11:21
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Муслим Ражапбаев о ценности леса, долге человека и повозке дров

«Некоторые даже не подозревают, что можно сделать из одного кубометра леса, - рассказывает главный герой знаменитого советского фильма «Девчата» Илья Ковригин. - А можно сделать 200 килограммов бумаги или 170 пар резиновых галош, или, например, две шины для автомобиля, или 180 килограммов шерсти».  

А вы, дорогие читатели, знаете, что из древесины изготавливают более 20 тысяч видов изделий и продуктов? Без нее не может обойтись ни одна отрасль народного хозяйства. Кроме того, леса – это здравницы и места отдыха, ресурс культуры и науки, украшение ландшафта, источники радости и здоровья, эстетического и экологического воспитания.

По официальным данным, в Кыргызстане лесной фонд относительно небольшой и занимает около 5-6 процентов от общей территории страны, что составляет около 1 миллиона 116 тысяч 300 гектаров.

В КР в третье воскресенье сентября отмечается День работника леса. ИА «24.kg» взяло интервью у ученого секретаря Института леса имени П.А.Гана Национальной академии наук КР Муслима Ражапбаева.

- Как в Кыргызстане обстоят дела с лесами, их площадь сокращается или увеличивается?

- По данным Госагентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства,с 90-х годов в республике идет динамика роста. Но увеличение происходит отчасти за счет прибавления земель, которые ранее находились в колхозах и совхозах. Добавились земли и на территориях айыл окмоту, госземзапаса. Ранее эти участки не учитывались.

Со времен СССР в КР ежегодная заготовка древесины составляла около 50 тысяч кубов, но потребности в республике выше - примерно 500 тысяч кубов.

- В чем же ключевые проблемы этой отрасли?

- Самая главная – в деградации и уничтожении лесов, и больше всего способствует этому антропогенный фактор. Потому что население растет, потребности его в древесине увеличиваются. В сельской местности до сих пор для ежедневного приготовления пищи используют дрова.

Нам везло, что не было крупных пожаров, как в России и Европе. В КР ежегодно площадь возгорания составляет 50-100 гектаров. Однако в 2015 году в ущелье Чычкан произошел  масштабный пожар, сгорело около 200 гектаров угодий. Это достаточно серьезный урон для экосистемы.

- Вы сказали, что при грамотном и рациональном ведении хозяйственной деятельности люди смогут использовать леса вечно. А какова картина сегодня?

- Для КР 90-е годы были сложными: низкая социальная защищенность, трудности с финансированием хозяйств, местное население все агрессивнее стало использовать ресурсы лесов. К настоящему моменту наиболее эффективные, устойчивые формы хоздеятельности пока не установились. Было множество попыток эксплуатировать лесные массивы, но самая оптимальная форма управления еще не выработана. Сейчас тоже идут изменения, недавно в республике создана комиссия по реформированию лесной отрасли. Хорошо, что смогли сохранить хотя бы эти земли. Но, к сожалению, есть места, где мы потеряли участки, в том числе и в наших уникальных орехоплодовых лесах, которые имеют одну из самых больших площадей естественного происхождения в мире. Люди стали собирать орехи, для многих это стало единственным источником дохода. Из-за такого антропогенного вмешательства нижняя граница леса поднимается. 

Один из главных факторов, негативно влияющих на состояние лесов, на их рост и развитие, - это нерегулируемый, чрезмерный выпас скота. В СССР были совхозы, колхозы, отгонные пастбища, это была целая продуманная система, а в данное время ротация земель не применяется. Наиболее интенсивно используются ближайшие пастбища, расположенные вблизи сел, что приводит к снижению возобновляющихся процессов.

Поэтому есть необходимость в совершенствовании нормативной базы. К тому же заповедник - это некий эталон природы, где запрещены любые виды деятельности, на этой территории нельзя даже что-либо сажать, можно только наблюдать.

- Действительно ли заповедники – это строго охраняемые зоны?

- К сожалению, нет, практически во всех особо охраняемых территориях и даже в заповедниках ведется хозяйственная деятельность. Возводят даже туристические объекты.

Сейчас в Жогорку Кенеше рассматривают инициативу о выдаче вышеуказанных земель в аренду. Ранее такого закона не существовало, хотя в реальности есть участки, которые сдаются для рекреации.

К нам тоже приходил этот документ, мы выражали свою критику и вносили замечания. Существуют нетронутые красивые земли, и, наверное, есть люди, которые хотят арендовать их на длительный срок в коммерческих целях. Но к данному закону нужно подходить очень осторожно. Так как у нас в стране есть проблема: на бумаге разрешат вырубать три дерева, а на практике вырубят десять, скажешь, разрешено построить маленький навес, а наши возведут девятиэтажное здание.

