14:21
USD 69.85
EUR 80.07
RUB 1.04

Дастан Бекешев еще раз о порке как наказании, только подробнее

На прошлой неделе депутат Дастан Бекешев на пленарном заседании в рубрике «Разное» выступил с весьма необычной инициативой. Он предложил ввести телесные наказания для преступников. Такой неожиданный посыл вызвал бурную реакцию в интернет-сообществе. Депутата обвинили в нарушении прав человека. Специально для ИА «24.kg» парламентарий дал пояснение сути своего предложения.

- Дастан Далабайевич, вы один из немногих, кто зарекомендовал себя адекватным депутатом с действительно нужными КР законодательными инициативами. И тут – бац! - телесные наказания. Что это? Эмоции? Досадная ошибка? Или начало предвыборной кампании?

- Как только я озвучил свое предложение, на меня посыпался шквал критики. Стали говорить о возврате в Средневековье, ущемлении прав граждан и даже о том, что у меня начались психические отклонения. Ответственно заявляю, что свою инициативу высказал не в каком-то порыве или на эмоциях. Предложение о телесном наказании было обдуманным.

Когда в парламенте рассматривается вопрос «Разное», то дается, вы это знаете, всего несколько минут. Возможно, я не успел доходчиво сформулировать свою инициативу. А мое выступление получилось скомканным, нераскрытым. Извиняюсь, если мои слова кого-то оскорбили или оставили в недоумении. Но это не значит, что я предлагаю какие-то дикие решения существующей у нас проблемы или, как выражается молодежь, «чего-то покурил». Я просто проанализировал существующие меры наказания и задался вопросом: приводят ли они к поставленным целям – перевоспитанию человека?

- Получается, не приводят, раз возникла инициатива?

- В действующем законодательстве есть несколько видов наказания по уголовным преступлениям: штрафы, общественные работы, тюремное заключение. Сегодня взыскивается лишь треть штрафов. Как правило, осужденные предпринимают попытки отсрочить или затянуть их выплату, придумывая разные причины для невыплаты. А механизмов взыскания денежных санкций нет. Институт общественных работ не действует. Как заставить человека, который отказывается от общественных работ? Отправлять в тюрьму? Тоже не лучшее решение проблемы.

Что касается статистики по тюремному заключению, то, к примеру, из 30 тысяч преступлений против собственности (кражи, мошенничество, грабеж) обвинительные приговоры получают около 5 тысяч человек, в среднем сроком до 5 лет. Это преступления небольшой тяжести. Допустим, подросток украл сотку. Всякое бывает, ведь сейчас среди молодежи есть культ денег, гаджетов. И что? За этот проступок надо его сажать в тюрьму? Думаю, что нет. Сегодня и так ценности многих ребят нивелированы. И воровская тематика, что скрывать, для них полна романтики.

Я это знаю - так уж получилось, что там, где я жил, 15 процентов молодежи эту культуру приняли, и теперь тюрьма стала их вторым домом. Криминальному миру сложно противостоять, в том числе из-за коррупции в правоохранительных органах.

- И все-таки, почему порка?

- Мы решили предложить обществу рассмотреть альтернативный вариант наказания в виде института порки. Это не средневековые методы, как говорят некоторые. Сразу возникает картинка, как людей будут калечить, жестоко избивать. Но мы лишь говорим об адекватном телесном наказании. Конечно, надо изучать этот вопрос на уровне экспертов, с психологической, социологической точек зрения.

Интернет-сообщество заявляет о том, что такая норма противоречит международным договорам, что наказание должно быть не унижающим человеческого достоинства. Ну тогда давайте вспомним положение дел в нашей пенитенциарной системе. Даже один день в тюрьме разве не пытка? Разве не наказание с тем самым унижением? Состояние учреждений, призванных быть исправительными, оставляют ужасающее впечатление. Там нет элементарных условий. При этом после тюрьмы ты можешь выйти больным туберкулезом, стать инвалидом или вовсе выйти «опущенным», что еще хуже. Да и здоровый человек уже не сможет реабилитироваться полностью. Везде его будут ущемлять, он вынужден будет опять идти на преступления и снова попадет в тюрьму. Человек, попавший на наши зоны, уже не встанет на путь исправления, а наоборот, будет социально дезориентирован. При этом ежегодно мы направляем более 800 миллионов сомов на пенитенциарную систему. Это много для нашего бюджета, но мало для нормального содержания колоний.

