11:51
USD 79.50
EUR 92.55
RUB 1.01

Корова иностранная, трава наша

В сельских регионах Кыргызстана издавна существует нехватка природных ресурсов – таких, как пастбища, вода, лесные угодья, и это создает напряженность в обществе, поскольку местное население напрямую зависит от этих источников жизнедеятельности. В приграничных зонах ситуация резко усугубляется, и хотя вопрос касается сугубо хозяйственной деятельности – выпаса скота, она может послужить поводом для межгосударственного конфликта. 

По словам жителей южного региона страны, между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном нет межправительственного соглашения о трансграничном выпасе, но скот их граждан пасется на нашей территории. Жители признаются, что это создает им большие сложности: сельчанам и так не хватает земель, а тут еще и соседский скот. «Да и невозможно отличить, где кыргызская корова, а где иностранная, ведь на лбу у них не написано», - сетуют они.

В результате возникают противоречия, которые могут спровоцировать развитие конфликтов и за другие ресурсы.

Одна земля, одна культура

По официальным данным, площадь пастбищ в Кыргызстане составляет 9 миллионов 147 тысяч гектаров. Они являются собственностью государства. Согласно закону, эти земли переданы под управление пастбищных комитетов. Кроме того, из общей площади этих земель около 1 миллиона 150 тысяч гектаров принадлежит лесному хозяйству. И для их использования жители берут пастбищный билет или оформляют договор аренды.  

Как утверждает специалист общественного фонда «CAMP Ала-Тоо» Алия Ибраимова, предпосылками трансграничного конфликта интересов по поводу пастбищных ресурсов, да и многих других, является советское наследие. «Отсутствие четких границ между бывшими республиками СССР и совместная экономика привели к зависимости стран друг от друга. К примеру, кыргызские пилотные айыльные аймаки и граничащий с ними таджикский Овчи-Калачинский джамоат делят один водный бассейн - реку Кожо-Бакырган, что уже обуславливает сильную взаимосвязь сел по водным ресурсам и соответствующей инфраструктуре», - поясняет Алия Ибраимова.

«Испокон веков кыргызы, узбеки, таджики живут бок о бок, дружат между собой, женятся. У нас общая история, культура. Мы очень зависимы друг от друга, практически 30-40 процентов продуктов питания мы завозим из Узбекистана и Таджикистана, а они, в свою очередь, пасут скот на кыргызской территории. Вот так и живем», - говорит председатель пилотного пастбищного комитета айыл окмоту Катран Баткенской области Убайдулла Амиров.

Выгодный клиент

По словам Алии Ибраимовой, споры происходят каждый год и учащаются во время сезона выпаса скота. Основной причиной их являются разногласия приграничных сел по делимитации границ между КР и соседними странами. Однако конфликт протекает в латентной стадии, так как стороны избегают открытых противостояний, которые могут перерасти в межнациональные столкновения, подобные тем, что произошли на юге в 2010 году. «Таджикистан очень дипломатично мотивирует возникновение проблемы неясностью границ. Их население, а именно жители граничащего с Ляйлякским районом Овчи-Калачинского джамоата, в основном занимаются растениеводством и в меньшей степени - животноводством. Большая часть скота содержится на дому в сараях почти весь год, и только летом хозяева пытаются выгулять животных. Вследствие того что у джамоата почти нет пастбищ, чабаны используют различные способы: личные знакомства и неофициальные платежи, пасут скот на территории КР сами или передают его кыргызским гражданам на время сезона или даже на несколько лет. Так как их владельцы платят за уход и содержание скота в четыре раза больше, чем кыргызские, это делает их выгодными клиентами», - поясняет специалист.

Как рассказала ИА «24.kg» начальник управления информационного обеспечения Государственной пограничной службы Гульмира Борубаева, в 2014 году зафиксировано 49 фактов выпаса скота на госгранице. «В этом году уже 7 фактов. В основном это случается на границе КР с Узбекистаном, несколько случаев было с Казахстаном. При этом подобные факты на границе с Узбекистаном в основном происходят на несогласованных участках, то есть там, где не завершены процессы делимитации и демаркации границы. К тому же причиной служит и безответственное отношение владельцев животных к хозяйственной деятельности, которую они ведут вблизи границы. Зачастую эту работу поручают подросткам, не успевающим следить за животными либо плохо знающим, где проходит линия границы. Наличие скота на территории сопредельного государства является нарушением Закона КР «О государственной границе», и каждый подобный факт фиксируется», - отмечает Гульмира Борубаева.