Человек всю жизнь будет брать от природы, и если это делать грамотно и продуманно, то она разрешит.

- В Кыргызстане много фактов незаконной вырубки лесов, только в 2014 году выявлено 622 факта, в результате нанесен ущерб в размере 11 миллионов 532 тысяч сомов. Какие конкретные механизмы и рычаги применяются для борьбы с преступлениями?

- В виде наказания увеличены штрафы, с конца 90-х годов было много попыток применить международный опыт. Подразумевается, что к охране зеленых массивов привлекают местное население для совместного управления лесами, чтобы сами жители также были заинтересованы и получали от этого пользу и доход. За это время было достаточно проектов, но по сей день четко выработанного механизма для борьбы с проблемой нет. 

Только карательными мерами ничего не добьешься, необходим комплексный подход. Ни штрафы, ни уголовное преследование не помогут, если у людей будет необходимость в лесе. Есть, конечно, граждане, которые сделали это бизнесом. Это браконьеры, и их нужно жестко наказывать.

Для каждого лесорастительного региона необходимо разработать отдельные механизмы и планы развития.

- Госагентство предлагало законопроект о сокращении ядерной зоны заповедников до 50 процентов от общей площади. Говорили, что эту зону должна определять Академия наук. Однако активисты выступают против поправок, как вы относитесь к этой инициативе?

- Я думаю, нужно оставить прежнюю норму в 75 процентов. У нас есть парки, лесхозы, где можно развивать туристические зоны.

- Когда к вам пришел этот документ, вы выступали против или просто промолчали?

- Нет, мы ответили, что заповедники трогать не стоит и что данные инициативы противоречат Лесному кодексу и другим нормативным актам. Если примем такой закон, тогда нужно будет переименовывать заповедники в лесхозы.

- Какие предложения разработаны институтом для лесовосстановления и лесоразведения?

- Мы вырабатываем рекомендации, начиная от заготовки семенного материала и до посадки деревьев. В силу небольшого бюджета не можем проводить глубокие исследования.

Во всем мире сейчас активно развивается система оплаты экосистемных услуг. Есть организации или страны, готовые платить компенсацию регионам, где произрастают леса и формируются реки (стоки), которые потом используются ими ниже по течению. Этот мировой опыт расширяется. Поэтому мы можем выходить на региональный уровень.

Большая часть воды, которая сформировалась на нашей территории, вытекает за пределы КР. Эффект и пользу от нее получают соседи. Если мы цифрами докажем влияние лесов на сток, качество, режим вод, на ледники, которые сейчас считаются стратегическими объектами, тогда сможем не то чтобы требовать, а уже говорить о совместной работе в деле использования и сохранения водных ресурсов. Например, ждать содействия в сохранении тех условий, которые помогают использовать водные ресурсы, в том числе и им, то есть вкладывать средства в сохранение лесов. Я понимаю, что это сложный процесс, особенно в нашем регионе, но такую работу необходимо начинать хотя бы на локальном уровне. Это будет механизм, который поможет сохранить экологический баланс.

Для реализации этой идеи необходима заинтересованность со стороны государства. Хотя, возможно, мы не так активны.  

- Насколько государство уделяет внимание вопросам леса?

- На сегодня мало, недостаточно, этот вопрос как-то в не приоритете. Например, бюджет института небольшой, деньги выделяются только на зарплату и коммуслуги, на другие цели мы сами пытаемся изыскивать средства. Пишем программы, проекты, чтобы международные доноры помогли с финансированием, хотя на научные исследования, особенно в лесной сфере, не так просто найти деньги. Наука не в приоритете, ведь результаты здесь можно увидеть не так быстро, как в других сферах. Есть, конечно, фонды, которые выделяют гранты и на научные исследования. Проектные предложения мы подаем.

- Насколько люди в Кыргызстане осознают потенциал лесов?

- Казалось бы, все понимают, что да, вырубать леса незаконно, безнравственно. Это может привести и к чрезвычайным ситуациям, способствовать возникновению селей. Вроде, все осознают опасность и вред, но все равно поступают по-своему. Порой смотришь, едет повозка, доверху груженная свежесрубленными дровами, думаешь: эх, а ведь я только что объяснял хозяину…

Поэтому нужно давать возможность альтернативы на местах, а где-то ужесточать наказание. Пора властям осознать, что мы живем в зоне пустынь и что один из главных ресурсов страны в таком климате – это лес.

Популярные новости
Бизнес