05:02
USD 68.90
EUR 80.95
RUB 1.04

Расул Турганов: Легких наркотиков не бывает

Ежедневные сообщения о пресечении той или иной партии наркотиков вызывают в обществе значительный резонанс. Люди спрашивают: что это? Успешная работа оперативников или активизация деятельности наркоторговцев, которые вовлекают все больше людей в этот незаконный бизнес? Об этом и многом другом журналист ИА «24.kg» беседует с начальником службы наркоконтроля и наркопрофилактики ГСКН Расулом Тургановым.

- Складывается впечатление, что две отдельные структуры - ГСКН и ГУБНОН МВД - соревнуются, кто больше даст информации о задержании с наркотиками. У вас конкуренция? 

- Это очень хорошо, когда два органа противодействуют наркотикам и оценивают работу друг друга. Мы, как специализированный правоохранительный орган, в силу своей малочисленности и специфики возложенных на нас задач должны заниматься крупными разработками в отношении организаторов каналов, в отношении тяжелых видов наркотиков, которые к нам поступают из Афганистана. Штат же органов внутренних дел больше, они работают с людьми на местах. Участковый за определенное время изучает свой участок, выявляет потребителей, которые в будущем, и это не исключено, станут торговать ими. Обе структуры пытаются сделать так, чтобы к нам в страну наркотики не поступали. Нами подготовлен проект регламента о взаимодействии в выполнении смежных функций, возложенных на ГСКН и МВД. Мы направим наш вариант в МВД, они рассмотрят его, им нужно будет только подписать документ. То есть на основе нормативного акта мы будем сотрудничать более тесно.

- В прессе часто появляется информация о задержании человека с небольшим весом легких наркотиков. Стоит ли каждый раз об этом говорить и писать? Ведь это ваша работа, которую вы должны делать постоянно.

- Меня тоже это беспокоит, ведь завод по изготовлению подшипников не пишет постоянно, что они выпустили очередную партию. Считаю, что информацию нужно давать, когда идут более серьезные разоблачения преступной деятельности.

- Часто ли удается задержать главарей подобных группировок?

- Мы редко даем такую информацию, ведь задержать главарей или доказать их причастность не так-то просто. Социальные сети часто создают нам большую проблему, потому что организаторы группировки поставки канала могут находиться и за рубежом.

- Работать в вашей службе хотят многие, в том числе и те, кто хотел бы заработать на продаже наркотиков. Как вы набираете кадры?

- Да, соблазн действительно большой, и поэтому все кандидаты, которые идут к нам, проходят специальную проверку в ОВД. У нас единственных среди всех правоохранительных органов есть так называемый «полиграф». Согласно положению, если в процессе службы у нас возникнут какие-либо сомнения в отношении сотрудника, то мы имеем право еще раз отправить его на полиграф-тестирование. Когда поступает информация, что сотрудник занимается оборотом наркотиков, мы пытаемся поймать его с поличным, а не просто уволить.

- Расскажите о последнем случае.

- В конце прошлого года мы совместно с таможенной службой и органами национальной безопасности задержали двух наших коллег. Это были сотрудники Джалал-Абадского управления ГСКН.

- Детектор не помог?

- Это уже от человека зависит. Кто-то, даже начав работать честно, но узнав, какие там деньги крутятся, не удержался от соблазна. Думает, один раз попробует, вдруг получится, зато потом можно будет квартиру купить, машину. Но остановиться не получается.  

- В 2015 году показатель раскрываемости выше предыдущего. Впрочем, как и во многих силовых ведомствах. Как это понимать: вы стали лучше работать или число вовлеченных в подобную деятельность возросло?

- Утверждать не могу, но может быть, и такое, что больше людей стало мелкими партиями завозить наркотики. Пока не будет абсолютно точных данных об их транзите на нашу территорию, сказать трудно. Как бы мы ни старались, но нужно отходить от подобной системы, которая требует повышения раскрываемости. Это так называемая «медвежья услуга». В 2015 году героина изъято на 51 килограмм больше, чем в прошлом, гашиша - на 54 килограмма больше. Я считаю, что мы хорошо работаем, потому что увеличилось изъятие тяжелых видов наркотиков. Всего правоохранительными органами по итогам 2015 года изъято 28,668 тонны  наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Если взять по видам наркотиков, оказывается не такая уж и радужная картина, потому что 15,5 тонны из общего количества изъятого - это прекурсоры. Это серная, соляная кислота.

- Что вы думаете по поводу легализации легких наркотиков?

- Легких наркотиков не бывает. Я категорически против любой их легализации. Да, я читал в Интернете, что американские ученые доказали, что марихуана, и тетрагидроканнабинол в частности, убивают раковые клетки на начальной стадии. Мне кажется, этот вопрос должны решать медики, наркологи, психологи. В каком объеме и как действуют на психику человека эти вещества, они лучше знают. Но если действительно докажут, что убивают раковые клетки, то почему бы и нет? Но все должно быть в разумных пределах. Нельзя пустить все на самотек, надо думать и о последствиях.

- Снижение числа наркозависимых в стране - это эффективная работа медиков или ваш отчет перед населением об успешной работе? 

- Что людей толкает к употреблению наркотиков? Это депрессия, стрессы и социально-политическая обстановка в стране. С 2012 года, согласно данным Республиканского центра наркологии, мы наблюдаем снижение числа наркозависимых. Сегодня, опять же согласно официальным данным, их 9,77 тысячи человек, что на 1,628 меньше, чем в 2012-м. Большинство наркозависимых - это лица в возрасте от 25 до 40 лет. Почему их число уменьшается? Может быть, кто-то перестал употреблять и стал заниматься торговлей, переправляя зелье в Казахстан и Россию, а кто-то умер от зелья.

Популярные новости
Бизнес