03:26
+17
USD 68.58
EUR 80.93
RUB 1.19
Общество

Баритон Орозбек Бакытов о покорении мировых сцен, учебе в Италии и Кыргызстане

Фото из личного архива. Орозбек Бакытов

Итальянцы восхищаются его голосом, а он их культурой и любовью к искусству. Орозбек Бакытов уверен, что в Кыргызстане рано или поздно фанаты эстрадных концертов перейдут в залы театров.

Тогда вырастет целое поколение Булатов Минжилкиевых. У нас народ голосистый.

Орозбек Бакытов

Сам он ни в детстве, ни в юности не мечтал стать оперным певцом. Откуда было знать парню из отдаленного Ляйлякского района об опере? Хотел стать актером, но, по совету отца, приехав в Бишкек, поступил в музыкальное училище имени М.Куренкеева. Далее в Национальную консерваторию Кыргызстана и Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел.

В консерватории сразу заметили его непревзойденный баритон и с третьего курса оформили на работу по контракту в театр Оперы и балета имени А. Малдыбаева.

Приглашенный дирижер из Японии посоветовал Орозбеку Бакытову поехать в Европу. Вот уже третий год он учится у великих маэстро Милана и Рима. В планах — покорить мировые сцены и поднять оперное искусство в Кыргызстане.

— Как вы прошли экзамен в музыкальной академии в Риме, не зная итальянского языка?

— В мире искусства нет языкового барьера. Но я хорошо говорил по-английски, поэтому в Европе не было проблем. Сначала попросили по Интернету отправить аудиозапись моего голоса: надо было спеть арии из оперы. Я отправил. Они послушали аудио- и посмотрели видеозаписи, сказали, что пришлют приглашение на экзамен. Не забуду тот день: 23 февраля я получил приглашение в Международную музыкальную академию Рима, жутко обрадовался. Но предстоял еще экзамен.

Он был очень строгим, меня прослушивал сам Ренато Брузон — известный итальянский баритон.

Когда меня вызвали на сцену, произошел такой курьез: то ли по привычке, то и от волнения, я вышел и сказал «Саламатсыздарбы».

Орозбек Бакытов
Спел две арии. Когда ждал результаты, меня встретил учитель и поздравил. К моему удивлению, меня приняли сразу же. Они оценили мои голос, внешность и рост — три основных качества для оперного певца.

А язык я учил потом. На первом занятии меня огорчили, сказав: «Ты пока петь не будешь! Сначала учи как следует итальянский язык». Полгода я учил и приобщался к культуре речи. Итальянцы разговаривают на высоком тоне. В Средней Азии — низкий тон, мы понижаем голос, говорим тихо. Эмоциональность итальянцев отражается в их тембре голоса.

— Чему вас учат? Почему не хватило знаний, полученных в Кыргызстане?

— Во-первых, в опере придерживаются принципа «век живи — век учись». Само слово «опера» означает труд, поэтому нет определенной вершины знаний, это ежедневное оттачивание нот и расширение вокального диапазона.

В нашей группе я самый младший: мне 27 лет. Самой старшей — 45. Кстати, многие мои коллеги-одногруппники — солисты с мировым именем.


Вокальный мир я сравниваю с океаном. Каждый талант выкладывает в него что-то свое, но никто никогда не сможет завоевать его.

— Есть разница в обучении итальянской опере от нашей?

— У нас, например, работают на количество, а не качество. Нет индивидуального подхода к каждому типу голоса. Мы отнимаем много времени у студентов, пытаясь обучить их самому малому. У нас очень много талантов, но даже самого голосистого иногда трудно слушать из—за неправильного пения.

В Италии, я вам скажу, очень мало голосистых. Зато у них сильная методика, которая из ничего делает конфетку — солистов с мировым именем.

Орозбек Бакытов

— Трудно было получить роли в театрах Италии? Это страна любителей искусства, высокой культуры. Наверное, у них жесткий отбор солистов...

— Да, очень сильная конкуренция, там достаточно сильных артистов, которые рвутся в оперный мир. Конечно, в таких случаях помогает мой профессор — знаменитый итальянский баритон Сильвано Корроли, ученик большого мастера-тенора Марио дель Монако.

из личного архива
Фото из личного архива. Орозбек Бакытов с наставником, знаменитым итальянским оперным певцом Сильвано Корроли (в центре)

Записи его выступлений в Ла Скала, Арена ди Верона, Метрополитен-опера — самых известных и престижных оперных сценах мира — хранятся в архиве Нью-Йорка. Его коллеги — Ренато Скотта, Лучано Паваротти, Пласидо Доминго. Быть студентом Корроли — уже солидная визитная карточка.

— Какие партии исполняете?

— За два года я спел три оперы на итальянском языке. Это партия графа в «Свадьбе Фигаро» В.А. Моцарта (два спектакля в Риме), Эскамильо в «Кармен» Джорджа Бизе (три спектакля в городах Нарни, Риме и Неаполе), партия в «Тоске» Джакомо Пуччини (в Виареджио и Флоренции). В основном крутимся в пяти-шести городах. После заключения контракта приезжаем в город моего профессора и продолжаем учиться.

Мой голос больше подходит для героических партий, иногда играю любовные. Дон Жуана играл еще в Кыргызстане, это моя первая партия из мировой классики. Из отечественных пел в опере Насыра Давлесова «Аста секин колукту», исполнял роль Семетея в опере «Айчурек».

Оперный певец может быть востребован и в 80 лет, если владеет вокальной техникой: для этого возраста есть свои роли.

— С кем из мировых звезд вы хотели бы выступить?

— Одна мечта недавно исполнилась: я спел со своим профессором Сильвано Корроли. Мы выступали в «Тоске» Джакомо Пуччини в Виареджио и Флоренции.

Мне хотелось бы выступить в спектакле в театре Ла Скала, который считается самой престижной мировой оперной сценой. В этом театре я несколько раз участвовал в мастер-классах мировых звезд и обладателей Belcanto.


— Вы хотите вернуться в Кыргызстан?

— Пока об этом не думал, мне еще целый год предстоит учиться и работать в Италии.

А так, конечно, хочу вернуться в Кыргызстан, но не буду покидать Европу, по контракту буду приезжать сюда. Согласно международному двустороннему соглашению, после окончания стажировки я должен вернуться в Кыргызстан.

Моя стажировка в Италии была запланирована только на два года: с 2015-го по 2017-й.

В этом году итальянские профессора сами предложили мне остаться и перевели на третий курс. Такое в советское время случилось с нашим великим басом Булатом Минжилкиевым на стажировке в Милане.

Орозбек Бакытов
Такие случаи очень редко бывает в Италии, потому что они продвигают только свои кадры. Но я благодарен им за предоставленную возможность. Сейчас получаю финансирование на учебу от Римской академии и пою в театрах Европы.

Популярные новости
Бизнес