18:42
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Победить героин

В преддверии Международного дня борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом, который отмечается ежегодно во многих странах мира, корреспондент ИА «24.kg» беседует с бывшим наркоманом Сергеем Андреевым, который на протяжении нескольких лет «сидел на игле». Он рассказывает об ошибках своей молодости, о том, через что ему пришлось пройти и как чудом удалось выжить.

- Когда и при каких обстоятельствах вы попробовали первый тяжелый наркотик?

- До героина я около шести лет курил гашиш и марихуану. Началось все с 14 лет. В микрорайоне Аламедин-1 в 1999 году знакомый пригласил меня к себе на квартиру, мы покурили там анашу, и он достал белый порошок, предложил попробовать, понравилось, а через полгода на день рождения снова решил купить героин. С друзьями мы его вновь попробовали покурить. На этот наркотик тогда была своеобразная мода. Конечно, покупали мы его через посредников.

- А почему начали колоться?

- Знаете, в среднем начинающие наркоманы около года нюхают героин, потом начинают колоться, я перешел на иглу через 11 месяцев. Во время потребления мозг работает по-другому, то есть ты начинаешь жить в каком-то параллельном мире. Со временем я начал повышать дозу раз в два дня, потом несколько раз в день. Доходит до того, что ты начинаешь в целях экономии потреблять наркотик через вену.

- Где находили деньги на это?

- Я работал барменом, и денег хватало. Мне хорошо удавалось скрывать от окружающих свою зависимость. Я определил себе дозу и начал принимать наркотик. Затем администратор клуба мне предложил понюхать героин, я сказал, что не откажусь. Вот так мы с ним на пару начали потреблять. И с тех пор я понял, что уже зависим. Если утром я не принял дозу, не мог двигаться, начиналась ужасная ломка. Стал думать, как дальше жить, понимал, что если не брошу наркотики, то потеряю работу. Однако это все так сильно затягивает. Сам себе говорил, что смогу бросить, но не получалось. Около шести лет сидел на игле, менял места работы, да и работал только для того, чтобы получить дозу.

- При каких обстоятельствах решили «завязать»?

- Сначала все-таки решился на лечение. Но я видел, как знакомые, пройдя курс, продолжали колоться. Поэтому стал искать другой метод. Мой двоюродный брат был алкоголиком, его где только ни пытались лечить, все было бесполезно. Вскоре узнали о так называемых фондах и неправительственных организациях, которые открывали в стране реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов. Меня в тот момент в очередной раз задержали сотрудники милиции, и чтобы решить вопрос, нужны были деньги. Тогда мне мама сказала, что поможет при одном условии - если я начну ходить в этот центр. И вот в течение трех дней я был в центре, а поскольку приехал туда под воздействием наркотиков, то эти дни для меня стали чем-то вроде испытания: ломка и огромное желание вновь найти дозу не оставляли меня в покое. Я не мог ходить, мне было тяжело, смотрел на инъекционных наркопотребителей и не мог понять, о чем они говорят. Все хотели бросить, но не знали как.

- Кто стал примером?

- Руководитель центра. Он сам ранее десять лет принимал тяжелые наркотики и разговаривал с нами на нашем языке, он понимал, что с нами происходит. Через три дня я решил, что нужно выходить на работу, но вновь продолжил принимать героин. После вновь вернулся в этот центр, пробыл там около четырех месяцев и увидел некоторых парней и девушек, которые действительно меняются. Но и это не повлияло, я опять пошел за дозой.

- Как окончательно расстались с наркотиками?   

- Центр был расположен неподалеку от мест, где продают наркотики, поэтому многие поддавались искушению и вновь начинали употреблять. Тогда руководитель этой организации принял решение переоборудовать дачу в горах в такой же центр. И в третий раз я попал туда. Спустя полгода родители не могли поверить, что мы наконец-то бросили. Оказывается, свежий воздух и спорт благотворно влияют на организм, я даже курить сигареты перестал. Не скажу, что все в реабилитационных центрах расстаются с наркотиками, но мне удалось. И то не сразу. 9 мая я вновь попал в этот центр, и именно эта дата стала для меня началом обратного отсчета трезвости. В 2016-м уже шесть лет, как я забыл про то, что такое ломка и стал смотреть на мир совсем другими глазами. Увидел, что он интересный.

- Удалось ли создать семью?

