18:30
USD 69.85
EUR 80.07
RUB 1.04

Стратегия соцзащиты. Кому жить стало лучше

В Кыргызстане неустанно пишут программы, концепции и всевозможные стратегии о нашей счастливой будущей жизни. Заканчивается реализация одного из документов - Стратегии соцзащиты населения на 2012-2014 годы. О выполненных обещаниях и о том, стал ли кто-то из кыргызстанцев жить лучше благодаря исполнению документа, ИА «24.kg» рассказал министр социального развития Кудайберген Базарбаев.

- Кудайберген Базарбаевич, изначально документ называли амбициозным, требовалось немало средств, все ли удалось воплотить в жизнь?

- Окончательные итоги подведем в начале 2015 года, но о предварительных результатах уже можно говорить. По аналитической записке Всемирного банка, стратегия выполнена на 85-86 процентов. Главный приоритет – соцзащита семей и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (ТЖС). И главный параметр здесь – получение детьми социального пособия. Если стратегию начинали при гарантированном минимальном доходе в 370 сомов, то на 1 ноября 2014 года ГМД довели уже до 705 сомов. Рост, таким образом, за три года составил 95 процентов. На следующий год предусмотрели повышение ГМД до 805 сомов, то есть еще на 10 процентов. Так мы выдерживаем все договоренности с Евросоюзом.

Мы ввели корпоративную систему управления. Теперь решение о назначении пособия принимает уже программа, исключая человеческий фактор и момент личных симпатий/антипатий. Программа уже в действии. Окончательно введем ее в первой половине 2015 года. Однако уже начало снижаться количество получателей ежемесячных пособий малообеспеченным семьям, имеющих детей (ЕПМС). В первую очередь, граждане сами стали меньше подавать заявок. Как известно, у нас принцип работы заявительный. Если в начале 2014 года по стране было 336 тысяч детей - получателей пособий (16,4 процента к общему количеству детей по стране), то на 1 декабря 2014-го их уже стало 307 тысяч (14,7 процента).

- При этом среднее пособие детям из малообеспеченных семей составляет около 500 сомов, или 16 сомов в день. На что может хватить этих средств в условиях постоянного роста цен буквально на все?

- Это иезуитский подсчет, другого слова я не могу найти. Пособие - это дополнительная помощь для семьи. Там есть крыша, стены, там есть тепло, уют, родители. Поэтому так считать нельзя.

- Неправительственные организации недавно подсчитали, что сэкономленные средства якобы направили на повышение зарплаты чиновникам, машины и оборудование, здания и сооружения. Действительно ли это так?

- Здесь просто идет искусственная подмена понятий. Статья расходов называется «машины и оборудование», а на самом деле было приобретено кухонное оборудование для Центра реабилитации, через который ежегодно проходит до 500 инвалидов, получающих протезы. Что касается расходов на «здания и сооружения», так речь идет об Аксуйском психоневрологическом женском интернате. Зданию уже более 40 лет. Впервые возникла такая возможность, и мы перенаправили средства на его ремонт.

Теперь по зарплате. Надо знать механизмы движения средств. Деньги распределяем не мы, хозяин - Минфин. В 2013 году подняли зарплату соцработников, но Минфин денег не дал, а перенаправил в этом году 48 миллионов сомов. Кроме того, сэкономленные средства за счет сокращения получателей ЕПМС пошли на выплату пособий по беременности (74 миллиона сомов), на соцпособие для инвалидов (174 миллиона сомов).

- Кстати, недавно одна из депутатов парламента озаботилась низкими размерами пособий по беременности и родам. Не планируется ли повышение выплат?

- Нет. Сегодня средний размер пособия по беременности и родам составляет 11 тысяч сомов (за 4 месяца). Есть факты, когда женщины получают пособия в размере 50-60 тысяч сомов и даже 70 тысяч. Когда я узнал такие цифры… Если в других странах есть проблема рождаемости, и женщин стимулируют материнским капиталом, то у нас такой проблемы нет. В 2014 году количество родов увеличилось, поэтому мы были вынуждены дополнительно перенаправить 74 миллиона сомов. Недавно я встречался с министром труда и соцзащиты России. Не по всей РФ есть материнский капитал, а только в тех регионах, где очень низкая рождаемость.

- Есть факты, когда соцпособия получают люди, отнюдь в них не нуждающиеся – и дом добротный, и машина, и при работе оба родителя. Проводятся ли расследования, чтобы вычеркнуть из списков таких наглецов?

