19:45
USD 69.83
EUR 79.74
RUB 1.06

Дело Нарымбаева/Коркмазова: ставка на фальсификацию

В громком уголовном деле Нарымбаева/Коркмазова с каждым очередным заседанием суда всплывает много интересного, но отнюдь не доказывающего вину бывшего высокопоставленного чиновника. Скорее всего, мы наблюдаем весьма откровенную подтасовку фактов и «фактов», фальсификацию и подмену важных документов и свидетельских показаний. Вот и депутаты Жогорку Кенеша, решившие разобраться, подтверждают такие выводы.

В конце ноября 2015 года Первомайский районный суд признал Данияра Нарымбаева виновным и приговорил к трем годам лишения свободы. Его «подельник» - бывший депутат ЖК Хаджимурат Коркмазов - получил полтора года лишения свободы.

А вот $50 тысяч, которые якобы в виде взятки получил теперь уже экс-руководитель аппарата президента страны, в суде никто не представил – ни гособвинение, ни свидетели со стороны обвинения, ни сам Коркмазов. Эти $50 тысяч не просто деньги, это обязательное условие обвинения – предмет преступления. Но его нет. Нет ни аудио- или видеозаписи получения взятки Нарымбаевым, нет его отпечатков на купюрах. Нет никакой доказательной базы. Ни одной прямой улики. Есть показания Хаджимурата Коркмазова. Есть показания парламентской мелкой чиновницы, родственников бывшего мэра Наримана Тюлеева и депутата Нургазы Айдарова. Дошел ли он, Коркмазов, взявший деньги у Тюлеевой, с четвертого этажа на седьмой - к Нарымбаеву, никто из них не видел. Но обвинение построено только на показаниях этих людей. То есть на словах.

«Главные» актеры спектакля

Итак, действующие лица разоблачительного скандала с фактом якобы вымогательства крупной суммы у семьи Тюлеевых – дочь бывшего градоначальника Назгуль Тюлеева, ее брат Бакыт, то ли подруга, то ли соратница Наримана Тюлеева – Ольга Плотникова – сотрудница аппарата ЖК, депутат ЖК Нургазы Айдаров.

В суде первой инстанции установлено, что все эти люди так или иначе причастны к передаче взятки, которую «вымогал» правая рука президента КР. Все рассказали: как, куда, когда, по чьему звонку передавали деньги. Масса нестыковок, множество противоречий, путаница в показаниях. Как венец - пикантные откровения Ольги Плотниковой, ради спасения имущества Наримана Тюлеева пошедшей на «стриптиз» в кустах, чтобы спрятать пачки долларов в нижнем белье. По мнению гособвинения, рассказов этих вполне достаточно для доказательства?

Все эти люди охотно подтверждают, что участвовали в преступлении (дача взятки – это преступление). Назгуль Тюлеева, ее брат, привезший к «Белому дому» первую порцию валюты, Ольга Плотникова, выступившая курьером от белодомовских кустов до кабинета. Все они в руках держали взятку, которую под мышкой унес в глубины коридоров «Белого дома» Коркмазов. Но $50 тысяч куда-то испарились. Их нет. Где же они? Следствие ответа не дает.

В отношении всех указанных лиц следственными органами уголовное преследование было прекращено. Из взяткодателей они переквалифицированы в свидетели. Почему? Что послужило основанием?

Напомню, согласно УПК КР, уголовная ответственность может быть снята в случае, если взяткодатель поставил в известность правоохранительные органы до момента преступления. Следствие сняло обвинение во взяткодательстве с Назгуль Тюлеевой на основании того, что она 15 июля перед дачей взятки Хаджимурату Коркмазову заявила об этом в правоохранительные органы.

Но она сама лично заявляла, что 7 мая 2015-го передала первую взятку. В органы об этом факте дочь Наримана Тюлеева не заявляла. То есть совершила преступление. Так почему с нее сняли обвинение?

Нургазы Айдаров и Ольга Плотникова, так подробно рассказавшие следствию, как участвовали в передаче взятки, тоже не привлечены к уголовной ответственности. Почему? Не в обмен ли на показания против Данияра Нарымбаева с них сняли обвинение?

Как ни крути, но по-прежнему это громкое дело остается мутным. Ведь ничего, кроме слов этих людей, рассказавших о том, как участвовали в передаче взятки, у следствия нет. При этом все свои показания против экс-руководителя аппарата президента КР они дали только со слов Хаджимурата Коркмазова. Ни один из них не является прямым свидетелем получения взятки Нарымбаевым.

