03:43
+1
USD 69.75
EUR 82.21
RUB 1.17
Общество

Искали сотрудника — получили бумагу. Кто виноват?

Судебными процессами в Кыргызстане никого не удивишь, ведь последние годы страну сотрясали и продолжают сотрясать громкие дела, которые освещаются многими местными и зарубежными СМИ.

Но процесс, о котором пойдет речь в данном материале, мог пройти тихо и незаметно, если бы по разные стороны баррикады не стояли достаточно известные в своих кругах компании. Корреспондент ИА «24.kg» расскажет читателям о том, как, манипулируя юридическими терминами, можно попытаться получить миллион.

История вопроса

ЗАО «Кыргызско-Швейцарский банк» (КШБ) и ОсОО «Эл Групп Лтд.» 6 января 2016 года заключили договор, согласно которому ОсОО обязуется найти кандидатов на вакансии заказчика в банк. Разумеется, не за красивые глазки.

В соответствии с пунктами договора 3.1, 3.2 и 3.3 стоимость услуг исчислялась из расчета 30 процентов совокупной годовой заработной платы нанятого сотрудника. Да еще с учетом всех компенсаций, надбавок, бонусов, налоговых и социальных отчислений, без учета НДС и НсП, из которых банк авансом должен уплатить 30 процентов от предположительной суммы контракта.

Аванс этот являлся суммой невозвратной и оставался у ОсОО «Эл Групп Лтд.» как у исполнителя в качестве возмещения понесенных временных затрат и произведенных в процессе поиска сотрудника расходов исполнителя.

В пункте договора 3.4 также предусмотрено, что финальная часть стоимости услуг пересчитывается исходя из фактического уровня заработной платы, предложенной нанятым специалистам, за вычетом произведенной предоплаты после подписания официального предложения.

Официальное предложение о работе подписывается заказчиком и нанятым сотрудником в течение 10 рабочих дней со дня проведения собеседования с финальным кандидатом.

Банк подает в компанию заявку на поиск и подбор кандидата на должность председателя правления, произведя предварительную оплату стоимости услуг в размере 30 процентов от предположительной суммы контракта кандидата, что составило $2,462 тысячи.

Первый, второй, третий...

Итак, ОсОО представило первую кандидатуру, но после собеседования банк ему отказал. Причиной послужила негативная информация о причинах его увольнения с предыдущего места работы.

И это нормальная практика, когда работодатель, получив некоторые сведения, отказывается от услуг соискателя. Не забываем и о том, что речь идет о банковской сфере, где репутация сотрудника должна быть безупречной, как репутация жены Цезаря: вне подозрений.

О своем решении банк известил компанию, та отказ приняла и предложила рассмотреть вторую кандидатуру. Рассмотрев ее, банк подписал с претендентом официальное предложение о работе от 29 марта 2016 года.

Также работодатель заключил и трудовой договор с кандидатом от 7 апреля 2016 года, согласно которому тот должен был приступить к исполнению обязанностей с 25 апреля 2016 года.

Однако, выйдя на работу 25 апреля, новый сотрудник буквально на следующий же день, то есть 26 апреля, написал заявление о расторжении трудового договора и прекращении своих обязанностей председателя правления.

Банк 25 мая 2016 года уведомляет ОсОО «Эл Групп Лтд.» о расторжении трудового договора со вторым кандидатом и просит представить информацию о причинах такого поступка.

В ответ 31 мая ОсОО сообщает, что не владеет информацией о том, что побудило человека расторгнуть договор.

ОсОО «Эл Групп Лтд.» предлагает рассмотреть кандидатуру третьего претендента. Позже в суде выяснится, что при обсуждении им с представителями банка условий работы стороны не пришли к соглашению по сроку заключения контракта.

Претендент просил заключить контракт на три года, банк резонно отвечал, что им для этого необходимо предварительно узнать человека, и взамен предлагал годовой контракт. Впрочем, банк, опять же, имел на это полное право. В итоге и с третьим претендентом не было подписано ни одного документа.

За что платить?

Посмотрим, кто и с чем в итоге остался. ОсОО «Эл Групп Лтд.» считает, что выполнило все условия договора и прилагало для этого максимум усилий, предложив аж трех кандидатов... Однако банку от этого легче не стало, и он, выплатив аванс в $2,5 тысячи, так и не получил председателя правления. Справедливости ради отметим, что из трех представленных кандидатов одному все же было сделано официальное предложение, а после и заключен трудовой договор. И не по вине банка кандидат без объяснения причин в своем заявлении уволился на следующий же день.

Но ОсОО «Эл Групп Лтд.», не согласившись с таким поворотом дела и искренне считая, что выполнило работу в полном объеме и в соответствии с заключенным договором, просит суд взыскать с банка $28 тысяч 140,98. А КШБ считает договор неисполненным и платить отказывается.