- Свою будущую супругу я встретил в этом реабилитационном центре. Два года общались, потом поженились, у нас родился сын, но он умер из-за врожденного порока сердца. Вы представляете, какой стресс мы оба испытали, но нам удалось удержаться. Затем родилась дочь, потом еще одна. Я буду рассказывать им о том, что наркотики - это зло. У меня нет надежды на госорганы, поэтому, учитывая свой опыт, надеюсь, что смогу уберечь детей. Буду им рассказывать то, чего мне не рассказывали, то есть буду заниматься с ними профилактикой. Но говорить им, что их родители - бывшие наркозависимые, конечно, не будем.   

- А профилактика помогает?

- Однозначно помогает. Но программы, которые у нас существуют, не совсем эффективны. Ведь нужно тесно сотрудничать с самими наркозависимыми, важно понимать психологию наркопотребителя, знать, для чего, как и почему он это делает. Врачи должны хотя бы советоваться с бывшими наркоманами. У нас есть много различных программ, например программа по обмену шприцев, метадоновая и другие. Но в стране нет доступных реабилитационных центров. Просто говорить о вреде наркотиков мало, подобные информационные сообщения не остановят наркопотребителя или желающего попробовать героин. Посмотрите на сигареты со страшными картинками, ведь они не дают эффекта, люди продолжают покупать их. Нужно использовать все программы, которые есть и которые поддерживаются международными организациями. Я считаю, что центры по реабилитации должны возглавлять бывшие наркоманы, так как они понимают проблему как никто другой.

Еще хотелось бы отметить, что профилактика хорошо помогает тем, у кого большой стаж потребления тяжелых наркотиков. У меня выявили гепатит С, мне, считаю, повезло, что не заразился ВИЧ. Большинство людей, с кем мы пользовались одним шприцем, были ВИЧ-инфицированы, поэтому программы по обмену шприцев очень помогают.

- Насколько сложно существовать наркоману в Кыргызстане?   

- За потребление наркотиков нельзя наказывать. Покупая героин, я уже сам себя наказываю, но наша милиция знает, что если у наркомана есть деньги, его можно задержать. Смотрят, если ранее судимый, начинают угрожать, что закроют, требуют деньги. Приходилось отдавать не раз. Мы как-то сели с ребятами и посчитали, сколько наркозависимых в 2006 году было только в нашем районе, насчитали 60 человек, в 2016 году осталось двое. Кроме того, в списке писали напротив каждого имени: переехал, умер, попал в тюрьму, передозировка, бросил.

- Сейчас, спустя шесть лет, если увидите шприц с дозой героина, какая будет у вас реакция?

- Думаете, за это время я не видел шприцев с героином? Был случай, когда я бросил, но пришел к наркозависимому, тот взял себе часть героина, а остальное, видимо, специально оставил мне, у меня сразу поднялась температура, но я переборол себя. Нужно трезво оценивать состояние наркомана, помнить о ломках. 

- Что бы вы посоветовали тем, кто решил попробовать тяжелый наркотик?

- Совета как такового дать не смогу. Если человек испытывает желание попробовать, его уже не остановишь. Я лучше бы посоветовал государству, чтобы оно изменило отношение. Карательная политика не сработала, это же очевидно. Сейчас соответствующим структурам нужно сделать все возможное, чтобы в страну не попадали синтетические наркотики. Кроме того, нужно изменить подход к наркозависимым. Ну какой толк от того, что наркомана садят в тюрьму? Ведь там он продолжает употреблять наркотики. Поэтому необходим комплексный подход к этой серьезной проблеме.

Эксперт с многолетним опытом работы в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, полковник милиции в отставке Александр Зеличенко рассказал ИА «24.kg», каким он видит психологический портрет наркозависимого человека, находящегося в ремиссии.

- Человек, который долгое время находится под влиянием наркотиков, прежде всего испытывает постоянное состояние тревожности и депрессии. У наркомана страх перед врачами, сотрудниками милиции, родителями, он находится в постоянном поиске очередной дозы. Для наркозависимых существует множество программ, которые помогают ему находиться в состоянии ремиссии как можно дольше - вплоть до метадоновых программ.

Если человек будет строго придерживаться этих программ и трезвого образа жизни, то, я убежден и тому уже есть немало примеров, он сможет создать семью, воспитывать детей, зарабатывать на жизнь. Единственное, о чем надо помнить: у человека остается соблазн вновь попробовать, но если он находит в себе силы с помощью программ, о которых я сказал ранее, противостоять им, то это вполне нормальный человек. 

Популярные новости
Бизнес