17:29
USD 73.49
EUR 80.52
RUB 1.03

Женщина-пограничник. Разия Осорова о том, как защищает родные земли в Баткене

Фото Разия Осорова во время награждения медалью «Данк»

Село Кок-Таш Ак-Сайской сельской управы — одна из «горячих зон» кыргызско-таджикской границы Баткенской области. На этом приграничном участке дома жителей двух стран расположены очень близко, где-то даже в шахматном порядке.

Последние 10 лет сельская управа живет в постоянных конфликтах, люди боятся. Если пару лет назад здесь ограничивались закидыванием друг друга камнями, то теперь стреляют.

Именно этот опасный участок границы находится 20 лет под присмотром женщины — Разии Осоровой. Ее называют женщиной-пограничником, спецслужбы Таджикистана не раз упоминали ее в своих релизах, указывая как провокатора, в отделах милиции УВД Согдийской области ее фото висит среди разыскиваемых лиц. Но это не останавливает 68-летную женщину, которая продолжает защищать свое село.

Ее заслуги оценили еще в советское время — орден Ленина, подаренная машина, почетная грамота от Брежнева. Из современности — медаль «Данк».

Глава села Кок-Таш Разия Осорова рассказала 24.kg о ситуации на границе.

— Какая сегодня ситуация на приграничной территории?

— Сказать, что стабилизировалось, не могу. Нас трясет последние 10 лет. Мы каждый день оглядываемся в сторону соседа со страхом. Да, ссоры, стычки за землю, за воду были и в советские времена. У нас всегда были разногласия по использованию сельскохозяйственных земель. Я это хорошо помню, потому что 50 лет работаю в Кок-Таше. По профессии агроном, была бригадиром нашего колхоза, потом стала главой села.

Несмотря на споры, мы всегда оставались соседями. Вместе праздновали Нооруз, организовывали мероприятия.

— А сейчас вы общаетесь с главой или жителями соседнего таджикского села? Ведь вам все равно приходится сталкиваться с ними.

— Мы так тесно живем, что все равно хотя бы издалека, но постоянно видим друг друга. 

 Раньше, когда стычки ограничивались киданием камней или палок, то на следующий день мы здоровались, старались забыть плохое.

Разия Осорова 

Последние годы мы перестали смотреть в сторону друг друга. Тем более что меня соседи воспринимают как врага.

— Вас спецслужба Таджикистана назвала провокатором. Вы не боитесь?

— Нет, но дети, внуки беспокоятся за меня. Просят больше не вмешиваться, не ходить на место стычек. Обычно они идут за мной, пытаются остановить.

Но это моя работа. Я с советских времен стою на защите нашего села.

Поэтому я сейчас не понимаю, когда говорят, что якобы участок спорный или не определенный. Вы журналисты тоже часто неправильно пишете.

 Да, тут не было пограничных постов и железной проволоки, но всегда была условная линия, известная всем жителям региона.

Разия Осорова 

Как может участок оказаться спорным, если на этой земле всегда жили и работали мы, кыргызы. Это подтверждают карты советских времен.

Например, на участкке Чек-Добо всегда жили кыргызы. Помню даже, как выделили земли для 87 хозяйств. Это мы с представителем ГРС из Бишкека в 2017 году обошли каждый двор и все записали.

 Теперь наши земли хотят обменять на наши же земли.

 — Вы имеете в виду Арык-Асты, предложенный на обмен Таджикистану?

— Нет, я говорю о Чек-Добо. Мы слышали, что Арык-Асты хотят обменять на Чек-Добо. Чек-Добо — тоже наша территория, это несправедливый обмен.

Чек-Добо — 60 гектаров, но соседи, незаконно осваивая наши земли, захватили большую их часть. Арык-Асты — 17 гектаров. Этот участок таджики окружили, и он оказался в анклаве. Опасаясь за жизнь, жители покинули свои дома. Там сейчас никто не живет.

— Во время одного из конфликтов, говорят, вам даже угрожали автоматом?

— Да, это было в 2016 году. Возле школы началась стычка между жителями. Таджикские пограничники быстро подбежали и начали угрожать нам. Я крепко схватила одного и не отпускала, предупреждая, что они перешли государственную границу.

 А он зарядил автомат и прицелился мне в голову. Все солдаты направили автоматы на меня. Мы с таджикскими военными несколько минут так стояли.  

Разия Осорова

Потом они убежали, когда прибыли наши солдаты.

Тогда я не испугалась, но весь следующий день меня трясло.

В 2017 году жители Таджикистана вышли на дорогу Исфана — Ош, в ответ начали собираться и наши. Я сидела в конторе и обзванивала силовые структуры. Вдруг таджики зашли ко мне и силой потащили на улицу, пытались увезти на свою территорию.

 До сих пор мое фото висит у них в УВД среди разыскиваемых. Я не посещаю рынки и другие места на их территории.

Разия Осорова 

Во время конфликта в декабре 2019 года сломала ногу, попал камень, месяц ходила в гипсе.

— Переезжают ли в другие регионы жители села из-за последних конфликтов?

— Нет, таких нет. После последних событий сельчане злые, что власти не защищают наши территории.

8 мая стрельба не прекращалась полтора часа, но наши сотрудники внутренних дел ничего не могли сделать. Они вместе с нами лежали в окопах, могли погибнуть, как и я.

Не надо рисковать жизнями молодых людей, решите вопросы границы. Я попросила бы власти не запугивать баткенцев. Если вы обеспечите нам безопасную жизнь, то и мы не выйдем с камнем в руках.

Популярные новости
Бизнес
28 мая, четверг