03:31
USD 69.40
EUR 81.11
RUB 1.02

Альтернативная дорога Север — Юг. Почему отказались от независимого надзора

Фото ИА «24.kg». Строительство туннеля через перевал Кок-Арт

Скандал вокруг строительства альтернативной дороги Север — Юг не утихает. Детальное изучение проекта показало, что платить за надзор за правильным выполнением работ будет подрядчик, который строит дорогу. Средства почему-то заложены в статье «Непредвиденные расходы».

Кто кому должен платить?

В распоряжении журналистов оказался контракт на осуществление надзора за строительством первой фазы дороги. Речь идет об участках Казарман — Джалал-Абад и Балыкчи — Арал. Контракт заключали три стороны — Министерство транспорта и дорог, Проектно-изыскательский институт «Кыргыздортранспроект» и подрядчик — китайская компания China Road and Bridge Corporation.

Согласно контракту компанию, которая будет осуществлять технический надзор за проектом, выбирают по согласованию с Министерством финансов и подрядчиком.

Общая стоимость надзорных работ определена в $3,5 миллиона. Из этих средств, как планируется, заработную плату будут получать 17 человек, включая международного руководителя проекта и секретаря.

Средства на строительство дороги Кыргызстану выделил Эксимбанк Китая. Общая сумма кредита оценивается почти в $400 миллионов. Подрядчиком выступает тоже китайская компания. Деньги на надзор, согласно контракту, выделяет она же.

Возникает вопрос, насколько независимым может быть надзор, если за него полностью платит китайская сторона.

Проект строительства альтернативной дороги Север — Юг готовил тот самый Кыргыздортранспроект. Распоряжением правительства именно этот институт выступает консультантом при строительстве дороги. Кыргыздортранспроект был консультантом при другом крупном дорожном проекте — строительстве дороги Бишкек — Нарын — Торугарт. Известна организация еще и тем, что с 2010 по 2016 год ее возглавлял нынешний министр транспорта и дорог Жамшитбек Калилов.

China Road and Bridge Corporation — самый крупный подрядчик по строительству дорог в Кыргызстане. Компания выполняет или выполнила работы по 16 проектам более чем на $1,3 миллиарда. В 2016 году она оказалась в центре скандала, когда выяснилось, что в Боомском ущелье при строительстве дороги почему-то не предусмотрели несколько защитных стен. В ущелье несколько раз сходили камнепады, перекрывая дорогу.

Сейчас МЧС вынуждено за бюджетные средства периодически принудительно спускать камни, чтобы избежать возможных происшествий.

Неожиданность как аргумент

Есть в контракте еще один любопытный пункт. Речь идет о статье на финансирование работ по надзору. По сути, контроль за строительством дорог и целевым расходом средств есть всегда. Это стандартная практика. Но почему-то в договоре о строительстве альтернативной дороги Север — Юг нет пункта о выделении средств на инженерный надзор.

Зато в контракте между Минтрансом и China Road есть оговорка: один процент от выделенных средств, а это $3,9 миллиона, пойдет на неожиданные работы.

И в этом тоже нет ничего удивительного. В процессе строительства может возникнуть необходимость в работах, которые не предусмотрены контрактом. Тем более что дорога Север — Юг строится с нуля, практически в чистом поле. Поэтому даже самый детальный проект не может учесть всех нюансов.

Но в итоге деньги из статьи «Неожиданные работы» решили потратить... на надзор за проектом.

Разрешение на такое использование кредитных ресурсов выдавало Министерство финансов. Как минимум странным выглядит факт, когда обязательные работы вдруг финансируются из «неожиданных» статей.

Но выяснить детали сделки тоже крайне сложно. В контракте с Кыргыздортранспроектом есть особые условия. Там четко прописано, что участникам договора запрещено рассказывать о его содержании на протяжении всего срока действия контракта и еще двух лет после этого.

Сплошные плюсы. Версия Минтранса

В Министерстве транспорта и дорог не видят причин для беспокойства. В ведомстве особо отмечают, что привлечение местной компании в качестве консультанта помогает сэкономить средства. Ведь расходы на Кыргыздортранспроект не превысят даже одного процента от стоимости контракта. А вот международный консультант может обойтись бюджету проекта в три раза дороже.

Относительно коррупционной составляющей отмечаем, что все необходимые процедуры проводятся прозрачно и проверяются со стороны Налоговой службы, Счетной палаты и финансовой полиции.

Минтранс
Кроме того, расценки на каждого из специалистов, которые будут задействованы в проекте, указаны с учетом зарплаты, квартальных премий, отпускных, командировочных, уплаты налогов и отчислений в Соцфонд. Консультантам же платят только по факту отработанных часов.

«Консультационные услуги со стороны института предоставляются в сложных географических условиях, так как проект является новым строительством. Специалисты принимают сложные проектные решения на месте», — подчеркнули в Минтрансе.

В пресс-службе особо отметили, что Кыргыздортранспроект основан еще в 1967 году, а потому его нельзя называть детищем нынешнего министра транспорта. На сегодня институт является ведущей в республике консультационной организацией по автомобильным дорогам, автотранспортным предприятиям и аэродромным сооружениям местных воздушных линий. Он входит в ассоциацию консультационных фирм стран СНГ, специализирующихся в области автомобильных дорог.

Почти все автодороги общего пользования Кыргызстана, мосты и путепроводы, аэродромы и аэровокзалы местных воздушных линий, автотранспортные предприятия, автобазы, автовокзалы, авто- и шиноремонтные заводы, автозаправочные станции и все путепроводы через железную дорогу в Бишкеке построены или реконструированы по проектам, выполненным Кыргыздортранспроектом.

На сегодня в Кыргыздортранспроекте работают 176 человек. Из их числа 132 — основные технические специалисты, имеющие квалификационный сертификат на профессиональную деятельность. Работу института государство не финансирует.

«Институт всегда был подведомственной организацией Министерства транспорта и дорог. Сейчас его возглавляет Жаныбек Альязов, который до 2016 года руководил Госдирекцией автодороги Бишкек — Ош. В дорожном хозяйстве этот человек не новичок. Общий стаж его руководящей работы — более 25 лет», — заключили в Минтрансе.

Если все так замечательно, остается непонятным, почему же все-таки средства на оплату услуг Кыргыздортранспроекта выделили из статьи «Неожиданные расходы». Это недочет при составлении контракта или сознательное намерение?

Популярные новости
Бизнес