12:56
+26
USD 67.15
EUR 72.91
RUB 1.20
Общество

Новые стандарты в образовании. Написать легче, чем внедрить

Министерство образования и науки Кыргызстана реализует шестилетний проект по укреплению системы образования, финансируемый Азиатским банком развития.

В рамках проекта разработаны образовательные стандарты нового поколения для общих и специализированных направлений в области математики, естественных и социальных наук, а также языковых предметов для 10–11 классов.

С целью апробации стандартов заместители директоров 30 инновационных школ проходят обучение.

В качестве тренеров выступают специалисты и консультанты проекта, а также международные эксперты из Грузии — Симон Джанашиа и Лаша Кокилашвили. Они ответили на несколько вопросов ИА «24.kg».

— Чиновники очень много говорят о новых стандартах в образовании. Родители же школьников не очень понимают, что они значат и чего от них ждать.

С.Д. Главное в том, что у родителей будет возможность узнать, что ожидать от администрации школы, государства и учителей. Стандарты определяют цели образования и те знания, навыки, которые должны быть у детей. Сейчас никто не владеет полной информацией. К примеру, что должен знать десятиклассник по истории. Известны только темы в учебниках.

Во-вторых, стандарты помогут объединить образовательную систему, чтобы у всех школ была одна минимальная цель.

Но остается возможность эти цели модифицировать. В Кыргызстане есть школы с разными языками обучения, которые сейчас пользуются не только разными стандартами, но и разными ресурсами.

Л.К. Главное отличие новых стандартов — личностно ориентированный подход в процессе обучения, в центре которого стоит ученик.

Фокус переносится от содержательных знаний, оценивания к обучению компетентности. Это означает интегрированное умение человека применять знания и навыки в реальной, повседневной жизни.

Я как-то был на презентации стартапов в Грузии, группа 12-классников представила реальный бизнес-план. Мы спросили у них, как можно улучшить образовательную систему. И они нам сказали: «Учителя преподают нам то, что сами учили 30 лет назад, и ждут от нас, что мы применим эти знания».

— Кто будет определять, что должен знать ученик, допустим, к 11-му классу?

Л.К. Все — общество и государство, учителя и ученики. Преподавание должно проходить соответственно интересам и требованиям учащихся, а не только каким-то теоретическим целям, которые были определены неизвестными экспертами.

— У нас регулярно предлагается включить в школьную программу одни предметы и исключить другие. Ожидаются ли какие-то изменения в школьной программе?

С.Д. Мы не эксперты в этой сфере. Это будет решение государства. Но это не главное. Одна из проблем современной кыргызской образовательной системы — как было и в Грузии — состоит в том, что если попытаться выучить много предметов за неделю или за 1–2 часа в неделю, эффекта не будет.

Лучше сконцентрировать свои усилия на меньших предметах, но учить глубже. Чтобы у детей было больше времени на эксперименты, задавать вопросы, готовиться.

А сейчас все еще остается та система, при которой за неделю проходят больше десяти предметов.

— Несколько лет назад у нас сокращали часы по математике. При этом предлагали включить в школьную программу манасоведение, айтматововедение и даже музееведение. Если оставить меньше предметов, то какие?

С.Д. Все предметы определяются по приоритетам общества и государства. Для начала нужно определиться, каких граждан мы хотим видеть после окончания школы.

В некоторых странах предлагается дифференцировать школы с математическим или каким-то другим уклоном. Надо сконцентрироваться на главном, а не на всем.

— Насколько вы верите в успех того, что новые стандарты внедрят в школах Кыргызстана?

С.Д. Написать стандарты гораздо легче, чем внедрить. Очень много стран имели проблемы в этом направлении из-за того, что государство очень мало уделяло этому внимания. Нужна очень большая поддержка для учителей, к примеру, в виде тренингов. Им нужно высвободить время, чтобы они имели возможность встречаться, обсуждать что-то между собой, между школами. Им нужно дать право менять процесс, если что-то не работает.

Сейчас мы проводим пилотирование стандартов. А внедрение, конечно, будет очень сложным процессом. Нужно подготовить поэтапный план. Я думаю, у государства есть мотивация и возможности это изменить. Чиновники, с которыми мы говорим, мотивированы.

— В школах не хватает учителей, классы переполнены, особенно в крупных городах, не хватает учебников. Как в таких условиях можно улучшить качество образования?

С.Д. Надо думать над тем, как повысить престиж профессии. Когда я начинал учить детей, будучи студентом, зарплата у меня была всего 50 центов в месяц. И ее выдавали раз в три месяца. Но преподавание приносило удовольствие. Потом было трудно, когда говорили: «Мы все за тебя решили: когда и кого ты учишь, как ты это делаешь, какие отметки ставишь». Когда у меня спрашивали, чем я занимаюсь, говорил, что просто исполняю заказы. А это уже неинтересно.

Так что надо поднять престиж, нужно давать свободу учителям и потом показывать, как они используют эту свободу.

Л.К. Если бы у нас не было ожидания, что проект будет реализован, мы бы не приехали. И потом, нельзя иметь веру и надежду без оснований. Мы объездили несколько школ в регионах республики, встретились с учителями и завучами.

Готовность ваших завучей лучше, чем когда начиналась реформа образования в Грузии в 2004 году. Они более конструктивно и профессионально относятся к инновациям.

Конечно, есть барьеры. Как представители проекта мы никогда не критикуем и не указываем, а только даем рекомендации. Поэтому могу дать рекомендацию на примере Грузии: правительству важно быть последовательным и ответственным за те реформы, которые они начинают. Нужны преемственность и политическая ответственность. Если не будет такой воли, то ни один проект не будет успешным.

Популярные новости
Бизнес