10:26
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05
Сюжет: Экспаты (90)

Чего испугалась немка Луис Бэхтольд на кыргызском тое

Фото Луис Бэхтольд. Прогулка с сыном на бульваре Эркиндик, Бишкек

Аспирантка Луис Бэхтольд из города Халле (Германия) впервые приехала в Кыргызстан в 2010 году на летнюю школу своего научного руководителя доктора Роланда Харденберга, профессора Тюбингенского университета.

Попутешествовав по стране, решила написать свою научную работу здесь. По профессии она этнограф. В поисках материала поехала в отдаленное село Карамарт Сузакского района Джалал-Абадской области, где прожила около года. Тема ее первой научной работы касалась тоев, тема второй — родственных связей. Луис Бэхтольд часто приезжает в Кыргызстан, свободно владеет кыргызским языком. Своими впечатлениями о нашей стране она поделилась c ИА «24.kg».

— Что вас удивило, когда вы впервые приехали в республику?

— Кыргызский той. Когда я впервые попала на сельскую свадьбу, то была удивлена тем, как друзья жениха и тети невестки «торговались», чтобы посмотреть на невестку: мне показалось, они конфликтуют. Оказалось что это такая традиция. Мне тогда подумалось, что они вот-вот подерутся (смеется).

— А что еще удивило?

— Еще удивил аксакал. Когда я только приехала в Карамарт, меня представили ему как ученого из Германии. Я протянула руку, чтобы поздороваться. Он не взял ее. Оказалось, аксакалы не здороваются за руку с женщиной.

— О чем вы скучаете, чего вам не хватало в селе?

— Общения с ровесницами. Жительницы села, мои ровесницы, в основном все замужем, и у них не было времени общаться со мной. То есть мне не хватало друзей.

— А из кухни? Наверное, большая разница между рационом двух стран?

— Не хватало, наверное, только одного продукта. Сыра. Он, конечно, есть, но ставят его только на тоях, и только одного вида. И если сказать правду, то здесь он не очень вкусный. Еще зимой фруктов не хватает. На базаре они очень дорогие.

— Что вам понравилось в национальной кухне?

— Манты, чучвара, плов тоже нравится. А моему ребенку понравилась щавля.

— А были блюда, которые вы даже не решились попробовать?

— Скажу так. В кыргызской кухне могу есть все. Даже все части барана. Единственное, что не смогла есть, это бараньи глаза и мозги.

— Что вам понравилось в кыргызском селе?

Луис Бэхтольд
Фото Луис Бэхтольд. Конная прогулка в селе Карамарт

— Наверное, безопасность. В айыле все друг друга знают, тесно общаются. Никто не идет на плохое дело.

— А было ли любимое место там, где вы жили? Куда вы любили ходить, бывать подолгу?

— Да, это адыры (холмы). Когда не ловил мобильный, я часто выходила на адыр, чтобы поймать связь. Оттуда все село как на ладони, белоснежные вершины гор вдали, а вечером, когда сидишь там, чувствуется весь дух села — нескончаемый лай собак, редкие крики ослов, мычание телят... В кыргызском селе есть настоящий дух деревни, ее самобытность, размеренная жизнь...

— А что для вас явилось обратной стороной медали в селе?

— Например, форма общения. Мы, немцы, многие вещи говорим прямо, открыто. А здесь в первые дни пребывания я нечаянно задела некоторых людей, высказывая свои мысли открыто. Люди у вас не привыкли к такому.

Со временем я, конечно, приноровилась, но все равно не всегда могу найти нужные слова, чтобы выразить свое мнение, например, похвалить кого-то или что-то... Мне это трудно дается, потому что выросла в другой среде. В селе принято говорить намеками, косвенно. Мне это непривычно.

Был один случай. Познакомилась с одним учителем в школе, говорили об этнографии, он рассказал много интересного, и вообще оказался человеком очень эрудированным.

А потом, через неделю, когда мы встретились на похоронах, он даже не поздоровался со мной. Мне было непривычно. Видимо, он боялся пересудов, потому как могли пойти разговоры, что мы с ним знакомы. А в селе, я так поняла, не должно быть личного знакомства между мужчинами и женщинами.

— Какие традиции вас удивили?

— Меня впечатлила игра улак тартыш (козлодрание). Между селами Карамарт и Ак-Тоок расположено небольшое горное плато, на котором жители двух сел состязались в этой игре. Когда мы с Айчурок апой (женщина, в доме которой я жила) пришли посмотреть игру, там были одни мужчины.

У этой брутальной игры был брутальный приз. Среди телевизоров, ковров, паласов стояла клетка с живым волком. Когда я спросила, кому он предназначен, мне ответили, что лучшему игроку.

Еще там были аксакалы со сломанными ногами, со шрамами на лицах, но, несмотря на свой возраст и увечья, они играли в улак.

— Вы сказали, что ваша вторая работа была про родственные связи кыргызов. Можно несколько слов о ней?

— У немцев кровное родство идет с двух сторон: по линии отца и по линии матери. У кыргызов же считается только с отцовской линии.

У нас нет родового деления. Здесь же сохранилось. У немцев не поддерживают связь с дальними родственниками. У кыргызов эта связь есть.

Заметила разное отношение родителей к детям. Например, в доме, где я жила, не принято было бить детей. К ним было доброе отношение, даже если они проказничали. И дети были шалунишками. А сосед бил своих детей выбивалкой для ковров, но и его дети были еще те проказники.

Популярные новости
Бизнес