01:30
USD 69.11
EUR 81.33
RUB 1.04

Почему в Кыргызстане не уничтожают приезжего вредителя

Как бороться с белой американской бабочкой — карантинным вредителем плодовых культур из семейства Медведицы, ИА «24.kg» рассказал ученый-энтомолог Дмитрий Милько.

ИА «24.kg»
Фото ИА «24.kg». Ученый-энтомолог Дмитрий Милько

Известно, что попавшая в Кыргызстан в начале двухтысячных гусеница этой бабочки способна повреждать листву и побеги около 630 видов растений.

Страшная находка

В Кыргызстане бабочку впервые обнаружили в 2004 году.

«Пригласили меня на улицу Буденного между Аламединским рынком и БЧК, сказали, что завелась моль на яблоне. Поздно вызвали, я собрал лишь жалкие остатки повреждений, гусениц и мотыльков. Настоящий материал для изучения поступать стал в июне-июле 2005 года, когда вместе с сотрудниками Фитокарантинной лаборатории и Института леса мы обнаружили и исследовали очаги на объездной дороге и около рынка «Дордой»», — рассказывает Дмитрий Милько.

По его словам, подозрение на АББ (американскую белую бабочку) было, но исследование нового представителя фауны и доказывание шло непросто — похожих видов много. «Когда был уже уверен на сто процентов, что это не что иное, как АББ, обратился для пущей убедительности за подтверждением к российскому коллеге», — говорит он.

предоставлено Дмитрием Милько
Фото предоставлено Дмитрием Милько. Так выглядит американская белая бабочка

Ученые и карантинщики забили тревогу. Вредителя нужно было срочно уничтожать.

Но незамедлительной реакции чиновников, к которым обратились с этой проблемой, по словам ученого, не последовало. Упустили время, а на следующий год бабочка размножилась и расширила зону обитания.

Диверсия?

«Сравнивая наших бабочек с экземплярами из калифорнийской, молдавской и краснодарской популяций, я обнаружил четкие различия. Вывод: занос вредителя в Кыргызстан и на юго-восток Казахстана произошел не из западной, а из восточной популяции и Китая», — рассказал энтомолог. По его словам, в Казахстане АББ была обнаружена в 2003 году. Однако изолированные очаги вдоль трассы из Хоргоса в Алматы были оперативно подавлены.

Версию о том, что кто-то специально завез в Кыргызстан белую американскую бабочку с целью нанести урон сельскому хозяйству и экономике страны, Дмитрий Милько опроверг сразу.

Находки очагов АББ в окрестностях американской авиабазы были, конечно же, случайными совпадениями. И расследованные учеными регистрации других вредителей — также.

Искать виновных поздно

«Виновных в инвазии и последующем образовании резервуара АББ в Кыргызстане искать не нужно. Поздно уже», — считает он.

Это, конечно, недосмотр на таможне. В советское время в системе карантина растений у нас было 28 постов, на которых круглосуточно работали по четыре инспектора (смена по 8 часов). Образование у инспекторов фитосанитарного контроля было как минимум сельхозтехникум.

«В настоящее время на четырех постах работают четыре инспектора, зачастую не имеющие соответствующего квалифицированного образования. У них нет доступа на площадку досмотра. Они главным образом занимаются бумажной работой, отчетами, в учреждениях значительная текучесть кадров. Так было и в 2003–2004 году, когда в страну попала АББ», — рассказывает ученый.

По его словам, вредитель активно распространяется транспортными средствами. Родина его — умеренно теплые районы североамериканского континента. В 1945 году он объявился в Японии (но в то время его не смогли идентифицировать), в 1949 — в Югославии, в 1966 — в Молдавии, в 80-х сильно вредил в Закавказье...

И повсюду АББ расселялась вместе с грузами и тарой. Подобным же образом она попала и в Кыргызстан.

«Когда гусеницы АББ уходят на окукливание, они с кроны дерева спускаются на что попало. Гусеница плетет кокон, и уже внутри его превращается в куколку. Кокон прикрепляется довольно быстро и прочно. Он не слетает от сотрясения ветра. Коконы с живыми куколками обоих полов находили на крышах фургонов и тентовых покрытиях грузовиков, во всяких щелях, на таре и даже на колесных дисках автомашин», — поясняет он.

Не случайно первые особи бабочки были обнаружены в районе рынка «Дордой». Вероятно, куколки прибыли туда с какой-нибудь грузовой машиной.

«Нашествие инопланетян»

И гусеницы, и взрослые АББ активны только в ночное время. Именно поэтому Дмитрий Милько считает, что в Кыргызстане для этого вида в целом малопригодные природные условия — низкая влажность и интенсивная солнечная радиация. На всех снимках, где запечатлены гусеницы и бабочки, они сидят на теневой стороне стволов и ветвей деревьев, а значит, избегают прямого попадания солнечных лучей.

