01:53
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

«Мои 24». Один день из жизни акушерки

Фото ИА «24.kg». Акушерка Назгуль Шадыбекова на рабочем месте

Люди этой профессии каждое дежурство неоднократно получают те эмоции, которые женщина испытывает только несколько раз в жизни. Ведь они даже раньше матери берут на руки только что появившегося на свет крошечного человечка, первыми его протирают, пеленают, осматривают и знакомят с новым для него миром. Именно эта безмерная радость удерживает их на своем рабочем месте, несмотря на маленькую зарплату, постоянную усталость и дефицит кадров.

Сегодня героиней нашей рубрики стала акушерка клинического родильного дома № 2 города Бишкека Назгуль Шадыбекова.

Малыш не ждет

В 7.30 утра она звонит и сообщает, что уже ждет меня на рабочем месте.

К моему приезду она уже переоделась и приняла смену. Меня тоже переодели с ног до головы.

«У нас все по графику. Мы не можем опоздать ни на минуту. После бессонной ночи коллега уставшая, сама же знаю, как это трудно. Тем более что ребенок, который готовится появиться на свет, не будет ждать, пока акушерка приступит к дежурству или позавтракает. У нас все на ходу», — с таким предупреждением Назгуль встретила меня, дав понять, что она не может позволить себе сидеть и разговаривать.

В это время она заполняла карточку пациентки. Заметив мой любопытный взгляд, объяснила, что беременная женщина не больная, поэтому в истории никаких назначений нет. Назначения могут быть лишь в том случае, если появляются сопутствующие болезни. А пока только данные и анализы роженицы.

«Еще до рождения ребенка открываем бланк. После родов укажу в нем вес, рост и по необходимости остальную информацию», — рассказывает она, но ее речь перебивает крик малыша.

«Вот и первый малыш в нашей смене», — улыбается она. Из операционной выходят довольная акушерка и педиатр.

«Я не зашла на роды, чтобы вас встретить. А вообще-то у нас в смене четыре акушерки и три врача дежурят. Сейчас в отделении пять женщин, одна вот родила уже. А еще одну после консилиума решили перевести в патологию, так как у нее были ложные схватки, а третью будем оперировать», — коротко и четко Назгуль Шадыбекова обрисовала обстановку и тем самым подготовила меня к дежурству. Я поняла: легко не будет.

Первый раз всегда трудно

Идем к палате. Там 20-летняя Асель с замученным лицом и надеждой смотрела на акушерку как на спасителя. К сожалению, акушерка может только успокоить роженицу, но остановить схватки и избавить от боли не может. Назгуль прослушивает сердцебиение ребенка, измеряет давление и говорит будущей мамочке: «Вставай, надо ходить, двигаться. Будешь лежать — долго промучаешься».

Мне Назгуль объясняет, что к первородкам особый подход. Надо их учить, как правильно дышать, считать интервалы между схватками.

«Нас радует, что сейчас многие девушки к родам относятся ответственно, ходят на курсы будущих мам», — говорит Назгуль и предлагает Асель перекусить, так как той нужны силы, потому что рожать ближайшее часы она не будет. Параллельно успокаивают ее маму, которая беспокоится, сможет ли ее дочь с таким большим животом самостоятельно родить.

Фото ИА «24.kg». В ожидании

Десять встреч с новыми людьми

Стук в дверь, и санитарка сообщает, что акушерку вызывают в операционную. Моя героиня тут же убегает, а я, оставшись без присмотра, решаю походить по роддому.

На первом этаже здания встречаю медсестер, которые провожают маму и малыша. Радостная картина, к сожалению, отец не позволил сфотографировать их и, крепко обняв своего первенца, поторопился домой.

«Где вы были?» — внезапно появляется передо мной Назгуль и сообщает, что операция прошла благополучно. В ходе разговора выясняется, что вчера днем она тоже работала, заменяла коллегу. Я не посмела даже спросить, как же она сегодня вышла на работу. Впрочем, по ее бодрому виду не скажешь, что эта хрупкая женщина вчера помогла врачам встретить 10 малышей.

