03:32
+17
USD 68.58
EUR 80.93
RUB 1.19
Общество

Как в Кыргызстане борются с липовыми отличниками

В Кыргызстане 12 мая школьники, претендующие на аттестат с отличием «Алтын тамга», прошли тестирование. Из более 1,1 тысячи учеников лишь 171 (или 15,3 процента) подтвердили свои оценки.

Но и этими результатами чиновники от образования удовлетворены. О результатах тестирования, новой системе оценивания и возможном уходе от традиционной итоговой государственной аттестации (ИГА) ИА «24.kg» рассказал директор Национального центра тестирования (НЦТ) Артур Бакиров.

— Срез знаний проводился в шестой раз после десятилетнего перерыва. Мы довольны устойчивым снижением числа претендентов. В 2011-м их было более трех тысяч. Значит, школы тщательнее стали подходить к отбору.

Раньше вообще поступало 300–400 заявок. Эти бесконтрольные десять лет родили нам цифру в 3–4 тысячи. Это ужасно, конечно, в том плане, что много липовых отличников.

В 2011-м, когда из 3 тысяч лишь 95 человек подтвердили свои школьные оценки, мы испытали шок. Но приняли меры и начали работать.

Число ребят, подтвердивших свои отличные школьные успехи, каждый год разное — чуть больше, чуть меньше. Некоторые «отличники» подают на апелляцию, хоть и получили двойки.

Школьники сдавали тест по родному языку, государственному (в школах с русским языком обучения) и официальному (в школах с кыргызским языком обучения), а также по истории, математике и химии.

Химия, конечно, тянет назад общие результаты: слабо преподается в школе, недостаточная материально-техническая база. Нет реактивов, приборов, инструментов для проведения экспериментов, опытов. Как химию можно изучать только по книге или на доске? Есть проблема с математикой. Естественно-математический цикл традиционно хромает. Но и знаниями по истории не блещут. Но мы и не стремимся показать все только в хорошем свете.

— Какие результаты у остальных 80 процентов?

— «Тройки», «четверки», но и «двойки» есть, что печально. Материалы для серьезного анализа передали в Минобразования.

Очевидный момент случился с выпускниками школ системы «Сапат» (бывший «Себат»). Они у нас традиционно все эти годы лидировали. Предположим, из 10 человек из одного лицея 7–8 отличников подтверждали свой статус. В этом году чуть меньше. Как объяснить? Произошли изменения в организационных вопросах, переименование. Возможно, администрации были чем-то другим заняты. Отпустили немного школьников. Но все равно за ними лидерство. Они готовят реально неплохих выпускников.

Бишкек всегда показывает высокий результат — 38 процентов участников подтвердили свои оценки, показав крепкие знания. Хотя в прошлом году было 58 процентов. Здесь я не смогу найти объяснение.

— Может, стали хуже преподавать?

— За год не может быть. Преподавательский состав стабилен. Выпускники разные.

Удручающая ситуация в Ошской области. Очень низкий процент подтвердивших свои успехи как в прошлом году, так и в этом. Лишь два человека из 178 подтвердили свои отличные оценки. Чуйская и Нарынская области незначительно улучшили свой результат, а в Таласской — почти вдвое — с 21 до 41 процента. В остальных регионах результаты 2017-го оказались хуже 2016-го.

Итоги за 2017 год по областям выглядят следующим образом:

Мы проводим тест на трех языках — русском, кыргызском и узбекском. С узбекским языком обучения было всего 40 претендентов. Пусть хоть один, но он должен иметь равный доступ. К сожалению, ни один из них не подтвердил свои оценки. Влияет качество преподавания, социально-экономические условия. Традиционно население на юге республики не готово продолжать обучение в высшей школе. После девятого класса основная масса учащихся уходит. Они заняты домашним хозяйством, мелким бизнесом и так далее.

— В этом году отменили и без того скромные льготы для обладателей красного аттестата. Зачем тогда вообще он нужен?

— Ребенок с первого класса учится на «отлично». Хочет завершить школу с соответствующим документом. Мы проводили корреляцию. Половина из получивших «золотые» сертификаты по результатам Общереспубликанского тестирования как раз школьники-отличники.

Вот где льготы. Кто хорошо учится, тот получает «золотой» сертификат. И если бы не было мотивации, то никто бы на апелляцию не приходил.

— Четвертый год НЦТ работает над переходом от традиционных госэкзаменов к тестированию. Как вы относитесь к критике в адрес тестов?

— Пилотный проект стартовал в Таласской области. Внедрили тесты со множественным выбором, проверкой на последовательность, ввели открытые задания с кратким ответом. Это существенно изменило структуру.

В последние годы говорят, что тест ничего не дает, не раскрывает всех способностей ребенка, что много вопросов можно угадать и получить случайные оценки.

Тестология как наука подтверждает: до 25 процентов ответов можно угадать. Но за 25 процентов правильных ответов из 100 даже тройку не получишь. На оценку это не влияет.

Как раньше над тестом (говорю не про НЦТ) работали? Есть вопрос, на него всегда есть правильный ответ. И еще 3–4 ответа нужно придумать неправильных. Их брали с потолка, придумывали самые нелепые ответы. Конечно, это дискредитация тестовой системы. Составить тест — целая наука.

Сейчас обучаем разработчиков, каждый вопрос проходит двойную, тройную экспертизу.

Тесты надо использовать, они исключают субъективизм. И даже родители — самая консервативная часть общества — нас поддерживают. Хотя, казалось бы, им легче договориться с учителем, чтобы ребенок получил нормальную оценку.

— Когда мы полностью перейдем на тестовую форму ИГА?

— Вопрос открытый. На коллегиях министерства он ставится, изучается. Поэтому и идет пилот. В прошлом году его распространили на школы областных центров. В 2017-м ИГА в виде тестов провели в тех же школах плюс по всей Иссык-Кульской области. Но традиционные комиссии сохранили. Поэтому дети, удовлетворенные оценками на тесте, освобождены от экзаменов в школе, а недовольные имеют возможность пересдать. Результаты несколько выше, чем в 2016-м. Школы стали активнее готовиться.

Основной упор сейчас делается на повышение квалификации учителей. Через успеваемость учеников можно выявить неэффективных педагогов.

В силу того, что это эксперимент, все обошлось. Те, кто получил двойки на нашем тесте, пошли на обычный экзамен и получили удовлетворительные оценки. Вы в последние годы слышали, чтобы кого-то оставили на второй год в 11-м классе? Или на осень?

Аттестаты все получают. Предположим, если внедрят тесты, должна ли быть пересдача? Мы можем протестировать двоечника осенью. Но кто уверен, что за два месяца он выучит всю 11-летнюю программу? Все бросит, перестанет на сенокос выходить, родителям помогать по дому и сядет за учебники? Ну нет такой вероятности! Скорее всего, забудет и то, что знал.

Какие могут быть варианты? Выдать справку о том, что он прослушал 11-летний курс и на следующий год еще раз допустить его на экзамены? А что он будет целый год делать? Его никто никуда не возьмет. Нет аттестата — даже в лицей не поступишь.

Школа еще не готова работать с аутсайдерами: это ресурсы, дополнительные занятия с учителем, а бюджет не позволит этого делать. Школа, у которой будет много двоечников, рискует не получить первоклассников. Ведь родители сейчас очень внимательно выбирают школы.

Вопрос требует осознанного решения. За один год его не решить. Поэтому на следующий год традиционные экзамены останутся.

Популярные новости
Бизнес