«Прима»

В деле есть второй эпизод – задержание Хаджимурата Коркмазова с поличным при получении $100 тысяч. Здесь все: предмет преступления - деньги, видео- и аудиозапись задержания бывшего члена «Ата Журта» с поличным, отпечатки его пальцев, смывы специальной краски, которой пометили купюры, и взятые с его рук…

Ни следствие, ни суд первой инстанции этому факту вообще не придали значения. Никто и никак не доказал, что эти деньги предназначались Нарымбаеву.

Как и почему Хаджимурат Коркмазов, пойманный с поличным, стал главным обвинителем Нарымбаева? Почему человеку, взятому с поличным со взяткой размером $100 тысяч и признавшемуся в получении взятки суммой $50 тысяч, назначено наказание в полтора года, а Данияр Нарымбаев, обвиняемый только по показаниям Коркмазова, осужден на три года?

Что накопали депутаты?

По запросу защиты Данияра Нарымбаева депутаты парламента Омурбек Текебаев, Каныбек Иманалиев и  Алмамбет Шыкмаматов плюс специалисты аппарата Жогорку Кенеша и привлеченные эксперты решили выяснить, действительно ли Ольга Плотникова менее чем за четыре минуты вышла из «Белого дома», получила деньги, спрятала их на себе в елках, извините (по ее же собственным словам), и вновь зашла обратно в здание?

Странно, что эти показания Плотниковой следствие не попыталось закрепить доказательствами. Ведь в здании ЖК, напичканном современными системами безопасности и видеонаблюдения, это сделать было проще простого. Странно, и то, что на предоставлении суду беспристрастных технических данных настаивало не следствие и гособвинение (напротив, они возражали в суде), а защита обвиняемого Данияра Нарымбаева. 

Невероятно, но факт: когда защита последнего запросила эти данные через ходатайство в суде, то в суд поступили… сфальсифицированные данные.

Итоги депутатского расследования это подтвердили. Установлено, что суд запросил эти данные в аппарате ЖК. Ответ пришел в виде произвольно написанного акта за подписью заведующего отделом информационных технологий А.Кадырова и двух его подчиненных.

В акте указано время выхода-входа Плотниковой за весь день 7 мая и в общем ряду - время 16.50-16.54. К акту не были приложены технические распечатки из базы данных сервера системы контроля и управления доступом ЖК КР, подтверждающих указанное время. Это вызвало подозрение у стороны Нарымбаева, и они обратились к депутатам почти всех фракций с запросом о проверке данных, представленных суду.

25 декабря 2015 года группа депутатов произвела проверку в отделе информационных технологий аппарата ЖК. Весь процесс депутаты снимали на видео.

По словам Омурбека Текебаева, сотрудники отдела уверяли парламентариев, что данных за 7 мая 2015 года нет, потому что они хранятся всего три месяца с момента регистрации и автоматически стираются.

Такие пояснения аппаратчиков вызвали у депутатов массу вопросов. Ведь аналогичные данные, истребованные во время судебного разбирательства, в Первомайский суд из аппарата ЖК были предоставлены 29 октября, то есть спустя полгода, прошедших с 7 мая 2015-го.  

4 января депутаты вновь пришли с проверкой. На этот раз пригласив независимого IT-специалиста. Последний, поработав с техникой, установил: нужные данные были удалены – в корзине записей сервера присутствуют полные данные за апрель и июнь 2015 года. За май - удалены.

Однако независимый IT-специалист при поиске в архиве сервера обнаружил эти удаленные данные. Установлено: Ольга Плотникова 7 мая в указанный ею час не выходила и не возвращалась в ЖК. Согласно данным сервера, Плотникова вообще не выходила из «Белого дома» все время, пока там находилась Назгуль Тюлеева.Получается, Ольга Плотникова и остальные в суде дали ложные показания? Это уголовно наказуемое деяние.

Примет ли во внимание суд второй инстанции факт подлога? Покажет ход событий.

Чего еще не захотело знать следствие?

