21:24
USD 79.50
EUR 92.65
RUB 1.03

Россия не передавала авифавир Кыргызстану. Как слухи мешают врачам вас лечить

В Кыргызстане разрабатывается четвертое клиническое руководство по лечению больных с коронавирусной инфекцией. Будут ли включены в него противовирусные препараты, какие новшества предлагаются, 24.kg рассказала эксперт по рациональному использованию лекарственных средств, один из разработчиков Бактыгуль Камбаралиева.

из интернета
Фото из интернета. Бактыгуль Камбаралиева

— Сегодня в социальных сетях активно обсуждают противовирусные препараты ремдесивир и авифавир. Будут ли они включены в новый протокол?

— Кардинальных изменений в четвертой версии не будет. Они в основном касаются ведения тяжелых пациентов в условиях стационаров, применение гормональной терапии.

Противовирусные препараты в основной протокол мы включать не будем. Пока нет доказательств эффективности ни по одному из них.

Бактыгуль Камбаралиева

Но некоторые из препаратов, в частности ремдесивир, входят в программу клинического исследования ВОЗ «Солидарность». Минздрав подписал соглашение с ВОЗ на участие в ней, но это возможно, если будут приняты соответствующие нормативно-правовые акты.

Пока трудно сказать, насколько этот препарат эффективен, исследования еще не закончились. Известно одно большое исследование, в котором приняли участие 1 тысяча 59 пациентов. Результаты показали, что применение препарата сокращает время госпитализации с 15 до 11 дней. Но неизвестно влияние ремдесивира на снижение смертности, также недостаточно данных по безопасности этого лекарства. Ремдесивир вошел в группу условно разрешенных препаратов в ряде государств при тяжелых случаях COVID-19 для госпитальной терапии.

— А авифавир? Опять же в соцсетях обсуждают, что РФ передает его нам в качестве гумпомощи?

— Мы не получали авифавир в качестве гуманитарной помощи, это все слухи.

Скорее всего, включать его в протокол не будем. Опять же нет четких данных в пользу эффективности данного препарата. Но наряду с другими противовирусными препаратами он, возможно, будет использоваться в рамках клинического исследования.

Фавипиравир (международное название авифавира) был разработан японской компанией и зарегистрирован для применения при гриппе. Исследования, проведенные в Японии, не доказали его эффективность в отношении коронавируса. В то же время у него есть побочный эффект — тератогенный. Если его будет принимать беременная женщина, то есть риск рождения ребенка с патологиями.

— Но ведь в самом первом протоколе были противовирусные препараты, почему их потом исключили?

— Первая и вторая версии включали в себя противовирусные препараты гидроксихлорохин, хлорохин (противомалярийные), лопинавир/ритонавир (применяются для лечения ВИЧ/СПИДа). На тот момент не было достаточных еще исследований по данным препаратам и большинство стран рекомендовали их применение.

Последние исследования показали отсутствие эффективности этих противовирусных препаратов в отношении COVID-19 и наличие опасных побочных эффектов.

Бактыгуль Камбаралиева

Почти все страны уже исключили их из своих рекомендаций.

— В обществе звучат обвинения в адрес разработчиков протоколов: якобы неприменение подобных препаратов привело к росту смертности... Даже в прокуратуру обратились с заявлением.

— Да, такие обвинения звучат. Но, скорее, проблема была в отсутствии доступа к госпитализации для тяжелых пациентов и кислородной поддержке, нехватке подготовленных медработников, были проблемы с лекарствами.

Это все в комплексе, к сожалению, привело к увеличению смертности среди пациентов.

— Чиновники от медицины любят повторять, что лечение должно проходить строго по протоколу, но в то же время люди скупали дексаметазон, получали капельницы с химсмесями. Как так получилось?

— Среди пациентов и некоторых врачей тоже бытует мнение, что инъекции эффективнее таблеток. Было повальное увлечение такими капельницами, хотя в протоколах на первичном уровне (ЦСМ, ГСВ) они вообще отсутствовали. Исключение — антикоагулянты. Нехватка коек в больницах вынудила большинство больных получать лечение на дому. А для того чтобы пациенты могли получить процедуру, открыли дневные стационары.

Действительно, участились случаи назначения химических смесей с содержанием гормонального препарата дексаметазона, витамина С, глюконата кальция. Иногда в нее добавляли эуфиллин. Это очень опасно. дексаметазон имеет ряд серьезных побочных эффектов и рекомендован только при тяжелой форме, в реанимации. Эуфиллин оказывает серьезное токсическое действие на сердце.

— Но ведь люди говорили, что это врачи им назначали эти препараты или антибиотики при первых симптомах. Получается, что они не придерживаются протоколов?

— Нужно будет провести анализ, почему были допущены такие ошибки. Возможно, ведомство не донесло протокол до каждого врача, не провели обучение вовремя. Отсутствие информации вынуждало лечить по известным им схемам.

Не хотела бы обвинять коллег. Они работали в таком авральном режиме, когда необходимо быстро и срочно принимать решения, а под рукой нет нужного документа.

— Объясните, как какой-то препарат или процедура включаются в клинический протокол или, наоборот, исключаются из него. Врачи-практики участвуют в разработке протокола, вносят свои рекомендации?

 При разработке протоколов мы не изобретаем велосипед, ничего от себя не придумываем. В первую очередь изучаем международный опыт, протоколы других стран, потом все это адаптируем. Принимаем то, что подходит к нашим условиям. Если возникают какие-то спорные моменты, то мы смотрим на результаты международных исследований и затем принимаем окончательное решение. Протокол разрабатывается мультидисциплинарной группой, в которую входят инфекционисты, пульмонологи, кардиологи, педиатры, эндокринологи, акушеры-гинекологи, реаниматологи, фармакологи и другие специалисты.

Популярные новости
Бизнес