19:58
USD 84.80
EUR 101.16
RUB 1.14

Сертификация медиков. Кто сдаст независимый экзамен

Вы бы доверили свое здоровье молодому специалисту? Вот и в Минздраве признают: профессиональный уровень знаний и навыков медработников в Кыргызстане слабый, ответственности в случае оказания некачественной медицинской помощи нет. Что делать, чиновники вроде знают и даже готовы перенимать опыт соседей. Но получится ли это в наших реалиях?

Врачебный дефицит

На 10 тысяч населения в республике приходится 21,3 врача, 53,3 работника среднего медперсонала. Хуже всего ситуация с обеспеченностью кадрами обстоит в Таласской и Нарынской областях.

Из-за низкой зарплаты специалисты не мотивированы. В поисках лучшей доли они уходят из профессии или уезжают за рубеж. Многие работающие медики уже пенсионеры.

Из 1,6 тысячи семейных врачей в регионах почти 80 процентов пред- или пенсионного возраста.

При этом нехватки в учебных заведениях нет. В 15 вузах на факультетах готовят медработников. Но проблема в том, что набор и обучение как в высших учебных заведениях, так и в средних специальных идут без учета потребностей в кадрах и возможностей клинических баз. Если столичные базы переполнены, то в регионах они используются не в полной мере. Узких специалистов — переизбыток, а семейных врачей, напротив, — дефицит. Их на 10 тысяч населения приходится всего 2,6.

И уровень их профессионализма требуется повышать, подчеркивает начальник управления Минздрава Айгуль Бообекова.

Около 60 процентов врачей, по ее данным, не имеют квалификационной категории.


Получение категории — дело добровольное. Но, как ни странно, большинство тех, кто идет на такой шаг, получают наивысшую категорию.

Знаний не хватает

«Перед тем как специалиста допускают к осуществлению медицинской или фармацевтической деятельности, он должен пройти аттестацию и получить сертификат. Это обязательная процедура, которая проводится на основании послевузовского (аспирантура, ординатура) и дополнительного (повышение квалификации) образования. Аттестацию на соответствие занимаемой должности могут провести по требованию госоргана или по заявлениям и жалобам граждан. Но такие жалобы — редкость», — признается Айгуль Бообекова.

Одно из предлагаемых решений – внедрение обновленной системы сертификации и лицензирования врачей.

Проблема в том, что оценка квалификации врачей субъективная. «Медицинский вуз готовит специалистов, сам разрабатывает вопросник, и сам же оценивает их знания. Насколько объективно это происходит? Ведь каждый преподаватель знает своих студентов», — сомневается представитель Минздрава.

За опытом к соседям

«В Великобритании есть Общий медицинский совет, который ведет реестр медработников, разрабатывает стандарты, обучает и проверяет качество образования. В России действует система аккредитации специалистов», — приводит примеры Айгуль Бообекова.

По ее словам, в Казахстане создан Национальный центр независимой экзаменации (НЦНЭ). «Вуз готовит специалистов, а их знания оценивает независимый центр. Сотрудники экзаменуют студентов онлайн, не зная ни имен, ни фамилий, каждому присваивается ПИН-код, то есть исключается практически любое вмешательство, контакт. И основной упор направлен именно на практическую деятельность. У нас же больше проводится тестирование теоретических знаний», — поясняет она.

НЦНЭ готов оказать содействие нашей стране. Представители центра рассказывают, что весь процесс автоматизирован. Результаты претенденты получают в «личный кабинет». Каждому бланку присваивается уникальный QR-код, который использует уполномоченный орган для сверки данных. Это исключает фальсификацию.

Главная идея такого подхода – показать студенту, может, стоит распрощаться с факультетом после первого курса, когда видишь, что это не твое, и не тратить столько лет на обучение.

Кстати, с этого года ввели норму — тот, кто не сдал экзамен, на руки диплом не получает.

Представители Кыргызской медакадемии идею поддерживают. «Ведь когда ты проводишь самооценку, то на что-то закрываешь глаза, где-то хвалишь. Оценка же со стороны поможет увидеть недостатки и работать над собой», — отмечают они.

Быть до конца честным

Согласен с принципом разделения процесса обучения и оценки и декан медицинского факультета КРСУ Анэс Зарифьян. Но доля сомнения у него все же есть.

У меня всегда один вопрос: сможем ли мы обеспечить независимость?

Анэс Зарифьян
«В Швейцарии, к примеру, вуз принимает 600 человек, а после 1-го курса остается только 150. Я изумился: что, все остальные двоечники? Ничего подобного. Просто там выбирают самую элиту, которая пригодна для дальнейшего медицинского обучения. Плюс клинические базы рассчитаны именно на 150 человек, не более. А теперь представьте, смогут ли отчислить слабых студентов после тестирования в Казахстане или Кыргызстане? У каждого двоечника найдутся свои друзья, родственники, крышеватели. И депутат парламента, и из министерства будет звоночек. Мы находимся все-таки на постсоветском пространстве», — поделился он своим мнением с 24.kg.

«Проблема и в том, что очень многие идут в медицину без трепета душевного, без интереса», — добавляет декан.

При чем здесь политика

Президент Кыргызской медицинской ассоциации Арсен Аскеров признает: старая модель оценки компетенций медработников свою роль уже сыграла и требует изменений. «Это зависит от наших ресурсов, и не только материальных, но и человеческих. Внедрить новую модель будет очень трудно. С учетом дефицита средств мы предвидим риски и думаем, что придется делать модель не такую уж и хорошую», — считает он.

Есть и сложности политического характера. В этих процессах однозначно есть люди заинтересованные, даже на политическом уровне.

Арсен Аскеров
«Вузы не хотят терять абитуриентов и поступающих в ординатуру. Это их доходы. Бюджетных мест мало, около 70 процентов студентов — контрактники. При внедрении методики независимой экзаменации результаты будут говорить о том, что большинство выпускников некомпетентны, — уверен он. — Вузы хорошо хвалятся ресурсами — есть аудитории, муляжи и так далее. Но студенты не обучаются практически, они больше изучают теорию и оторваны от практики. А когда независимая оценка будет связана еще и с трудоустройством, тогда вузы будут вынуждены подумать о том, надо ли набирать столько студентов и ординаторов. И это уже политический вопрос».

Финансы, по словам Арсена Аскерова, потребуются не только на создание независимого центра. «Появится много вопросов и со стороны обучающего процесса. Мол, не могут обеспечить нужный уровень из-за отсутствия оборудования в клинических базах. Поэтому этот навык могут продемонстрировать теоретически, но не практически», — говорит он.

И преподаватели, и студенты не смогут выдержать экзаменационный тест. Около 70 процентов из них оторвано от практики. Больше теории.

Арсен Аскеров
Поэтому нужно обучать и преподавательский состав, считает глава КГМА. «Должны быть сильными профессиональные ассоциации. Потребуется также провести ревизию и гармонизацию нормативных правовых актов», — добавляет он.

Когда внедрят новую систему сертификации, представители Минздрава пока точно не знают. Планируется начать с первого курса вузовского обучения в пилотном режиме. Постепенно результаты независимой оценки, по мнению чиновников, помогут составить объективный рейтинг вузов, повысить конкуренцию и улучшить качество образования. А это, естественно, приведет к улучшению качества медицинских услуг.

«Не зря говорят, что кадры решают все. Даже если вы построите хорошую больницу и поставите отличную аппаратуру, но будут слабые специалисты, то показатели смертности будут только расти», — подчеркивает Арсен Аскеров.

Популярные новости
Бизнес
7 марта, воскресенье