Лишь бы мама и малыш были живы

Время летело незаметно, и вскоре часы показали полдень. Назгуль отыскала пустую палату и пригласила меня немного поговорить.

«Вам повезло, сегодня женщин мало. Я могу с вами посидеть», — обрадовала она меня. А я в душе выразила благодарность городским женщинам, которые дали нам короткую передышку.

Услышав мой вопрос о материнской смертности, Назгуль суеверно постучала по столу.

«Нет, слава богу, такие случаи уже редкость. Трудно, когда невозможно спасти роженицу. В это время родные ждут в коридоре, а им приходится сообщать... Еще больнее, когда ребенок погибает еще в утробе матери. В этот момент скрывать от нее диагноз невозможно. Уговариваем женщину родить самостоятельно, в этом случае у нее появляется шанс в следующий раз родить живого ребенка», — погрустнела моя собеседница.

По ее наблюдениям, увеличивается число детских патологий — заячьей губы, порока сердца, синдрома Дауна, грыжи... И они не зависят от социального статуса роженицы.

Акушерка призывает девушек серьезно относиться к своему здоровью.

«Например, недавно один малыш родился без пятки, потом один без ушных раковин, без ануса», — вспоминает она.

По ее словам, молодые девушки уже стали умнее, в роддоме не отказываются от детей, так как медики сразу же вызывают милицию и соцработников.

Аврал в роддоме

Пока Назгуль вела осмотр женщин, я заглянула в Интернет и прочитала информации о рождении тройни в роддоме № 4.

«У вас никто сегодня не собирается родить тройню?» — рассмешила на несколько секунд ноющих от боли женщин.

Оказывается, и в роддоме № 2 не так давно принимали тройню. Но в СМИ об этом не сообщили. Акушерки отметили, что в последнее время часто рождаются двойни.

После обеда звонок домой 13-летнему сыну (Назгуль воспитывает его одна). Во время дежурства за ним присматривает ее брат.

Из-за низкой зарплаты Назгуль пробовала сменить профессию. Поехала в Россию, но поработать смогла только полгода. Вернулась обратно.

А тем временем день близился к вечеру, после четырех часов мне стало уже трудно догонять мою героиню. Она мчалась из одной палаты в другую — всем надо помочь. Так совпало, что все женщины, и те, которые поступили с утра, и те, кого привезли недавно, решили рожать. Одновременно. Кроме нашей старой знакомой Асель.

К пяти часам дня в журнале было уже 8 фамилий родивших. И все произвели на свет дочерей. Следующие три часа прошли спокойно. Ближе к десяти часам вечера родились двое мальчиков. После двухчасового ухода за мамами и малышами их переводят, как положено, в послеродовую палату.

Даже кавээнщикам во время родов жены не до шуток

В полночь решили поужинать с шоколадом, который передали родственники роженицы в качестве суйунчу. «Суйунчу» дают по традиции, самые щедрые отцы в порыве эмоций могут вручить даже 500 сомов. Но больше не бывает.

Я призналась, что тоже рожала в их отделении, акушерки лишь улыбнулись. А Назгуль сказала, что у них не только журналисты, но и жены депутатов, кавээнщиков, актеров и продюсеров, да и сами певицы рожают.

«Конечно, игроков команды КВН во время партнерских родов не узнать. Здесь им вообще не до шуток», — смеется Назгуль.

А один депутат после родов жены взял и отремонтировал детское отделение. Назгуль не смогла вспомнить его фамилию, да и зачем? Главное — доброе дело сделано.

А певица Динара Акулова после выписки своей дочери, родившей здесь ребенка, в знак благодарности устроила во дворе концерт.

Как выяснилось из разговора, Назгуль после окончания училища отрабатывала в селе Аксуу Аксыйского района. Была там единственной акушеркой.

«Поэтому в селе всем, кто родился в 2004-2005 годах, я прихожусь «киндик эне» (крестной матерью)», — с гордостью сообщает она.

Близилась ночь. Я не выдержала и пошла спать. К утру мне доложили, что еще четыре женщины родили детей, в том числе Асель благополучно произвела на свет девочку. Отличная новость. Значит, связь времен не прервалась.

Популярные новости
Бизнес