Всего за одну ночь гусеницы второго поколения, дружно перелинявшие на старший возраст (обычно у этого вида всего шесть личиночных возрастов), могут объесть значительную часть кроны большого дерева.

«Позвонили мне однажды из 10-го микрорайона и говорят: «У нас ясень стоит под окнами во дворе. Приезжайте немедленно, он вчера был зеленый, а ночью его инопланетяне сожгли». Ясенем в обиходе часто называют клен американский, это излюбленное кормовое растение АББ. В Бишкеке мы регистрировали АББ также на яблоне, сливе, шелковице, карагаче и кампсисе», — говорит Дмитрий Милько.

К счастью, у этого вредителя здесь уже объявились естественные враги. Ученые насчитывают уже 7 видов местных насекомых, которые сдерживают численность АББ.

Однако в природе хищники и паразиты, как правило, не ликвидируют своих жертв полностью.

«В настоящее время область распространения АББ на территории Кыргызстана — от Чалдовара до Быстровки. В течение трех последних лет у меня нет данных о расширении этой зоны обитания, в частности, АББ не проникает выше Байтикской долины. Значит, за этими пределами Чуйской долины ей что-то не нравится», — уверяет ученый.

«В Быстровке, например, я ее нашел еще 8 лет назад, но в Боомском ущелье она до сих пор не появилась. Поэтому за Иссык-Куль я достаточно спокоен. А по горам она туда не пройдет. И про орехоплодовые леса юга Кыргызстана можно пока сказать то же самое — ведь постоянный очаг существует в Коканде с середины 1990-х годов. Однако то, что АББ не вышла за его пределы, не повод ослабить внимательность на постах внутреннего, межобластного карантина», — предупреждает энтомолог.

Методы борьбы

На вопросы, как бороться с этим вредителем, энтомолог ответил, что при обнаружении гнезд вредителя их срезают и уничтожают. В сезон активного питания гусениц проводят химическую обработку дерева и прилегающей к нему территории в радиусе 50 метров. Можно также отлавливать уходящих на окукливание гусениц в ловчие пояса, а самцов приманивать в ловушки с синтетическим феромоном.

В нашей стране службы защиты растений объезжают на машине территорию районов, объявленных распоряжением Минсельхоза зоной обитания АББ (теперь это объект внутреннего карантина), отмечают деревья, на которых замечены гнезда и скопления гусениц, а потом опрыскивают их химикатами.

Однако, по мнению ученого, задержки сигналов о появлении гусениц, ошибочные сигналы (похожие виды бабочек), волокита с бумажными оформлениями, одновременное уничтожение полезных насекомых и другие технологические издержки в методах снижают эффективность борьбы.

Опрыскивать деревья следовало бы в ночное время, когда гусеницы АББ выходят объедать листву. А в рабочее время, днем, они укрываются, и поэтому эффективность обработок далеко не стопроцентная.

От лукавого

Уничтожить АББ до последней особи, вероятно, можно, хотя и трудно. По сведениям Европейской организации карантина растений, Россия и Казахстан рапортовали о ликвидации очагов на своей территории. В Кыргызстане же, кроме АББ, уже закрепились несколько объектов карантина (вредителей, сорняков, возбудителей и переносчиков инфекций — целый «букет»), и тут дело даже не в дефиците финансирования и особо благоприятных климатических условиях, а в интересах ответственных органов.

Во всем мире службы защиты растений от вредителей при системе программного и сверхлимитного бюджетирования имеют практику оставлять пару очажков. Зачем? А чтобы и на следующий год им снова выделили сверхлимитные финансы на внеплановые мероприятия по борьбе с вредителями.

Это, можно сказать, хитрая забота о ведомственных интересах, такой недоказуемый криминал.

«Всем известно, — говорит ученый, — что малой части особей вредных организмов всегда удается избежать контакта с ядохимикатами. Особенно, если площади очагов инвазии обширные. Это как в оборонных ведомствах, которым нужно все больше денег на содержание «сил сдерживания». Или когда в дорожные ямы асфальт укладывается наспех по-мокрому, чтобы в следующем году снова ремонтировать».

«Агрономы-карантинщики, если уничтожат всех вредителей и отпадет надобность в расходах «на сдерживание врагов», могут спокойно переквалифицироваться в полеводов. Умелый специалист везде востребован. А чиновникам нужно, чтобы надобность в их ведомствах никогда не отпала. Что поделать, такая система», — вздыхает Дмитрий Анатольевич.

Популярные новости
Бизнес