- А вы предполагали, что будет такая бурная реакция на ваше скандальное ноу-хау?

- Порой политики, гражданские активисты опасаются высказать свое истинное мнение, боясь общественного порицания. Но надо не этого бояться, а того, что люди становятся пассивными, перестают верить в идеи. Предлагать всегда тяжело, а критиковать легко. Подобного рода вопросы надо обсуждать конструктивно. Еще я бы просил не примешивать к моей инициативе религию. Она тут совершенно ни при чем.

- Изучали ли вы опыт других стран?

- Мне бы хотелось взять за основу опыт Сингапура. Там не часто, но применяются телесные наказания за определенные виды преступлений. Например, за хулиганство, серьезные нарушения правил дорожного движения. Мои оппоненты говорят, что у кыргызов никогда не было такого вида наказаний и, мол, это постыдно. Но у кыргызов и тюрем не было никогда, а сейчас есть. Не надо представлять себе этот процесс так: отстегал преступника 10 ударами плетью или отшлепал розгами. Уверен, что есть определенный регламент, как это делается. Это не то, что человек выходит и сам решает, как бить преступника и с какой силой. Конечно, телесные наказания можно применять не ко всем. Как и в других видах наказания, должны быть неприкосновенные категории. Например, к общественным работам не могут быть привлечены инвалиды или тяжелобольные. Применение института порки можно также градировать.

- И все-таки как вам видится реализация этого альтернативного вида наказания? Кто будет его осуществлять? И где? И чем – розгами, камчой, ремнем или, может, палкой? Как это будет происходить?

- Я еще раз повторю, что вопрос требует тщательного изучения, и никаких конкретных деталей пока нет. Я думал, что можно было бы организовать этот процесс на базе ГСИН. Но боюсь, будет иметь место человеческий фактор. Поэтому можно было бы рассмотреть вопрос об автоматизации этого процесса, например, придумать специальное устройство. Наверняка, услышав об этом, мои оппоненты опять скажут, мол, вот сидит иллюзионист и придумывает.

На самом деле, этот принцип наказания гуманнее, чем тюрьма. Он экономнее, чем тюрьма, да и будет иметь больше морального воздействия на других людей, которые потенциально могут совершить преступление. Можно даже записывать это наказание на видео и в качестве поучительного урока демонстрировать. Думаю, каждый задумается над тем, что не хотел бы так стыдиться перед обществом.

- Вы намерены разработать соответствующий законопроект?

- Нет, не буду. Я просто предложил подумать над самой идеей. Другое дело, если эксперты скажут свое веское слово, а общество поддержит, тогда можно подумать и о законопроекте. Скоро в ЖК будет рассматриваться пакет поправок в УК КР. Думаю, в рамках этого обсуждения можно создать рабочую группу.

- Но ведь мы много говорим о гуманизации уголовно-процессуального законодательства. На уровне правительства и аппарата президента идет экспертная работа по коррекции УПК в сторону гуманизации. А на этом фоне некоторые ваши коллеги ратуют за ужесточение наказания или даже отмену моратория на смертную казнь. Вы как считаете: насильник, нанесший малолетнему ребенку непоправимый вред здоровью, в том числе душевному, должен быть казнен?

- Я за гуманизацию: тюрьма не исправляет граждан. Но порой мы можем догуманизироваться до того, что рецидивисты будут только рады. Поэтому во всем должна быть мера. Что касается насильников, то к ним невозможно применять милосердие. Когда сталкиваешься лично с такими трагедиями, эмоционально всегда поддерживаешь смертный приговор. Но на деле я противник казни, ведь от судебной ошибки никто не застрахован. И как ее потом исправить? Как быть, если казнен невиновный человек?

А вот если к порке неправильно будут приговаривать, то потом можно наказать самого судью.

- Отстегав самого судью розгами?

- Возможно (смеется). Но если серьезно, то считаю, что у человека всегда должно быть право выбора. Если человек в силу финансовых трудностей не может заплатить штраф, пусть идет на общественные работы или выбирает порку. Всегда надо оставлять люфт при осуществлении правосудия.

Популярные новости
Бизнес