04:28
USD 82.20
EUR 90.25
RUB 1.04

Семейное насилие. История осужденной Валентины, которую жестоко бил сожитель

О вопиющих случаях домашнего насилия, которые произошли в начале января, стали уже забывать. Вспомнят, когда произойдет еще одна трагедия — жестоко забьют насмерть очередную женщину, долго терпевшую насилие в семье. Общество поохает, повозмущается и опять забудет. А число жертв меньше не станет.

На прошлой неделе в Баткене нашли без вести пропавшую местную жительницу. Выяснилось, что женщина сбежала из дома после очередного скандала с избиением. Ее нашли, она скрывалась у родственников. По факту началось разбирательство, назначены экспертизы. Еще неизвестно, понесет ли наказание супруг пострадавшей.

Не надеясь на защиту милиции, женщины вынуждены бежать от мужей-тиранов, скрываться или идти на крайние меры.

Журналисты 24.kg выслушали соотечественниц, кто не стал терпеть побои, оскорбления и унижение. Чем для них закончилась самозащита? Все они сейчас находятся в женской колонии в селе Степном.

Собеседницы согласились рассказать о том, что пережили и как продолжают бороться с системой.

Мы подготовили серию публикаций о женщинах, отбывающих уголовное наказание за убийство своих мужей или сожителей, о причинах, которые толкнули их на этот поступок, и о последствиях, уготованных им судебной системой страны.

Четыре года ада

Валентине (имя изменено. — Прим. 24.kg) 50 лет. Последние 4,5 года она отбывает наказание в женской колонии № 2. Она могла бы уже погибнуть или остаться инвалидом.

«В тот день вопрос именно так и стоял: или он меня убьет, или я его», — вспоминает женщина события 1 августа 2015-го.

Максим был моложе Валентины на пять лет. Вместе они прожили четыре года. Но назвать это время счастливым осужденная не может.

«Постоянные ссоры, избиения. Он часто выпивал. Приходил домой буйный. Ревновал меня буквально ко всем — коллегам по работе, водителям такси. Я работала кассиром, заканчивала поздно, добраться до села на общественном транспорте уже возможности нет, приходилось ловить попутку или брать такси. И каждый раз Максим устраивал мне сцены ревности, выясняя, кто меня подвез, что у нас с водителем было... Уходишь на работу в нормальном настроении, возвращаешься — дома ад», — рассказывает собеседница.

Свидетелями постоянных скандалов и драк были и соседи, и друзья. Валентина несколько раз пыталась заявить в милицию.

Вызовы участкового ничего не давали. Говорили: это бытовая тема, разбирайтесь сами. И так изо дня в день, пока однажды не сдали нервы.

Валентина, осужденная за убийство сожителя

В тот день Валентина как обычно вернулась с работы на попутке. Дома ждал пьяный и разъяренный Максим. Чтобы как-то смягчить ситуацию и избежать скандала, женщина предложила поужинать и еще немного выпить вместе.

Застолье обернулось поножовщиной

Однако диалога не получилось, беседа обернулась скандалом. Мужчина схватил сожительницу за шею и стал душить. «Он кричал: я тебя придушу и выкину с балкона. Не помню, как в руке оказался нож», — вспоминает Валентина.

Уже на следствии она узнала, что нанесла гражданскому мужу три ножевых ранения: следователь дал ознакомиться с заключением экспертов. Максим скончался на месте.

Сразу после ареста женщина попросила, чтобы врач зафиксировал побои. «Но меня даже толком не осмотрели. Я была в шоковом состоянии, не могла сказать, что именно у меня болит. Через неделю, когда сняла джинсы, у меня на ногах были огромные синяки и гематомы. Следователь это видел, однако зафиксировать отказался», — говорит осужденная.

В итоге мне вменили статью «Умышленное убийство», хотя тогда вопрос стоял — либо он меня, либо я. Он бы меня задушил или скинул с балкона, все к тому шло.

Валентина, осужденная за убийство сожителя

Суд приговорил Валентину к 10 годам лишения свободы. Доводы о том, что она пыталась защититься, Фемида не учла.

Жалость наше все

Валентина знала Максима с детства. «Мы росли на одной улице. Потом он женился. От первого брака у него есть дочь. Он был женат 18 лет. Жену тоже бил. Она его и в милицию сдавала. По 15 суток отсидит и возвращается. Умолял простить, клялся, что больше не будет пить. Прощала. Через какое-то время все начиналось заново — пьянство, избиения. Однажды жена не выдержала и ушла», — рассказывает она.

Валентина, по ее словам, неоднократно уходила от сожителя, даже пробовала какое-то время жить как прежде. «Но он не оставлял меня в покое. Обычно женщин держат в браке дети. А мне было его жалко, ведь, когда протрезвеет, он неплохой. Плакал, умолял не бросать его, на колени вставал, говорил, что у него никого нет. Жалела я его», — признается собеседница.

Фактически хозяйство вела я, зарабатывала деньги тоже я, он только шабашил. Все, что зарабатывал, пропивал.

Валентина, осужденная за убийство сожителя

Валентина отмечает, что женщины готовы терпеть многое, даже в ущерб себе.