А судьи кто?

Интересы истца на процессе представляет известная в судейских кругах Гульсана Борончиева. В период с 2010 по 2012 год она являлась судьей Бишкекского городского суда.

В открытых источниках сказано, что за два года Борончиева участвовала в рассмотрении 272 судебных дел. Большинство решений по ним (158) в последующем было обжаловано, а 60 вердиктов (больше трети) вообще отменено, что говорит о низком качестве судейской работы.

Из тех же открытых данных в СМИ за 2012 год узнаем, что на «заседании Совета по отбору судей произошло невероятное: четверо из семи отвергнутых президентом Алмазбеком Атамбаевым кандидатов в судьи Верховного суда сдались без боя — написали заявления об отзыве своих кандидатур».

Среди них и знакомая нам фамилия. Особое внимание в возражении президента страны на кандидатуру Борончиевой уделено ее роли в скандальном деле о незаконном выделении земельных участков на территории парка имени Ататюрка высокопоставленным «сотрудникам бакиевского режима», сообщили тогда в СМИ.

Труды и убытки

Но вернемся к нашему делу. Некоторые аргументы истца вызывают, мягко говоря, недоумение. Например, Гульсана Борончиева рассказала суду о титаническом труде при разработке ОсОО «Эл Групп Лтд.» документов, в том числе двух(!) приложений, в которых прописаны требования к кандидатам (какими личными качествами претендент должен обладать, что должен уметь делать, каков должен быть его опыт в банковской сфере).

Она также подчеркнула, что ОсОО рассмотрело кандидатуры почти 50 претендентов, c каждым провело личную встречу и потратило время и денежные средства на сбор рекомендаций на претендентов, на канцтовары и многое, многое другое. Одним словом, все силы ОсОО были брошены на поиски подходящей кандидатуры.

Уместным будет упомянуть и доводы представителя ответчика, спросившего, обладали ли сами проверяющие достаточным опытом, знаниями, навыками по оценке кандидатов.

Он поинтересовался, как проверялись их личные качества и в каких протоколах это все фиксировалось. Доказательства своим словам адвокат истца суду, увы, не представил.

Кстати, приглашенный свидетель и по совместительству третий претендент на высокий пост рассказал в суде, что беседы о потенциальной работе в КШБ представители ОсОО «Эл Групп Лтд.» лично с ним проводили в кофейне. Юрист ОсОО заметила, что в нынешнее время это допустимый формат встреч, но в таких случаях компания несла колоссальные расходы и даже убытки, так как счета оплачивались ею.

Согласны, проводить собеседования в кофейнях и ресторанах довольно накладно. Встречный вопрос: а нельзя делать это по старинке — в офисе?

Двойные стандарты

Невозможно не обратить внимание на доводы истца, а именно электронную переписку покойного председателя совета директоров и главы ОсОО «Эл Групп Лтд.» Джамили Иманкуловой. Истец считает переписку официальным документом.

А вот другое электронное письмо, адресованное главе ОсОО «Эл Групп Лтд.» и председателю совета директоров КШБ, написанное неравнодушным сотрудником, работавшим в свое время с первым претендентом, Гульсана Борончиева не считает официальным документом.

Напомним, именно это письмо заставило совет директоров отказаться от первой кандидатуры. В письме также говорилось и о том, что, дабы удостовериться в правдивости изложенной информации, нужно связаться с бывшим руководством данного кандидата.

Представитель истца считает, что в соответствии с договором между банком и ОсОО в отношении каждого кандидата должна быть установлена обратная связь по поводу принятого положительного или отрицательного решения, с подробным объяснением сильных и слабых его сторон. То есть, по словам Борончиевой, просто отказать со словами «он нам не подходит» банк не имел права. И письмо сотрудника банка о нерадивости кандидата «обратной связью» назвать никак нельзя.

Круто, не правда ли? Значит, одно электронное письмо, по мнению адвоката, это современное деловое средство общения, и оно может считаться доказательством и обратной связью. А второе не может!

Но на судебном заседании выяснилось, что директор ОсОО «Эл Групп Лтд.» Джамиля Иманкулова на это письмо ответила так: «...У нас есть еще время, чтобы остановить процесс, так как мы не подписали контракт и письмо-предложение о работе». Далее Иманкулова сообщает, что намерена поговорить с людьми, имевшими опыт работы с первым кандидатом, а с некоторыми она уже даже переговорила. И чем же эта переписка не «обратная связь»?

