19:12
USD 84.80
EUR 99.82
RUB 1.17

Как кыргызка взяла на себя заботу о трудовых мигрантах в Германии

Как уехать легально в Германию, найти работу и получить высшее образование и как привыкнуть к немецкому быту. Об этом лучше всех знает Гульбара Орозова. Она живет здесь уже 20 лет. Из них 15 лет руководила и координировала федеральные и региональные пилотные проекты по интеграции мигрантов.

Сейчас Гульбара возглавляет две компании, одна из них поддерживает мигрантов. Она предлагает услуги в сфере иммиграционного консалтинга и курсов немецкого языка. Компания помогает с устройством на работу в немецких фирмах и организациях, на учебу, также дает советы по запуску легального бизнеса в Германии.

В этом году Гульбара подписала соглашение с КГМА и ассоциацией «Замандаш». Она поможет нашим мигрантам легально трудоустроиться, а студентам — продолжить учебу в Германии.

— Часто ли к вам обращаются соотечественники за помощью с обустройством в Германии? И что они просят?

— В неделю два-три соотечественника обращаются за консультацией по вопросам миграции и поиска работы. Чаще всего это медики, которые хотят работать в Германии. Немало заявок от врачей-кыргызов, работающих сейчас в России.

Из личного архива Гульбары Орозовой
Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С мэром города Билефельда Питом Клаузеном

— А вы сами когда и как уехали в Германию?

— Я приехала сюда в 1998 году по приглашению немецкого профессора Рихарда Гратхоффа для участия в совместном научном проекте в университете Билефельда. До этого я работала в Институте социологии Российской академии наук и участвовала в конгрессах и научных проектах немецкого университета. Потом получила приглашение от профессора и уехала с семьей.

— Значит, были уже трудоустроены... А как прошел период адаптации?

— Я чувствую себя хорошо практически в любом уголке планеты, я человек мира. Поэтому адаптация в Германии тоже прошла спокойно.

Профессор Гратхофф и новые немецкие знакомые очень помогали. Даже соседка по дому пришла с улыбкой, познакомила с дочерью, ровесницей моего сына, повела в группу ползающих лялек. Там я познакомилась с другими молодыми мамами и практически сразу влилась в классические бюргерские будни.

Из личного архива Гульбары Орозовой
Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С коллегами

К тому же у меня была закалка, так как сразу после школы я уехала учиться в Москву. Тогда я сильно тосковала по своей семье. В Москве прожила почти 12 лет.

— После Москвы с акклиматизацией в Германии не было особых проблем?

— Германия оказалась более сырой. Билефельд — рекордсмен по сырости, здесь дождей в год не меньше чем у приморских городов благодаря Тевтобургскому Лесу, который тянет всю влагу из Гольфстрима и Скандинавии к себе. За три первых летних месяца в Германии солнце видели только пару недель. Но бывают и исключения. Например, это лето началось чуть ли не в апреле и длилось до сентября. Жара здесь тяжелая, и переносится она сложнее, чем кыргызстанская. Из-за высокой влажности ощущаешь себя как в сауне.

— Если учитывать «кыргызскую пунктуальность», что изменилось за эти годы в вашем поведении, сознании, понимании, то есть насколько вы стали немкой?

— Я бы не стала обобщать кыргызов. Я выросла в очень пунктуальной и ответственной атмосфере. Моя мама вырастила нас так, что мы умеем организовывать наше время, не опаздываем и приходим вовремя.

Для меня было чудно, когда надо было договориться за неделю, чтобы дети могли вместе поиграть на улице.

Тогда календарь моего ребенка был расписан жестче, чем мой. Но потом у сына появился друг, наполовину венгр, с которым он мог встречаться без предварительных договоренностей.

Своих друзей-немцев я постепенно приучила быть спонтанными: без предупреждения вытаскиваю погулять или приходим в гости.

Из личного архива Гульбары Орозовой
Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С немецким писателем Владимиром Каминером и директором Интернационального кинофестиваля короткометражных фильмов Детмольдом Левентом Арсланом

Еще один интересный момент: если вас пригласили на кофе, то это будет реально кофе, может, еще чай и пара печенек. Ни в коем случае не ждите перегруженного от еды стола. К себе зову всегда на ужин, не на кофе.

