01:57
USD 69.83
EUR 79.74
RUB 1.06

Как штандарты для «Бессмертного полка» стали швабрами

Фото ИА «24.kg». Несмотря на трудности, до «Бессмертного полка» в Москве добраться удалось

К поездке в Москву я готовилась долго, заранее выкупила билеты, чтобы пройти по Красной площади в «Бессмертном полку». Отдать дань прадедам, которые доблестно сражались за наше будущее. Им не довелось пройти стройными рядами по Первопрестольной, но они заслужили это. Каждый из них. Каждый из тех, кого призвали на фронт, кто пережил блокаду, кто трудился в тылу, кто прошел через ужасы войны.

«Бессмертный полк» дает возможность пройти вместе с теми, кто завоевал Победу. Моя идея привезти прадедов в Москву чуть не оказалась провальной из-за абсурдных правил перевозки ручной клади.

Почти оружие

Я послушный пассажир, соблюдаю все правила и нормы, так как летаю часто. Ни разу ко мне не было претензий. Но в этот раз сотрудникам авиакомпании «Аэрофлот» помешали штандарты.

В аэропорт «Манас» мы с дочерью прибыли за два с половиной часа до вылета. Прошли регистрацию, сдали в багаж два чемодана. Штандарты сразу привлекли внимание: они явно отличались от привычных сумок и чемоданов. Три портрета с древками, упакованные в черный пакет. Девушка на стойке регистрации спросила, что это. Услышав про «Бессмертный полк», безоговорочно пропустила.

Пограничный контроль прошли без проблем. На этапе досмотра начались проблемы. Выяснилось, что авиакомпания запрещает перевозить швабры, рейки и прочую древесину...

На мое возмущение, что это не швабры, попросили обратиться к представителю «Аэрофлота».

Молодой человек любезно согласился помочь и предложил дождаться экипажа. Именно от него зависит, пропустят штандарты или нет. То есть это не общее правило, а решение исключительно экипажа. Как говорится, на кого нарвешься. Мне попались люди, которым чуждо чувство уважения.

Правила диктует экипаж

Перевозчика смущали древки, которые оказались длиннее 55 сантиметров. Никаких исключений. Даже в преддверии Дня Победы.

Я предложила сдать штандарты в багаж, но за это необходимо доплатить 3,5 тысячи сомов, так как доступные места для перевозки багажа наши два чемодана уже заняли. Представитель авиакомпании пояснил, что экипаж мог бы взять штандарты на борт под свою ответственность, но по прилету в Москву опять пришлось бы пройти процедуру измерения ручной клади, и тогда в Бишкек отправили бы жалобу. Рисковать из-за трех портретов ветеранов они не стали.

Надо отдать должное сотрудникам «Манаса». Они недоумевали, чем не понравились штандарты, и даже хотели попросить кого-нибудь из пассажиров, у кого есть свободное багажное место, пристроить туда портреты.

Но времени оставалось совсем мало, объявили посадку. Ничего не оставалось, как подручными средствами — ножом и ножницами — «с мясом» отрывать портреты от реек. Оставить их в аэропорту мне бы не позволила совесть. Нарушать порядок тоже не хотелось. Хотя к единому ответу так и не пришли. Каждый озвучивал свою точку зрения, а не апеллировал к пунктам правил.

Кто-то даже предложил взять «своего деда», а два других портрета оставить. Но если можно взять один штандарт, почему нельзя три?

Больше всего расстроило то, что мы стали забывать, какой ценой достигли победы. Для кого-то пожелтевшие фотографии, размытые, нечеткие — самое дорогое, что осталось. А для кого-то это «швабры», которые нельзя провозить на борту самолета: техника безопасности не позволяет.

К слову отмечу, что в Шереметьеве повторного измерения ручной клади не производили...

Они живы, пока мы помним

Прости нас, дед! Мы страхуемся на мелочах, боимся получить выговор, вылететь с работы, стыдимся помогать. Ты не боялся ничего.

Моего деда по отцовской линии — Спиридона Григорьевича Костенко забрали на фронт в 1942 году. Ему было 44 года. Он служил в 141-й армейской пушечной артиллерийской Новгородской бригаде. Воевал в Латвии, в 1945 году награжден медалью «За боевые заслуги».

7 мая 1945 года. Под артиллерийским обстрелом, рискуя своей жизнью, перетащил находящиеся у орудия боеприпасы в нишу.

Дед по материнской линии Андрей Николаевич Хроколов ушел на фронт в 1943 году. Ему было 32 года. Дошел до Вены.

4 апреля 1945 года. В бою за село Гимберг, несмотря на сильный обстрел противником всех дорог, бесперебойно поставлял мины на огневые позиции, чем обеспечил непрерывное ведение батареями огня.

К 40-й годовщине его наградили орденом Отечественной войны II степени.

Это лишь часть их боевых заслуг.

До Красной площади мы все же добрались. Тысячи людей пришли со своими прадедами. За каждым портретом — жизнь, отдельная история, подвиги. Каждый из них — герой.

Популярные новости
Бизнес