Читайте внимательно

Адвоката ОсОО «Эл Групп Лтд.» возмущает и то, что банк не оценил «жест доброй воли» ее клиента, выразившийся в добровольном поиске второго кандидата. Однако в пункте 4.3 договора между сторонами указано, что это, в общем-то, не «жест доброй воли», как пытается представить суду Борончиева, а прямая обязанность. Напомним, что второй кандидат кадрового агентства впоследствии проработал всего один день.

В случае несоответствия или ухода выбранного заказчиком кандидата в течение трех месяцев со дня подписания акта выполненных работ исполнитель обязуется произвести однократный бесплатный поиск и замену кандидата либо произвести возврат суммы, равной 70 процентам стоимости оказанных услуг по поиску данного сотрудника.

Сумма, равная 30 процентам, является невозвратной и остается в качестве возмещения понесенных временных затрат и произведенных в процессе поиска сотрудника расходов исполнителя.

Теория заговора

По мнению Гульсаны Борончиевой, даже заключение трудового договора не считается приемом на работу. «Прием на работу — это приказ, который должен быть издан КШБ в течение трех дней, но этого сделано не было», — говорит она.

По ее словам, найденный ее клиентами второй кандидат, выйдя на работу и проработав аж один день, не нашел оснований для пребывания его на новом месте в качестве председателя правления, так как не был издан соответствующий документ.

«И он на следующий день не вышел. Я более чем уверена, что такого приказа и не было, пусть КШБ его предоставит, и то, где претендент ознакомился с ним», — заявила Гульсана Борончиева, подчеркивая, что ответственность за то, что не сложились трудовые отношения у КШБ и сбежавшего сотрудника, лежит полностью на банке и ни на ком больше. О как!

В свою очередь представитель КШБ Алина Бектурова сообщает, что второй претендент полностью устраивал ее клиента, и банк был готов сотрудничать с ним.

«Ссылка истца на Трудовое законодательство немного некорректна, так как, согласно Закону КР «Об акционерных обществах», совет директоров не имеет права издавать приказы. В данном случае мы нанимали руководителя исполнительного органа, и приказы как раз издает данный орган. И председатель правления, коим стал второй претендент, после того как фактически приступил к работе 25 апреля, первым делом должен был своим приказом возложить на себя обязанности председателя правления, чего с его стороны не было сделано», — пояснила Алина Бектурова.

По ее словам, подписав трудовой договор и избрав данного кандидата, совет директоров свою функцию выполнил. И по закону он не может издавать никаких приказов.

Проработав один день, кандидат пишет заявление по собственному желанию о снятии с себя полномочий. Интересно, приказ о возложении полномочий на себя он не издал, а в заявлении пишет об их снятии.

Алина Бектурова

Но в ОсОО «Эл Групп Лтд.» твердо убеждены, что за поиски первого и второго кандидатов они вправе взыскать с банка финальную сумму. А еще в качестве аргумента Гульсана Борончиева привела довод о «внутреннем течении в КШБ, которое не давало отобранным кандидатам приступить к своим обязанностям». «Прямо налицо искусственно созданная ситуация, чтобы извне в банк никто не проник», — сказала она.

Бумага вместо сотрудника

Странно толкует адвокат и пункт 3.2 договора. Гульсана Борончиева считает, что финальный расчет должен быть произведен после разработки документов. И «акт выполненных работ», по ее мнению, является результатом, хотя результатом должно быть наличие сотрудника.

Клиент производит оплату аванса в размере 30 процентов от предположительной суммы контракта после определения задач в Приложении 1 и 2 и его подписания. Окончательный расчет производится клиентом после подписания акта выполненных работ.

Гульсана Борончиева

Простите великодушно, но данный документ должен быть подписан после завершения работы. А работой является не составление техдокументации, приложений и регламента по подбору кадров, как пытается интерпретировать Гульсана Борончиева, а трудоустройство на должность конкретного человека, чего не случилось, вследствие чего акт выполненных работ не подписан по сей день.

По мнению ответчика, работа ОсОО «Эл Групп Лтд.» выполнялась формально, так как кандидатуры, предоставленные ОсОО, не соответствовали требованиям КШБ, и заинтересованность в этой работе ОсОО не проявляло«, — считает представитель ответчика, в связи с чем ее клиент КШБ отказывается выплачивать финальную сумму.  Более того, банк подает встречное исковое заявление о признании договора возмездного оказания услуг от 6 января неисполненным.

На днях судье Межрайонного суда Бишкека Нурие Бекбаевой придется принять решение в довольно простом и, казалось, очевидном деле. Остается надеяться, что ее не смутит тот факт, что сторону истца представляет бывшая судья второй инстанции – фигура, которая ранее занимала должность по номенклатуре выше.

Редакция ИА «24.kg» будет следить за развитием событий.

Популярные новости
Бизнес