Отчего следствию так сложно было установить, кто из вышеперечисленных фигурантов громкого дела бродил 7 мая по седьмому этажу «Белого дома» и заходил к руководителю аппарата президента? Этот вопрос важный – записи с камер видеонаблюдения позволили бы установить, кто, во сколько и в какой последовательности заглядывал к Данияру Нарымбаеву. Это уже не рассказы, а объективные доказательства. Однако следователи предпочли не запрашивать записи камер видеонаблюдения, расположенных в непосредственной близости от кабинета руководителя аппарата главы государства. Почему?! Не потому ли, что это ломало версию следствия? Во всяком случае, уже в суде их запросили адвокаты Нарымбаева, уверенные, что видеозаписи хранят алиби для их подзащитного. Однако в суд пришел официальный ответ от Девятого управления ГКНБ: «Видеокамер наблюдения на пути следования от кабинетов депутатов до приемной руководителя аппарата президента нет». Все, кто бывал на седьмом этаже, знают, что видеокамеры там почти на каждом углу.

Еще одна подозрительная странность. Следствие приобщило к делу видеозаписи камер видеонаблюдения о прохождении 7 мая в здание Назгуль Тюлеевой. А видеозапись прохождения Плотниковой, якобы выходившей за деньгами, не приобщило. Мол, видеозапись не сохранилась. Как за один день из общей базы данных сохранилась одна видеозапись, но не сохранилась другая? Почему-то техника «удаляет» только то, что ломает обвинение против Нарымбаева.

Очень странное дело

Что имеем на сегодня? Депутат парламента страны Хаджимурат Коркмазов был взят с поличным при получении огромной взятки – в $100 тысяч. Если точнее, то $99 тысяч 600. При этом $400 долларов случайно остались в сумке, объяснила Назгуль Тюлеева. Задержан народный избранник в собственном частном офисе 15 июля 2015 года. Затем всплывает «взятка» размером $50 тысяч. Никто ее не видел – ни Коркмазов – как бы главный свидетель, соучастник и посредник. Ни следствие. Нет видео. Нет аудио. Нет улик. В суде ничего из перечисленного не представлено. Есть лишь пресс-релиз Генпрокуратуры.

Итак, $50 тысяч можно назвать какими-то виртуальными. Но именно эти деньги, которых никто не видел, стали основой громкого разоблачения.

Согласитесь, вполне логичный вопрос: почему вся шумиха поднялась вокруг этих $50 тысяч? Почему ни у кого, и в первую очередь у следствия и суда, не возникли вопросы по факту получения Коркмазовым $100 тысяч? Задержали с поличным. Вся изъятая сумма приобщена к материалам дела как улика, как доказательство, но ни слова об этом.

Разве не странно, что и следствие, и судебное разбирательство сконцентрировано только на доказательстве виртуальных $50 тысяч? Из всего многотомного уголовного дела 90 процентов материалов – о $50 тысячах. Факт задержания с поличным Коркмазова при получении суммы, в два раза большей, на нескольких страницах.

Еще раз: Коркмазов задержан 15 июля. До этого дня ни намека на то, что еще 7 мая Нарымбаеву якобы занесли взятку. Но все расследование, начатое именно 15 июля, сосредоточено на событиях, то ли имевших место, то ли нет, два месяца назад. Почему? Почему следователи Генпрокуратуры, а затем и суд демонстрируют общественности такое откровенно тенденциозное расследование? По сути, ничего, кроме слов Коркмазова, в деле нет. Все показания остальных свидетелей даны с отсылкой к тому же Коркмазову. Больше ничего. И главное, нет предмета преступления по событиям в мае.

Теперь, когда депутаты ЖК установили факт подлога акта о данных чиповой регистрации, когда выяснилось, что Ольга Плотникова никуда не выходила из здания, а следовательно, не могла занести на обратном пути пачки денег под платьем, эти вопросы тем более требуют ответа.

Получается, что следствие и суд первой инстанции не были заинтересованы в объективном поиске истины?

Означает ли это, что обвинение интересует только одна, заведомо состряпанная версия, когда главный обвиняемый - Данияр Нарымбаев? Как тут не вспомнить внезапное признание в Первомайском районном суде Хаджимурата Коркмазова, оглушенного грозящим сроком: «А вы (обращаясь к гособвинителям. - Прим. ИА «24.kg») мне весь процесс говорили, что только идет повод на Нарымбаева, на Нарымбаева!»

…Первомайский районный суд Бишкека вынес приговор, квалифицировав действия бывшего руководителя аппарата президента Данияра Нарымбаева как мошенничество. При этом судом вполне убедительно обоснована несостоятельность обвинения по статьям «Вымогательство взятки» и «Злоупотребление служебным положением». Однако этот же суд не счел нужным так же развернуто обосновать, в чем же состоит мошенничество Данияра Нарымбаева?

Популярные новости
Бизнес