08:13
+26
USD 68.66
EUR 80.81
RUB 1.16
Общество

Андрей Коровянский о скандале вокруг вырубки и своем циничном взгляде на Бишкек

Фото из Интернета. Андрей Коровянский

Приезд ландшафтного архитектора Андрея Коровянского (Москва-Минск) в Бишкек вызвал бурные дискуссии в обществе.

— Он рассказал, что парки в Бишкеке находятся в угнетенном положении из-за обилия растений, он не увидел открытых или полуоткрытых пространств, тем самым у него создалось впечатление хаоса, — рассказали об итогах встречи в пресс-службе столичной мэрии.

Реакция не заставила себя долго ждать, кто-то из бишкекчан предположил: мэрия специально пригласила этого архитектора, чтобы кардинально вырубить растительность в наших парках и скверах. Большая часть пользователей соцсетей раскритиковала приезжего специалиста.

Сам специалист попытался объясниться.

В парках огромное количество хаотично посаженных в разное время растений, которые болеют, угнетают друг друга, затеняют и сражаются за свою жизнь. Это неправильно. Надо высадить растение, обеспечить его поливом, солнцем, чтобы оно росло и радовало глаз, было полноценным и здоровым организмом. А в парках Бишкека (в тех, которые мы посмотрели) все очень запущенно.

Андрей Коровянский

— К тому же парки «беcсистемны» с позиции видов и пейзажей. Если присмотреться (особенно в парке Победы), то видно, что посадки выполнены абы как. В глубине на всех возможных открытых участках натыкано что придется. Делаются невнятные посадки молодых растений с нарушением норм — молодые саженцы высаживаются прямо к мощным деревьям, которые их угнетают. Посадки кучками разбросаны по углам, композиций нет, нет красоты, нет банальной эстетики паркового искусства.

Парки не подготовлены для маломобильных людей. Нет детских площадок, не хватает игровых и спортивных элементов. Нет освещения, урн, нормальных покрытий. Спасает только уникальная сила и мощь природы. Растет же все великолепно — цветет, благоухает, это все надо собрать в композицию, создать архитектурный образ, виды, прорисовать пейзажи. Это основа ландшафтного искусства. У вас потрясающие перспективы, — считает он. — И хорошо, что сейчас мэрия этим занялась.

Как изменить ситуацию и с чего следует начать столичным службам? Об этом архитектор Андрей Коровянский рассказал ИА «24.kg».

Для начала он привел несколько примеров:

— Где искусство ландшафтного архитектора? Был ли он вообще тут при посадках? Ведь нет ни композиции, ни даже капли ландшафтного дизайна. Растения просто понатыканы! Банально, без какого-либо ландшафтного замысла. И это жаль, ведь испортили участок. Куда упало дерево, там и закопали, куда решили засунуть рабочие, там и посадили. И теперь город тратится на уход: выстригает, заботится… По парку Победы ходишь как по кладбищу.

Фото Андрея Коровянского. Парк Победы, Бишкек, июнь 2017.

А это уже называется «освоили ведомость посадочного материала»! Здесь совершенно неуместно было размещать цветник. Высадили бы цветы где-то в парке, в отдалении от дороги, где они бы радовали глаз и украшали территорию. Но тут, в таком количестве… Это настолько богатый и глупый жест! Зачем заставлять мучиться эти цветы? Они никогда тут не смогут достигнуть здорового и красивого вида. Здесь мог бы расти другой состав. Мог бы быть просто газон.

Парки надо срочно приводить в порядок. Не может быть такой ситуации, когда в современной столице государства в 21 веке парки настолько угнетены! Ни дизайна, ни даже зачатка ландшафтной архитектуры. Очень хорошо, что мэрия занялась этим вопросом. Вам надо сейчас собраться, организовать субботники, выйти на уборку, на общественную помощь в строительстве парков. Вот это была бы правильная и здоровая реакция общественности.

Фото Андрея Коровянского. Бишкек, июнь, 2017.

Я, конечно, восхищен любовью и заботой об арычной системе полива. Это, конечно, национальный колорит. А если побежит маленький ребенок, оступится и сломает, не дай бог, ногу-руку? Посмотрите, насколько небезопасно детям! Все-таки такая система каналов в 21 веке — это отсталый анахронизм. Есть более современные способы полива. В других, более засушливых, странах я такого не видел — все переходят на более красивый и безопасный способ полива — Мадрид, Барселона, Рим, Египет, Дубай, Абу-Даби и другие. И если что-то надо сохранить для «национального колорита», то можно оставить два-три парка с восстановленной и работающей системой в качестве памятника.