- Мы начали такую работу. При поддержке Всемирного банка проводим научное исследование по Нарынской и Ошской области. Думаю, в конце января 2015 года мы уже получим первые результаты. Тогда мы, возможно, выявим ошибки включения. Кроме того, у нас есть внутренний аудит. Выявляем тех, кто неправильно назначил пособия. Многие, зная, что получат наказание, сами пишут заявления и уходят с работы. Другие получают выговоры, исправляют ошибки и восстанавливают деньги. Мы это не скрываем и называем имена публично.

- Из года в год слышны разговоры о необходимости повышения пособий. Как вы думаете, выход ли это из ситуации или нужно искать какие-то другие модели поддержки?

- Не зря говорят: чем давать постоянно рыбу, лучше дать человеку удочку и научить его ловить рыбу. Поэтому мы рассчитываем не только на бюджетные средства, но и изыскиваем другие варианты. В этом году подписали меморандум с Всемирной продовольственной программой (ВПП) ООН на $16,9 миллиона. Программа «Продукты взамен работы» рассчитана на три года, ею охвачено 27 районов республики. Местные органы власти прошли обучение и в настоящее время подбирают виды общественных работ. К примеру, человек делает арык возле дома, улучшает тротуар или сажает деревья, а может, всем сообществом роют канал. И взамен этого получают муку и масло. Это как-то поможет растормошить человека.

Тогда люди потихоньку начнут привыкать к работе. Сегодня многие просто сели, мол, нет работы, и ждут. Примерно по такой же схеме мы только начали работу с Продовольственной и сельскохозяйственной программой (ФАО) ООН. Кроме того, настырно добивались и впервые выиграли грант Трастового фонда ООН на $760 тысяч по линии гендера (по борьбе против насилия в семье). Это тоже поможет нам улучшить атмосферу в семье. Проект начнется с 2015 года.

- Кто стал жить лучше благодаря реализации стратегии?

- Многие семьи выжили в трудной жизненной ситуации - раз. Стали жить лучше получатели наших услуг в интернатах, им повысили нормы питания - два. Больше стали получать наши инвалиды – три. То есть те группы населения, на которые была ориентированна программа, и стали жить лучше.

Если раньше инвалидные коляски выдавали на 7 лет, то сейчас на 5 лет. Если раньше на них была очередь на полгода-год, то сегодня день в день выдаем после оформления документов. Это ведь тоже улучшения. Никогда раньше не было, чтобы мы в год до 14 тысяч наименований протезно-ортопедических изделий выпускали, почти на 30 процентов обеспечен рост. Кроме того, если раньше путевки на санаторно-курортное лечение предоставляли всего в 1-2 санатория, то сегодня идет полный охват: и Джалал-Абадский курорт, и Ысык-Атинский и Джети-Огузский. Открыли 7 дневных реабилитационных центров для нуждающихся граждан.

Повысили зарплату соцработникам, о которых никто никогда и не думал. Сегодня 980 соцработников обслуживают на дому около 10 тысяч одиноких граждан. Раньше они получали всего около 3 тысяч сомов. Ну что такое 3 тысячи? Только на их плечах в самое трудное время все и держалось. В такой работе душа нужна, надо любить бабушек-дедушек, любить делать добро. Поэтому в сфере остались преданные своему делу. Сегодня они получают не менее 7 тысяч. В селах это нормальные деньги. Поэтому некоторые стали заглядываться на эту работу.

- А что из задуманного не удалось выполнить?

- Мы хотели внедрить надбавку в 1,5 тысячи сомов к пособиям детей-инвалидов, нуждающимся в постоянном уходе родителей. Таких детей всего 4,88 тысячи, в год потребуется 98 миллионов сомов. Но в правительстве решили, что лучше перевести родителей как на оплачиваемую работу, чтобы они могли рассчитывать на пенсию. Поэтому сейчас это прерогатива Минтруда.

- Сейчас обсуждается новая стратегия соцзащиты на 2015-2017 годы. Какие приоритеты определены в документе?

- Семья и дети в ТЖС, ЛОВЗ и соцзащита пожилых граждан. Общая потребность в финансировании – около 29 миллиардов сомов, из них 27 миллиардов – нашего министерства, 2,7 миллиарда – министерств-партнеров. На сегодня мы уже имеем 24 миллиарда сомов, дефицит составляет всего 5 миллиардов, в процессе жизни будем решать этот вопрос. 

Популярные новости
Бизнес