12:52
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Танго в инвалидных колясках. Как танец меняет жизнь людей с инвалидностью

По всему миру сегодня отмечается день одного из самых чувственных танцев в мире — танго. Считается, что во время его исполнения человек проживает целую жизнь.

Исцеляющую силу танго смогли найти люди с инвалидностью. В Бишкеке функционирует студия танцев ROUND INFINITY для людей на колясках и незрячих.

из личного архива Яны Осиповой
Фото из личного архива Яны Осиповой. Хореографы Яна и Артур

Хореограф Яна Осипова поделилась с 24.kg тем, как пришла идея создания школы, а также рассказала о намерениях вывести кыргызстанских танцоров с инвалидностью в большой спорт.

— Танцы на колясках. Как пришла такая идея?

— С моим танцевальным партнером Артуром Богомяковым просматривали танцевальные ролики в интернете и наткнулись на танцы на колясках. Пожали плечами, подумали, что ни колясочник, ни его партнер не могут вместе нормально танцевать.

После этого прошло буквально дней пять, я увидела объявление, что требуются хореографы для реализации проекта танцев на колясках. Нужно было поставить два танца на фестиваль «Мир безграничных возможностей».

Яна Осипова
У меня не было колебаний. Я всегда работала в паре с Артуром, поэтому сразу ему позвонила. Не договорив до конца, получила положительный ответ.

На фестивале наши танцоры заняли 1-е и 2-е места, это стало толчком, чтобы мы работали еще сильнее. Нами стали интересоваться, приходили ребята, которые хотели танцевать. Так появилась идея создать школу танцев.

— Как проходят занятия и какие результаты они дают для здоровья танцоров?

— Занятия у нас бесплатные, но финансирования пока не нашли. Хотим открыть электронный кошелек, мы поняли, что нуждаемся в поддержке. Есть и группы для людей без инвалидности, думаем, что доходы от них будут покрывать расходы на группы для людей с инвалидностью.

Но нам нужно финансирование, чтобы выезжать на обучение. Недавно мы были в Санкт-Петербурге с двумя нашими танцорами. Одна из преподавателей мастер-класса была специалистом по лечебной физической культуре. Когда работаешь с людьми, у которых поражение двигательного аппарата, нужно вдаваться в медицину.

Когда мы ставим танец, смотрим на диагноз, какой отдел позвоночника поражен, насколько человек гибкий. Исходя из этого, смотрим, что можно, а что нельзя делать. Танец мы выстраиваем так, чтобы снять спазм.

Яна Осипова
Сейчас будем уделять внимание спортивно-бальным танцам, но это очень сильная дисциплина.

— Насколько отличаются подходы работы хореографа в таких группах?

— Мы с Артуром штудируем все пособия по ЛФК, к каждому нужен индивидуальный подход. На занятиях стараемся делать упор на оздоровление.

Для меня студия — это новые возможности, потому что все очень интересно. Когда ты всю жизнь живешь в стереотипах, что человек в коляске ничего не может, а потом встречаешь людей, которые танцуют, — это впечатляет.

Яна Осипова
У некоторых при поражении нижней части позвоночника не двигается таз, и у них точка опоры — лопатки и спина. Профессионалы могут управлять коляской только лишь одной спиной.

Вначале в нашей студии было много людей, потом они начали отсеиваться. Сейчас в группе для незрячих 12 человек, в группе для колясочников — четыре. Это те люди, которые готовы пахать.

Некоторые отсеиваются, так как думали, что это все просто времяпровождение, а их тут заставляют работать. Кто-то не может ходить на занятия, потому что нет финансов добраться до студии. Часто люди с инвалидностью имеют сложные материальные возможности.

Яна Осипова
Мы хотим открыть кошелек, чтобы оплачивать людям дорогу. Есть много талантливых ребят, которые не могут посещать занятия из-за таких простых причин.

— Вы набираете в группу людей со всеми диагнозами?

— Пока что не берем людей с ментальными нарушениями, потому что мы не знаем, как с ними быть. Возможно, в дальнейшем возьмемся работать с людьми с аутизмом, синдромом Дауна.

Когда мы открывались, смогли приобрести две коляски — волейбольную и баскетбольную, так как они гораздо маневреннее.

Но когда съездили в Москву и сели в профессиональную коляску, у нас был шок. Стало понятно, скольких возможностей мы лишаемся. Мы с Артуром сами садимся на коляски, потому что должны знать, как они работают.

Яна Осипова
Одна профессиональная коляска стоит 2,3 тысячи евро. У нас теперь мечта — хотим купить четыре коляски.

Сейчас готовимся к чемпионату мира по спортивно-бальным танцам. Перед нами непростая задача — обучить танцоров десяти танцам — пяти латинским и пяти стандартным. Начинать приходится практически с нуля, до этого танцевали сальсу, контемпорари, аргентинское танго — это социальные танцы.

Мы хотим расти как спортсмены. Однако кубки — это хорошо, но самое главное, чтобы люди оздоравливались. Когда ты видишь улучшения в здоровье людей, понимаешь, ради чего работаешь.

Истории танцоров-колясочников

1Основательница студии и танцор Айнура Телеушева

из личного архива Яны Осиповой
Фото из личного архива Яны Осиповой. С Айнурой Толомушевой

«В детстве я любила танцевать, но так как попала в аварию, у меня не было возможности. Все студии находятся в подвале или на втором этаже. Постоянно нужен человек, который бы поднимал и спускал меня.

Идею открыть школу я вынашивала пять лет, потом появился человек, который подтолкнул к действиям. Мы написали проект, и фонд «Абилис» выделил небольшую сумму. Сейчас у нас есть студия и две коляски.

В танце я раскрываюсь, Артур (тренер) ругает, что я слишком ухожу в танец и забываю движения. Когда начинаю чувствовать музыку, улетаю. Мне особенно нравится контемпорари, в бальных спортивных танцах идут четкие движения, а здесь ты дурачишься и делаешь все, что хочешь».

2Укей Мураталиева, танцор

из личного архива
Фото из личного архива. Укей Мураталиева с тренером Артуром

«Я всегда хотела танцевать. Больше всего танго, этот танец очень красивый и изящный. Как-то Айнура мне предложила просто прийти на занятие и попробовать. И вот я здесь.

Я обожаю танго, с детства смотрела танцевальные чемпионаты и всегда ждала именно его. В этом танце есть жизнь, любовь, страсть и даже страдания. Ты видишь, что танцор устал, но продолжает танцевать — только сумасшедшие могут так.

У меня некоторая часть тела постоянно находится в легком тонусе. Это не больно, но сильно мешает координации тела. После примерно четырех месяцев занятий я поняла, что прошли спинальные спазмы, которые были всю жизнь. Всегда ощущалась легкая боль, а сейчас ее нет.

из личного архива
Фото из личного архива. Укей Мураталиева

Моя левая сторона слабее правой и временами живет своей жизнью. Я могла споткнуться и упасть, потому что не могла опереться на ноги. Недавно мне удалось самостоятельно удержать себя на ногах. Я никогда не надеялась на свою левую сторону. Я начала чувствовать свои мышцы, до этого сиднем сидела.

Обычно реабилитация проходит через боль — это растяжка, массажи. Боль становится частью твоей жизни. Но когда ты занимаешься танцами, тебя наполняет эмоциональное удовольствие, и боль уходит на второй план, а вся усталость и стрессы проходят».

Популярные новости
Бизнес