Фото Андрея Коровянского. Бишкек, июнь, 2017.

Это дизайн посадок? Это же парк, а не питомник, чтобы все деревья в ряд высаживать. Но! Даже если в ряд, то почему не сделать это композиционно? Почему не высадить в какую-то продуманную пейзажную картину? Могли бы сформировать из этих же кустарников хоть какую-то композицию. Это же не дизайн, а детский сад!

— Как бороться с хаотичными посадками? Значит ли это, что вы рекомендуете начать вырубку деревьев?

— Необязательно вырубка — может быть пересадка, может быть подсадка к разрозненным деревьям и кустарникам таких же экземпляров, чтобы усилить группу, объединить их композиционным замыслом. Вырубка — это ведь самая крайняя мера, к которой мы прибегаем. Я не могу рекомендовать начать вырубку, не имея исходных данных, прежде всего — анализа ситуации специалистами-дендрологами.

В парках надо выполнить дендрологические исследования, создать перечетную ведомость всех насаждений, выделить заболевшие деревья, аварийные, уточнить все проблемные участки — излишнее затенение, засушливые места, избыточные по влаге и так далее. Для заболевших растений провести фитопатологические анализы — уточнить возможности и способы лечения. Получить заключение, если надо лабораторных исследований. И только после этого, на основе этих данных, провести другой, не менее важный — ландшафтно-визуальный анализ.

Часто бывает так, что дерево больное, угрожающее падением, и дендрологами поставлено на удаление. Но, по нашему архитектурному мнению, оно имеет весьма живописно искривленный ствол. И мы можем оставить его, приняв меры к его сохранению, к примеру, установив подпорки.

Однако чаще бывает другая ситуация: когда деревья, которые дендрологами поставлены на лечение — эстетически некрасивы, имеют однобокие кроны, не живописны и портят вид формируемой перспективы. В таком случае архитектор, который проектирует парк, принимает решение об их удалении.

Это естественная практика садово-паркового искусства. Как это ни цинично звучит, но мы имеем дело с живыми существами, которые используются человеком для потребностей озеленить и украсить территорию, поэтому эстетический вид для многих растений является одним из важнейших составляющих.

Однако и увлекаться тотальным «эстетизмом» также неверно. На чаше весов должно быть мудро взвешенное принятое решение о вырубке. Для меня это самый ужасный момент нашей профессии: когда из архитектора ты превращаешься в судью, который выносит смертельный приговор живому существу.

Для сравнения, когда на центральной клумбе в красивом рисунке цветочного узора вырастают сорные растения, любой садовник занимается прополкой и в угоду эстетическому виду тоже уничтожает огромное количество растений.

— То есть горожанам не стоит волноваться, если службы начнут прореживать парковые посадки?

— Горожанам волноваться обязательно нужно! Чем больше население будет участвовать в городской жизни, тем лучше. Надо задавать вопросы, получать ответы и постоянно иметь информационный контроль ситуации. И это не накаливание ситуации, а как раз наоборот, ее адекватное регулирование. Нужны встречи, общение, информационное объяснение.

Когда нет внятного и грамотного объяснения подобных вопросов вырубки, это превращается в пороховую бочку общественной реакции.

— Вы считаете, что у нас «потрясающие перспективы» для ландшафтного искусства. Что мы можем изменить, с чего следует начать?

— Вы в самом начале пути. Сначала нужны исследования, социальные и рекреационные расчеты, затем — нормальный проект и обязательно его государственная экспертиза. Вам необходимо дать профессионально работать архитекторам, которые есть в Бишкеке. Без лишней суеты и истерики. Иначе вся работа будет скомкана и размазана по бюджету и графику.

У вас есть специалисты, и они должны спокойно, по полочкам разложить всю структуру проектной работы. Прежде всего они должны начать с исследований. Надо понять, что надо для жизни парка: где-то тихий, прогулочный парк с минимумом функций, где-то специализированный (мемориальный, музыкальный, спортивный, выставочный или что-то еще). Надо понять рекреационную нагрузку на этот объект: сколько людей пойдет в эту зеленую зону, как и где они будут есть и пить, где, извините, ходить в туалет, сколько надо скамеек, урн для мусора.

