18:50
USD 68.31
EUR 80.19
RUB 1.11

«Муж чуть не убил». Денег на закон о защите от домашнего насилия не хватило

«Меня муж чуть не убил. Я сбежала от него с двумя детьми, боюсь и не знаю, что делать дальше», — рассказала ИА «24.kg» 25-летняя Айсулуу (имя изменено).

Судьба постоянно испытывает молодую женщину, посылая ей трудности одну за другой.

«Я круглая сирота. Мать умерла, когда мне было два годика, а отец — как исполнилось 14 лет, он сидел в инвалидной коляске, — вспоминает она. — После я росла в Токмаке у бабушки с дедушкой, но несколько лет назад и они умерли. Конечно, есть другая родня, но у каждого своя семья, я не прошу у них помощи».

Когда любви не стало

Училась в школе Айсулуу неплохо, после окончания одиннадцати классов смогла поступить на бюджетное обучение в университет.

«Будучи студенткой, случайно возле филармонии познакомилась с парнем. Стали с ним общаться, а потом решили пожениться. Думала, что по любви, но оказалось, что своего будущего мужа я совсем не знала. После свадьбы все стало по-другому, он начал давить на меня, ругать. С работой в Бишкеке у него что-то не заладилось, и мы переехали на его малую родину — в Таласскую область. Учебу к тому времени я окончила и устроилась на работу учителем английского языка в частную школу», — продолжает девушка историю своей жизни.

Сначала все было хорошо, а потом муж начал пить и распускать руки. Я терпела в надежде, что все наладится.

Айсулуу
«Но супруг стал только агрессивнее. Нигде не работал, круг интересов заканчивался на друзьях и выпивке. За пять лет совместной жизни у нас родились две дочери, которых он тоже не любил, срывал на них свою злость: говорил, что всегда хотел сыновей.

Родственники мужа никогда не заступались. Знают, что я одна — без матери и отца, что некому меня защитить... Свекровь злилась, что я отдавала ей не всю свою зарплату, а только часть (остальное тратила на продукты). Она набрала кредитов, но сын рассчитаться с долгами не помогал. А две недели назад муж заставлял взять кредит и меня. В ответ на мой отказ стал душить и чуть не убил. Свекровь вовремя увидела, и он отпустил меня. Страшно подумать, чем бы закончился тот скандал, что стало бы с детьми», — вздыхает Айсулуу.

«Что люди скажут»

«Я написала заявление в милицию, но мой брат велел его забрать, мол, стыдно перед людьми. Пришлось сделать. Из дома я ушла. Муж сначала угрожал, говорил, что найдет, еще что-то сделает, сейчас вроде успокоился. Спасибо очень хорошей знакомой (которая помогала нам с бабушкой с детства), с ее помощью устроилась с детьми в один из кризисных центров.

Здесь дают приют только на три месяца, а потом не знаю, что будет. Очень переживаю по этому поводу. Для начала нужно устроить детей в садик, а потом идти работать репетитором либо учителем. Боюсь, не смогу полностью заработать на квартиру и питание.

В центре также обещают помочь с адвокатом, чтобы добиться от мужа выплаты алиментов на детей, но я даже не надеюсь на это. Муж не работает, а у его родителей кредиты. Поэтому остается надеяться только на себя и добрых людей», — говорит девушка.

Написали, но не доработали

Только за первый квартал 2018 года в Кыргызстане, по данным МВД, зарегистрировано 1 тысяча 720 случаев семейного насилия, в том числе 998 случаев физического и 675 психического.

Несколько лет назад в Кыргызстане разработали новый закон «Об охране и защите от семейного насилия». Приняли его в апреле 2017 года, но отдельные положения вступили в силу с января 2018-го. Однако не все они заработали и сегодня.

«Нормы закона выполняются, органы здравоохранения принимают пострадавших, мы в рамках своей компетенции выявляем на местах семьи в трудной жизненной ситуации. Кризисные центры тоже работают. МВД во всю выдает охранные ордера. Однако работу должен координировать уполномоченный орган, которого на сегодня нет. Его должно было определить правительство. Мы написали, что это должно быть МВД, но пока ответа нет», — рассказали ИА «24.kg» в Министерстве труда и социального развития.

«Проекты нормативных правовых актов разработаны, но еще не согласованы и не отправлены в аппарат правительства для утверждения», — добавили в ведомстве.

Что такое охранный ордер и что он дает

Это документ, предоставляющий государственную защиту пострадавшему от семейного насилия (мужу, жене, ребенку, бабушкам и так далее). Ордер предусматривает запрет на прямые и косвенные контакты с пострадавшим лицом. Выдается он на три дня, но по заявлению пострадавшего может быть продлен на 30 дней.

Куда обращаться с заявлением в случае домашнего насилия? К участковому милиционеру или звонить по номеру 102.

За три месяца 2018 года органы внутренних дел выдали 1 тысячу 669 охранных ордеров. Причем обижают членов семей не только представители сильного пола. Если более 92 процентов ордеров выдано в отношении мужчин, то оставшиеся 7 процентов — в отношении женщин.

Среди регионов лидирует Бишкек, затем следует Чуйская область, далее — Джалал-Абадская, Ошская, Иссык-Кульская, Нарынская. И меньше всего случаев домашнего насилия зафиксировано в Таласской области.

К административной ответственности привлечено более 840 лиц. Возбуждено 52 уголовных дела.

Дешевле предупредить

Перед принятием закона его авторы подсчитывали, сколько средств потребуется на реализацию документа. Общая сумма — 25 миллионов сомов, в том числе 11,4 миллиона — на кризисные центры, 13 миллионов — на работу убежищ и еще 916 тысяч — на коррекционные программы для виновников семейного насилия.

В Минсоцразвития ИА «24.kg» сообщили, что денег в бюджете на эти цели не нашли. Убежища и кризисные центры для пострадавших, соответственно, никто не создавал.

«Но на днях мы объявим конкурс на предоставление комплексной помощи пострадавшим от семейного насилия и на внедрение коррекционной программы примерно на 3,5 миллиона сомов. В государственном соцзаказе смогут участвовать уже действующие кризисные центры», — отметили в ведомстве.

Кстати, прямые затраты государства на один случай убийства в результате семейного насилия превышают 1,5 миллиона сомов, а общие затраты составляют почти 3 миллиона.

Информирован — значит защищен

Глава ОФ «Открытая линия» Мунара Бекназарова говорит о необходимости широкой информационной кампании.

«Одна из проблем — отсутствие информации и понимания, что люди обладают правами. Сказываются также низкий уровень доверия к МВД и пресловутая привычка не выносить сор из избы. Широкое население не знает о новом законе, о том, что такое охранный ордер. Нужно широко, чуть ли не в каждом селе разъяснять нормы документа. Кстати, согласно закону, заявить в милицию теперь может не только жертва домашнего насилия, но и любой человек, ставший свидетелем инцидента», — отмечает она.

Конечно, сложно заставить себя пойти и постучать в двери к соседу. Неизвестно и то, как отреагирует сам пострадавший. Не исключено, что вместо благодарного «спасибо» прозвучат претензии и требования не вмешиваться в чужую семью.

«Вмешиваться нужно. Мы можем отрезвить насильника. Можно хотя бы позвонить в 102», — призывают правозащитники.

Популярные новости
Бизнес