Как известно, немецкие семьи общаются не так тесно. Они собираются только на большие праздники, например, на рождественские или пасхальные, а также на дни рождения. Кыргызам это трудно понять.

А вот немцы никогда не поймут, как можно жить несколькими поколениями вместе в одном доме.

Одна моя знакомая немка-домохозяйка в 48 лет развелась с супругом, сказала выросшим дочерям, что с нее хватит, они самостоятельные и она никому помогать не будет. Ее дочь, которая была на последних месяцах беременности, была в шоке. Эта знакомая пошла учиться рисованию, стала жить так, как она мечтала пару десятилетий назад, и была счастлива. В Кыргызстане мало кто бы ее понял.

— Многие наши соотечественники, которые уехали в Германию по разным программам, получают высшее образование. Можете рассказать о стоимости обучения?

— Мой сын тоже студент. Он учится в Боннском университете. В Германии высшее образование в государственных учебных заведениях бесплатное, только в вузах Баден-Вюртемберга платное для иностранных студентов (около 1,5 тысячи евро за семестр). Я же живу в Северном Рейне-Вестфалии, у нас бесплатно.

Из личного архива Гульбары Орозовой
Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. С сыном Улукбеком

К сожалению, многие путают оплату обучения с семестровым взносом. Это около 280-300 евро в семестр, и этот взнос включает полугодовой проезд в городе и окрестностях, где находится вуз, а часто и проезд на региональных поездах. Это большая экономия, так как проездные на месяц по городу стоят больше 60 евро. А одна поездка по окрестностям — около 30 евро. Плюс в этот взнос входит пользование вузовскими столовыми, где цены намного ниже, чем в кафе и ресторанах, библиотекой и спортивной программой.

Поступить можно, если вы окончили немецкий учебный предвузовский колледж или после одного-двух курсов учебы в некоторых кыргызских вузах. Для подачи документов существует специальная единая система uni-asist. До этого надо проверить, кодируется ли ваш вуз в немецкой системе, на сайте anabin.

— Наши соотечественники, окончившие немецкие вузы, могут потом найти работу по специальности в Германии?

— Наши соотечественники находят работу в Германии, даже с кыргызским и другим образованием, главное, чтобы ваш диплом приняли и вы были хорошим специалистом.

Я работала в вузовской системе, НКО, частных фирмах, хотя безработных немецких социологов не счесть.

С немецким дипломом легче трудоустроиться, после окончания вуза дают годовую визу на поиски работы в Германии.

— В каких сферах трудятся кыргызы в Германии? Можно ли гордиться их достижениями?

— Кыргызстанцы трудятся в разных сферах, я знаю лично много хирургов, мои знакомые работали в экономическом и менеджерском направлениях.

Знаю соотечественников-музыкантов, успешных гандболистов. Самый известный кыргыз в Германии — Чингиз Айтматов.

Немцы среднего и старшего возрастов как услышат про Кыргызстан, начинают беседу о «Джамиле» и «Плахе». И я очень горжусь родиной, соотечественниками, Айтматовым и его творчеством. Всегда приятно, когда в повседневном общении немцы, знакомые или встречавшие кыргызов, хорошо отзываются о наших, о Кыргызстане.

— Во что инвестируют кыргызские мигранты в Германии?

— Насколько я знаю, многие покупают недвижимость и автомобили в Германии и Кыргызстане. Я инвестировала в мои фирмы, дополнительное образование и развитие.

— Чего вам не хватает в Германии?

— Мне не хватает родных, высоких гор, вкусных продуктов. Готовлю блюда кыргызской кухни, но вкус не тот, что у нас.

Из личного архива Гульбары Орозовой
Фото Из личного архива Гульбары Орозовой. Во время занятий парусным спортом
Много путешествую, в том числе регулярно бываю в Кыргызстане и купаюсь на Иссык-Куле, гуляю, хожу в походы, воспитываю племянников и всех детей, которых нам отправляют. Вы же знаете, у кыргызов даже некровные близкие друзья как родные. И за это тоже я люблю Кыргызстан.

Популярные новости
Бизнес