13:31
USD 69.33
EUR 79.84
RUB 1.06

Суд Зилалиева. В прениях выступает подсудимый

На судебном заседании по делу экс-главы Фонда по управлению госимуществом Дуйшенбека Зилалиева, сделавшего ложное сообщение о заложенной бомбе, в прениях выступает подсудимый.

«Во-первых, Омуракунова утверждает, что мы специально остановились, чтобы сообщить о заложенной бомбе. Это не соответствует действительности», — начал Дуйшенбек Зилалиев.

По его словам, его водитель остановился на красный свет светофора, что подтверждается показаниями свидетелей и другими материалами дела.

«Если бы у меня был умысел сообщить о готовящемся взрыве, почему я этого не сделал в другом месте следования кортежа, а прямо возле работы? Абсурд! И откуда я мог знать направление кортежа? Сотрудник ГУОБДД майор Кармышев сказал в суде, что это секретная информация», — говорит подсудимый.

Он приводит показания Омуракуновой, в которых говорится, что машина Зилалиева в тот день остановилась возле нее, медленно и полностью опустилось заднее стекло, мужчина медленно и четко сообщил, что сейчас взорвется бомба, затем машина медленно уехала и свернула на улицу Московскую. То есть по направлению к ФУГИ, где он тогда работал.

«Возникает естественное предположение, что я, сообщая о готовящемся взрыве, специально все делал медленно, чтобы потом меня эта девушка опознала и сообщила обо мне? Есть ли в этом здравый смысл? Ведь по статистике ложно о готовящемся взрыве сообщается анонимно в 100 процентах случаев. В истории такого случая, как у меня, не было вообще. Я изучил это», — продолжает экс-глав ФУГИ.

Дуйшенбек Зилалиев утверждает, что, будучи человеком, занимающим политическую должность, имея специальное милицейское образование, опыт работы в правоохранительных органах, осознавая всю полноту ответственности, он мог на заметной машине, не скрывая лица, сообщить о бомбе.

«Тогда создается ощущение, что что-то не так со свидетелем Омуракуновой, которая на первом заседании суда 2 мая заметно нервничала, злилась, когда не могла ответить на вопросы участников процесса, в частности моего защитника. Она либо неправильно услышала мои слова, либо обиделась на мое небольшое замечание», — сказал Дуйшенбек Зилалиев.

Он пояснил суду, что, как человек, имеющий специальное образование, понимает под словом «бомба» ядерную или авиационную бомбу. А в этом случае он бы сказал мина, граната, снаряд или взрывное устройство.

Обвинение гласит: 24 ноября 2017 года Зилалиев продвигался по проспекту Чингиза Айтматова с южной стороны в северном направлении, на пересечении проспекта Манаса и улицы Московской заметил стоявших в оцеплении сотрудников милиции, обеспечивавших общественную безопасность в связи с проводимыми в тот день мероприятиями по вступлению Сооронбая Жээнбекова в должность президента КР.

В момент остановки автомашины на красный сигнал светофора на указанном месте Зилалиев, заведомо зная, что после инаугурации вступивший в должность президент направится по проспекту Манаса к зданию Жогорку Кенеша, из хулиганских побуждений решил сообщить о якобы заложенном взрывном устройстве по маршруту движения президентского кортежа. Зная об отсутствии каких-либо взрывных устройств и компонентов, подозвал к себе курсантку Академии МВД Омуракунову и устно на кыргызском языке сообщил ей о взрывном устройстве, которое будет приведено в действие, словами: «Азыр бомба жарылат» («Сейчас взорвется бомба»).

«Тем самым Зилалиев, предоставив заведомо ложную информацию о заложенном взрывном устройстве, нарушил нормальную жизнедеятельность граждан, работу правоохранительных органов, создав экстремальную ситуацию с приведением в действие соответствующих сил и средств правоохранительных органов, и причинил ущерб государству в размере 5 тысяч 200 сомов», — говорится в обвинительном заключении.

Экс-глава ФУГИ обвиняется по статье 228 части 1 «Заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, срыва общественных мероприятий либо наступления иных тяжких последствий» УК КР.

Популярные новости
Бизнес