12:03
USD 84.75
EUR 102.96
RUB 1.14

Возмещение ущерба по уголовным делам. Амнистия или узаконенная взятка?

С момента смены власти в Кыргызстане изменилось и отношение к уголовным делам по коррупционным статьям. Теперь можно возместить ущерб и выйти на свободу. Однако юристы считают, что подход силовиков избирательный, а сама система может быть незаконной.

Деньги потекли рекой

Одним из первых решений Садыра Жапарова еще на посту и. о. премьер-министра и президента стало объявление экономической амнистии. Он дал возможность чиновникам добровольно вернуть средства в обмен на то, что преследовать их не будут.

В начале ноября генеральный прокурор Курманкул Зулушев сообщил, что фигуранты четырех уголовных дел возместили ущерб государству в рамках экономической амнистии. Правда, не стал называть их имена. По его словам, есть тайна следствия, которую необходимо сохранять.

«Четыре фигуранта перечислили на депозитный счет ГКНБ 382 миллиона 533 тысячи 832 сома. Работа по возмещению ущерба государству продолжается», — сказал Курманкул Зулушев.

Только по этим пяти громким уголовным делам последних месяцев возместили ущерб на 2 миллиарда 18,5 миллиона сомов.

Самым громким стало дело экс-замглавы Гостаможенной службы Райымбека Матраимова. Он погасил ущерб в 2 миллиарда сомов. После него такие дела посыпались как из рога изобилия.

Глава Савайского айыл окмоту Кара-Суйского района Мунарбек Сайпидинов, которого называют окул бала Райымбека Матраимова, возместил ущерб в 1 миллион 33 тысячи 700 сомов и отправился под домашний арест.

Начальники Юго-Западной и Северо-Восточной таможни Нурлан Ражабалиев и Абдыбахаб Боронбаев проходили по делу о серых схемах экс-замглавы ведомства Райымбека Матраимова. Обоих обвиняли в коррупции, но они подписали соглашение о сотрудничестве со следствием и находятся под домашним арестом. Один из них выплатил государству 6 миллионов сомов, второй — 8 миллионов сомов.

Чиновник ошской мэрии Кылычбек Саркарбаев, которого обвинили в подделке паспорта, возместил ущерб в 1 миллион сомов.

Погасил часть ущерба (2,5 миллиона сомов) и задержанный по подозрению в коррупции статс-секретарь Министерства транспорта и дорог Эрмек Мамыркалиев. Правда, позже его все равно задержали.

Все на счетах Минфина

Когда Садыр Жапаров объявлял экономическую амнистию, то утверждал — это поможет пополнить государственный бюджет. В том числе изыскать дополнительные ресурсы, вернуть капиталы, ранее незаконно вывезенные за пределы государства, в том числе в офшорные зоны, вывести теневые ресурсы бизнес-сообщества в правовое русло.

По данным Министерства финансов, средства от экономической амнистии поступают на депозитный счет для поддержки бюджета. На сегодня на него поступил 1 миллиард 550 миллионов 38,4 тысячи сомов. Большинство средств от Райымбека Матраимова.

«На сегодня средства находятся на счетах Министерства финансов. Правительство может тратить их на поддержку бюджета. Но пока этого не было», — подчеркнули в Минфине.

Законность под вопросом

Мнения юристов относительно законности требования возместить ущерб в обмен на свободу разделились. Новая редакция Уголовного кодекса позволяет подозреваемым заключать сделку со следствием. Такое сотрудничество подразумевает, что фигурант добровольно возвращает в казну незаконно присвоенное в обмен на свободу. Но насколько это правильно и можно ли воспринимать подобное предложение со стороны следствия как попытку «раскрутить» фигуранта на деньги?

По словам адвоката Бактыбека Жумашева, в УК КР есть статьи 230, 231 и 232. По ним допускается погашение задолженности до суда по налоговым и таможенным начислениям. Причем на любой стадии следствия.

«Если же инкриминируют «Коррупцию», «Присвоение», «Незаконное обогащение», то требование выплатить деньги до окончания следствия абсолютно незаконное. Пример — громкое задержание и проводы из зала суда экс-таможенника Райымбека Матраимова. Аналогичные требования, предъявленные другим фигурантам, также незаконны. Я бы призвал не торопиться, поскольку только суд может определить виновность», — сказал Бактыбек Жумашев.

Сейчас сложилась практика: выплатил деньги и это обстоятельство используют в суде как смягчающее. Но такой подход неправомерен. По тяжким и особо тяжким статьям даже погашение не может являться основанием для смягчения наказания. 

Бактыбек Жумашев 

Адвокат Назира Абдумуминова считает, что само понятие «сделка со следствием» трактуется неоднозначно. По ее мнению, подозреваемый, выплативший ущерб, не должен освобождаться от уголовной ответственности.

«Устанавливать, виновен человек или нет, правомочен только суд. Но в новых кодексах прописали, что прокурор определяет степень вины, предлагает выплатить деньги в качестве ущерба и получить взамен санкцию, несвязанную с заключением под стражу. Но мера пресечения — это не наказание. Применяется она, чтобы подозреваемый не скрылся, не препятствовал следствию. Да, я согласна: если фигурант выплатил сумму в пользу государства, нет необходимости держать его в камере. Но то, что это решает прокурор, а не суд, — не поддерживаю. Это неправильно», — считает юрист.

Так продолжают потворствовать коррупции, и рамки для нечистоплотных чиновников и бизнесменов только расширяются.

Назира Абдумуминова

При этом те, кто сел за незначительные преступления, например кражу сотового телефона, под параграф о выплате ущерба не попадают и уголовные дела в отношении них не прекращают. Им даже предлагать никто не будет пойти на соглашение.

Юрист уверена, что правоохранительные органы, в частности Антикоррупционная служба ГКНБ и Финпол, применяют избирательный подход к нарушившим закон.

Популярные новости
Бизнес