Важно понять, как обезопасить людей в разное время суток (создать освещение, расположить кнопки SOS, систему видеонаблюдения, предположить возможность патрулирования и так далее).

Надо рассчитать количество стоянок автомобилей. Понять, как человек приходит в парк, рассмотреть его путь от автобусных остановок. Следует знать, чем увлечено население в данном месте. Может быть, надо делать не футбольное поле, а волейбольную площадку, велосипедный дёрт, а не скейтплощадку. Надо провести социальные исследования, узнать у людей их предпочтения, иметь представление о демографическом рисунке посетителей.

Это влияет на детские игровые площадки, которые располагают с учетом возрастных категорий. Надо отделить тихий отдых и тихий спорт от громких площадок. Надо анализировать транзитные и прогулочные пути. Понять, как будет проходить полив, уборка и эксплуатация парка, где будет заезжать уборочная техника, где ее будут обслуживать или очищать, где будет создание компостов, измельчение веток, очистка газонокосилок, хранение поломанных скамеек и так далее.

— А как быть с самими обитателями зеленых зон?

— Надо узнать и понять места и количество видового состава птиц, зверей, насекомых, чтобы не нарушить или, наоборот, если так можно сказать, оптимизировать биоценоз парковой территории (привлечь птиц, сохранить их кормовую базу). Далее — провести геологические исследования, для прибрежных участков — гидрогеологические. Следует уточнить особенности грунта, понять все особенности геологии в парке, чтобы правильно рассчитать конструкции покрытий — у вас мощения гуляют, проваливаются.

Провести полный анализ воды в водоемах. Идентифицировать условно патогенные микроорганизмы, исследовать почву на энтерококки, сальмонеллы, на яйца, личинки гельминтов.

Это даст возможность избежать лишних и бездумных трат. К примеру, в Беларуси мы никогда не будем даже приступать к проектированию, не собрав всю информацию об участке. Это в Москве, где много денег и их надо своевременно освоить, могут себе позволить начать проектирование без предварительных исследований. И только после этого, суммировав все полученные расчеты и исследования, приступить к проектированию. Только это профессиональное отношение позволит вести четкий и честный разговор с журналистами, чиновниками и населением. Только такая структура работы позволит избежать истеричности в общественных суждениях.

— В 2017 году в Бишкеке намерены благоустроить Карагачевую рощу, наладить освещение, об отсутствии которого вы тоже говорите. Экологи уже обеспокоены тем, что хорошее ночное освещение деревьев привлекает вредителей, и это может плохо отразиться на растениях. Что выбрать: освещение или растения?

— Извините, я не вижу тут предмета спора. Парки и скверы должны быть прежде всего безопасны. А по требованиям закона мы должны иметь 4 люкс-освещения покрытий парковых дорог. Темные парки в любых городах — это особо криминогенные уголки города. Что в Москве, что в Минске, что в Бишкеке.

Любые экологические высказывания замолкают после обнародования статистики преступлений (убийств, изнасилований, хулиганских нападений, «выходов» эксгибиционистов) в каждом конкретном парке.

Другое дело, что МВД не идет на это информирование, так как это скажется отрицательно на парковой привлекательности. Однако, когда в московском Останкинском парке произошло ужаснейшее убийство с расчленением, ни один из экологов ни слова не сказал о каком-то противодействии нашей работе по освещению и проведению работ по безопасности территории.

— Как вы предлагается благоустроить Карагачевую рощу?

— Это уникальный по потенциальной красоте объект. Из него можно сделать красивейший парк. Надо украсить и благоустроить пляжную зону, установить новые туалеты, душевые, перголы, игровые и спортивные площадки, создать зоны барбекю, вечернего променада, расположить беговые и веломаршруты. Главное, как я уже сказал выше, в первую очередь исследования — и лишь потом проект.

Но проект должен быть не просто современным, не просто калькой с иностранных объектов, а я бы предложил найти свой собственный киргизский стиль — индивидуальный, яркий, красочный, солнечный. Чтобы говорили: «Вот посмотри, как киргизы сделали!»

Популярные новости
Бизнес