Жизнь заново

На помилование или сокращение срока Валентина не надеется. Осужденным по тяжким статьям женщинам, говорит, на снисхождение рассчитывать не приходится. А в колонии таких, по ее словам, большинство.

«Почти 70 процентов женщин тут сидят за убийство мужа или сожителя. Человек 200 точно. Остальные за кражу, мошенничество и другие преступления, из них многие освободились, им пересмотрели сроки после вступления в силу новых кодексов», — подчеркивает Валентина.

По данным начальника ИК-2 Нургуль Жумакановой, из более чем 280 осужденных около 70 женщин сидят за убийство. Это каждая четвертая.

«Не вижу толка обжаловать приговор, потому что изначально дело расследовалось и рассматривалось без учета обстоятельств. Многие из нас писали жалобы. В итоге получили добавку к сроку. Нет ни одного случая, когда помиловали или хотя бы сократили срок женщине, которая, защищаясь, убила мужа или сожителя», — говорит осужденная.

Валентина ждет 2022 года: тогда она сможет подать прошение о переводе в колонию-поселение.

В тюрьме женщина освоила новую профессию — строителя. «Делаем ремонт в помещениях, где живем, и в комнатах для свиданий. Недавно отстроили почти новый пропускной пункт», — рассказывает она.

После освобождения начну жизнь заново. Там, на воле, меня уже ждут, даже работу предлагают.

Валентина, осужденная за убийство сожителя

Это самооборона, а не убийство

В новом Уголовном кодексе, который вступил в силу в январе 2019-го, есть статья 49 «Необходимая оборона». Она гласит: не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности, имущества и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни и здоровья обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Другая статья — 132 «Убийство при превышении пределов необходимой обороны» УК КР — за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предусматривает лишение свободы от двух лет шести месяцев до пяти лет.

Все собеседницы 24.kg приговорены на сроки от 10 лет и больше. Их осудили за умышленное преступление.

Суды во всех случаях проигнорировали показания самих обвиняемых, их родственников и заключения экспертиз об имеющихся побоях.

Судебная система в Кыргызстане, по словам юристов, не ставит своей целью разобраться в случившемся и вынести справедливый и законный приговор. Изучая дела, и не только о семейном насилии, складывается ощущение, что единственная цель служителей Фемиды — упечь человека надолго в тюрьму.

Карать нельзя помиловать

«Сама система построена таким образом. Суды с огромным нежеланием идут на смягчение приговора, — делится примерами из практики адвокат Назира Абдумуминова. — В основном суды оставляют предъявленное обвинение. Если обратите внимание на многие приговоры, они буквально слово в слово скопированы с обвинительного заключения следователя».

По ее словам, даже если суд переквалифицирует на более мягкую статью и назначает не слишком суровое наказание, прокуратура обжалует эти приговоры и добивается ужесточения. «Следствие тоже на поводу идет у прокуратуры, потому что надзорный орган просто не утвердит ему материалы. Получается замкнутый круг», — сетует юрист.

Если нанесены тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть, надзорный орган требует, чтобы осудили по статье «Убийство».

адвокат Назира Абдумуминова

«Есть такая негласная установка, и это очень сильно препятствует нам, адвокатам защиты, в нашей деятельности. Судья понимает, что прокурор обжалует и этот судебный акт будет отменен, поэтому выносит приговор по тяжкой статье», — отмечает она.

Адвокат защищает в суде женщину, которая убила своего супруга.

«Они были в браке больше 17 лет, у них взрослая дочь есть. Муж постоянно приходил домой в нетрезвом состоянии, оскорблял жену, избивал ее. Она терпела все это время. В тот роковой день он вернулся домой раньше, стал предъявлять претензии, что еще не готов ужин. Разгорелся скандал, он схватил нож. Кстати, это не первый случай, когда он угрожал ножом жене и детям. Между дерущимися родителями попыталась встать дочь. Опасаясь за ее жизнь, женщина выхватила нож... Дальнейшие свои действия она не помнит. У нее сработал материнский инстинкт. Уже со слов дочери установлено, что женщина нанесла одно ножевое ранение супругу, после чего девочка оттолкнула мать и та упала на диван», — рассказывает случай из своей практики юрист.

Супруг скончался. Женщине вменяют умышленное убийство. Адвокат еще на следствии подала ходатайство о проведении психолого-психиатрической экспертизы. «Мы хотим выявить, имело ли место состояние аффекта в момент совершения преступления. Следователь принял ходатайство, однако из-за текучки и большого количества дел он якобы забыл о нем и не назначил экспертизу. Мы в суде повторно подали прошение о проведении экспертизы», — сообщила Назира Абдумуминова.

По ее словам, в суде сын обвиняемой также дал показания, что отец постоянно пил, а будучи пьяным, избивал мать. Это подтвердили и другие свидетели, которые знают семью. «Такие обстоятельства суды учитывают, но крайне редко. Это зависит от профессионализма адвоката», — подчеркивает юрист.

У женщин, отбывающих наказание за убийство мужа или сожителя, зачастую денег на хорошего юриста нет. В судах их защищают государственные адвокаты, особого рвения они не проявляют.

Редакция 24.kg выражает благодарность руководству ГСИН и начальнику колонии № 2 Нургуль Жумакановой за помощь в подготовке материала.

Популярные новости
Бизнес