По ее мнению, говорить, что из-за этих случаев возникают пограничные конфликты, не вполне корректно. «У нас налажено активное взаимодействие с пограничниками соседних государств. В случае обнаружения чужого скота гражданами Кыргызстана незамедлительно проводится встреча пограничных представителей сторон, и животные возвращаются хозяевам», - утверждает она.

Затопчут, как танки

Сами местные жители не отрицают подобных фактов. «Иностранные граждане приезжают и регистрируются здесь якобы как пастухи, а про свой скот в случае обнаружения говорят, что он принадлежит гражданам Кыргызстана. Так они могут свободно передвигаться. Мы не знаем, кто именно выдает эти разрешительные документы - возможно, в Погранслужбе или других структурах, где у них есть пособники. Ситуация подобна той, как наши соотечественники работают в России с нелегальными документами», - поясняют они.

Как рассказал ИА «24.kg» председатель пилотного пастбищного комитета айыльного округа Сумбула Баткенской области Дуйшебай Артыков, многие пастбища сейчас деградировали. «Животноводством занимаются непродуктивно и нерационально, то есть количество превалирует над качеством. Вот и топчется скот на одном и том же участке, тем самым уменьшается кормовая продуктивность земель», - говорит он.

Специалисты отмечают, что существует такое понятие, как нагрузка на пастбища - определенное соотношение количества скота к кормовому потенциалу. И каждый ареал пастбищ обладает разным кормовым потенциалом. Иначе говоря, он может прокормить только определенное количество скота без вреда для растительности. Оптимальная норма: на один гектар земли 1 голова крупного рогатого скота или 5 - мелкого. Кроме того, давление копыт на почву больше, чем от колес трактора: 50 голов овец затопчут гектар земли так же, как и три военных танка. И в результате возникает перепас скота - оголение или изреженность растительности на территории пастбищ из-за превышения норматива по количеству животных. Поэтому для соблюдения баланса составляются планы использования пастбищ.

Самим не хватает, но поделимся

Директор департамента пастбищ Министерства сельского хозяйства и мелиорации Абдималик Эгембердиев утверждает, что в целом по республике пастбищ достаточно. «Но есть регионы, где наблюдается их острый недостаток. Это Баткенская область, долинные зоны Ошской, Джалал-Абадской и Чуйской областей», - поясняет он.

Он признается, что действительно есть факты трансграничного выпаса скота иностранными гражданами. «Согласно законодательству, это запрещено, но если Узбекистан и Таджикистан хотят использовать наши пастбища, необходимо подписание межправительственного соглашения. Для решения этого вопроса мы встречались с коллегами из Таджикистана. Вроде согласовали вопрос, но дальше разговора дело не продвигается», - рассказывает он.

Однако возникает вопрос: зачем официально разрешать трансграничный выпас, если в этих регионах существует нехватка пастбищ? Тем не менее местные жители поддерживают эту идею, аргументируя тем, что иностранные граждане платили бы за это деньги, а вырученные средства кыргызстанцы использовали бы для развития инфраструктуры. 

Запрещенная территория

«Со времен СССР вопросами пастбищ мало кто занимался. Вся инфраструктура разрушена, не было мостов, дорог, системы водоснабжения. Только теперь постепенно идут восстановительные процессы», - говорит Дуйшебай Артыков.

Абдималик Эгембердиев отмечает, что из-за нехватки пастбищных земель в некоторых заповедниках местным жителям разрешается использовать не покрытые лесными насаждениями участки для выпаса скота. Однако заместитель директора департамента лесных экосистем и особо охраняемых природных территорий Госагентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства Бактыбек Ырсалиев отрицает подобные факты. «Заповедные участки не даются под пастбища местным жителям, это запрещено законом. Хотя не исключаю, что есть факты нарушения норм, и скот на таких территориях все-таки пасут. Но с подобными случаями мы боремся и наказываем виновных», - утверждает чиновник.  

Для смягчения конфликтов, вызванных незаконным выпасом на чужой территории, эксперты и сами местные жители отмечают, что прежде всего необходимо заинтересованным сторонам договориться между собой и согласовать процедуры, которые позволят разрешить существующие разногласия. «Также требуется более тесное сотрудничество и взаимодействие жайыт-комитетов, лесхозов, местных органов власти и населения, потому что низкая информированность создает препятствия на пути эффективного управления пастбищными ресурсами и их сохранения», - считают они.

И пока этот вопрос не решится, чужой скот так и будет пастись на наших угодьях.

Популярные новости
Бизнес