просыпается, чтобы все-таки достичь цели. Именно такое состояние я пережил в 19-летнем возрасте, и потом, уже в 1994-м, написал сценарий короткометражного фильма, где пьяница в кафе становится свидетелем убийства, потом просыпается и видит те же события, что во сне, но за несколько мгновений до убийства. Зная из сна все наперед, пытается предотвратить трагедию, но его вмешательство влечет еще большие жертвы. Он опять просыпается и вновь пытается изменить ситуацию, но только усугубляет ее. Отчаявшись, в финале он просто пьет водку и отключается. Но я отказался экранизировать эту идею, когда мне дети рассказали в 2004 году сюжет фильма «День сурка». Кто-то в Голливуде пережил идентичное состояние и растиражировал его. Появилось целое направление («Беги, Лола, беги!», «Начало» и другие), построенное на этой идее. Но вот сегодня я возвращаюсь к ней на правах морального правообладателя. В конце концов, ведь это всего лишь прием, благодаря которому удобно водить зрителей по тайным закоулкам своего внутреннего мира.

- Вы помните свою первую любовь?

- Если честно, я исключил из своего лексикона это слово, на каком бы языке оно ни было. Оно настолько истрепано, что утеряло первобытную энергетику. А ее энергетика состоит из чувств и состояния души человека, которое возможно изложить лишь языком поэзии, музыки, живописи, но никак не банальным «Я тебя люблю!» Мы же не говорим о патетической любви к Родине, матери, Богу, а имеем в виду чувства между мужчиной и женщиной? Так вот, в первый раз я испытал это чувство в 9 лет. Она училась в классе на год старше, и для меня видеть ее, думать о ней, ощущать ее присутствие рядом казалось высшим проявлением блаженства. Я был уверен, что когда вырасту, то найду ее и женюсь. Сколько себя помню, всегда мечтал иметь семью, много детей. Потом мы переехали, и я потерял ее. Но всегда помнил и всегда рассказывал о ней друзьям. Моя однокурсница оказалась ее одноклассницей и коварно организовала встречу, не предупредив меня. Пригласила ее к себе в комнату в общежитии и позвала меня на чай. Я пришел, попил чаю, равнодушно спел на гитаре несколько песен и ушел. Я ее не узнал! И мне до сих пор стыдно!

- Ваш фильм о любви?

- Да, конечно! Это сейчас кыргызы стали уподобляться Западу и говорить «Мен сени суйом!» Раньше говорили «Мен сага ашыкмын», что значит «Я переполняюсь тобой» или, как в фильме «Аватар»: «Мен сени жакшы кором» - «Я тебя хорошо вижу!» В картине «Кекеч» ее герои тянутся друг к другу, чувствуют друг друга и испытывают взаимные разочарования, но, в конце концов, соединяются. Но между ними не происходит не то чтобы объяснения в любви, но и диалога. Чувства передаются взглядами актеров, обстоятельствами, музыкой, пластикой фильма. Мы поставили себе задачу не рассказывать о любви, а делиться ею с экрана. Чтобы зрители не просто констатировали факт любви, но почувствовали ее и пережили это состояние. Надеюсь, это получилось.

- Как вы считаете, почему художники, режиссеры вновь и вновь поднимают тему любви? У вас нет ощущения, что о ней уже все сказано?

- Пророк Мухаммед сказал, что у Бога есть 99 имен. Возможно, Любовь и есть одно из них. А раз так, то Любовь и есть сам Создатель всего и вся. И у этой Любви есть как верхний, так и нижние уровни. Нижняя часть, то есть земная любовь, стимулирует брак между мужчиной и женщиной, благодаря чему продолжается род человеческий. А верхняя часть - Божественная Любовь - вдохновляет на высокие произведения искусства. Но граница между ними условна, и многие творческие люди теряют ориентиры. Обладая Божественной Любовью, они легко впадают в разврат. И наоборот. Большая сексуальная энергия сублимируется в творчество. Поэтому любовь, прежде всего, источник вдохновения. Тему любви в творчестве невозможно исчерпать. Но стоит помнить: то, что созидает, и есть любовь, а то, что разрушает, есть страсть. Кстати, почти все любвеобильные поэты умирали рано.

- Расскажите о сроках производства, бюджете фильма.

- От замысла до реализации прошло 35 лет. От сценария до экрана - почти полтора года. Подготовка к съемкам длилась полгода. Надо было написать песни, найти актеров-музыкантов и актрис-танцовщиц, репетировать и записывать музыкальные номера для фонограмм, ставить танцы. Съемки длились около двух месяцев, а монтировали и озвучивали 5 месяцев. По предварительным подсчетам, бюджет составил около $40-50 тысяч. Мы бросили на фильм все имеющиеся ресурсы, чтобы добиться высокого технического качества, нам помогали и занимали деньги друзья, использовали аванс, который должен был пойти на съемки документального фильма к 80-летию политического деятеля Кенеша Кулматова. Но сам Кенеш Кулматович отказался от фильма и разрешил использовать средства на ленту «Кекеч». Замира Молдошева, которая стилизовала фильм и шила костюмы для героев, отказалась от гонорара. Тогда мы включили ее в долю от проката. Когда же все-таки остановились из-за отсутствия средств, пришлось взять кредит в банке.

Подобная картина царит почти во всех съемочных группах от фильма к фильму. Я это говорю тем, кто убежден, что ныне достаточно тяп-ляп снять ленту и заработать хорошие деньги. Уровень зрителей растет с каждым годом, и загнать их на ординарный фильм невозможно. Даже реклама не помогает. Город маленький, и сарафанное радио быстро выносит вердикт. По статистике, только один фильм из пяти себя окупает. Каждый раз надо придумывать что-то новое и необычное, чтобы быть интересным зрителям.

- Поскольку картина музыкальная, расскажите о музыке в ней.

- У фильма крепкая драматургическая основа с элементами триллера. Актерский ансамбль вызывает восхищение. Хочу особо отметить очень красивую и талантливую актрису Рахат Божокоеву. У фильма неординарная визуальная эстетика. Мы с сыном Санжаром сняли уже пятую ленту, и его мастерство оператора растет из фильма в фильм. Но все же на первом плане стоит эмоциональная пластика картины, которая выражается, кроме вышеперечисленного, музыкой, танцами и быстро меняющимися эмоциональными состояниями - от мистики до комедии, от трагедии до мюзикла. Музыку к фильму написал замечательный композитор Мурзали Жеенбаев. Кроме того, в ленте звучат несколько моих песен. Это «Кыз-жигит» в стиле мягкого рока, которая стала официальным саундтреком. «Селкинчек» в фольклорном жанре в авторском исполнении. Настоящий русский романс «Свеча» на слова бывшего министра финансов Таалайбека Койчуманова и «Каралдым» - чисто джазовая композиция, исполненная героем фильма Нураком Омурбековым. В фильме мало диалогов, но даже они сопровождаются русскими субтитрами, чтобы могли смотреть и русскоязычные зрители. Мы долго искали, к какому жанру отнести фильм. Наконец, придумали. Автобиографическая, романтическая, мистическая, комедийная, музыкальная драма. Во всяком случае, для меня этот фильм - эксперимент, которым я доволен. Мы предполагаем успех, а Бог, Аллах, Тенир, Кудай, или Любовь, кому как нравится, им располагает.

Бизнес