20:57
USD 68.59
EUR 84.47
RUB 1.12

Саян Исин: Каждый день мы сталкиваемся с тем, что в совокупности дает культура

Прошедший недавно Международный день театра дает нам прекрасный повод поговорить об особой категории служителей Мельпомены - оперных певцах. Их главным рабочим инструментом является голос.

Журналист ИА «24.kg» беседует с восходящей звездой отечественной оперной сцены, чей лирико-спинто тенор невозможно спутать ни с каким другим. Уроженец Казахстана, он уже пятый год живет в Бишкеке и радует нас своим творчеством. Знакомьтесь, обладатель золотой медали Дельфийских игр, а также лауреат международных конкурсов Саян Исин.

- Вы недавно вернулись из Белграда, что это была за поездка?

- Я ездил туда по приглашению солистки Белградского театра оперы и балета Уржин Желич (меццо-сопрано), которая отмечала 20-летие своей творческой деятельности. Там выступали разные певцы, в том числе я. Ранее мы не были с ней знакомы, просто месяц назад я в Белграде выступал на концерте, организованном ТЮРКСОЙ, она пришла туда в качестве зрителя, а потом нашла меня и предложила выступить на ее юбилее.

После концерта она помогла мне бесплатно получить пять мастер-классов. Со мной занимались супруги - Ольга Джокич и Александр, который в прошлом возглавлял Белградскую оперу.

- Чем запомнилась столица Сербии?

- Я не смог пробиться на оперу Верди «Аида», хотя готов был купить любой билет за любую цену. Сказали, что нет ни одного! Посещаемость театра запредельная. В этом месяце у них ставится шесть разных опер, при этом зал там чуть меньше нашего, рассчитан примерно на 600 человек. Самый дешевый билет стоит $8, но есть и за $120.

- А были предложения петь у них на постоянной основе?

- Да, я прослушивался, но на данный момент они могут мне предложить лишь 500-600 евро. Это средняя зарплата штатного артиста театра, а приглашенные солисты получают, конечно, больше. Но дело даже не в сумме, а в том, что апартаменты театра сейчас заняты – конец сезона, у людей уже подписаны контракты, и они должны доработать. Снимать же квартиру самому пока не представляется возможным. А так, конечно, было бы здорово. Апартаменты находятся недалеко от театра, приглашающая сторона берет на себя оплату всех коммунальных услуг.

- Сколько вы получаете в нашем театре?

- Здесь я работаю по контракту. Кроме меня, такой же договор у дирижера Рахата Осмоналиева и двух певиц – Заиры Раимбековой и Эльнуры Самарбековой. В этом сезоне у меня было три спектакля в декабре 2015 года – два раза я исполнил партию Ленского в «Евгении Онегине» и один раз выходил в спектакле «Сельская честь». За это я получил около 18-20 тысяч сомов. После этого в постановках не участвовал, но меня иногда приглашают на концерты.

- Я правильно понимаю, что 18-20 тысяч сомов - это гонорар за все – и за подготовку, и за сам спектакль?

- Да, но, в принципе, это нормально. Потому что в тех же европейских или американских театрах ты даешь один-два спектакля в месяц, не больше, просто там суммы другие, вот и все. Тем более что на Западе подготовка ведется основательная – только после того, как все темпы соблюдены, мизансцены выучены, постановку выносят на суд зрителя. И солист ходит на все репетиции, на спевки с другими певцами, режиссерские прогоны – не важно, месяц или два это займет.

Но мне на самом деле хватило полторы-две недели на «Евгении Онегине», потому что партию Ленского я знал. А Турриду из «Сельской чести» - это ведь была моя премьера, мой первый выход на сцену нашего театра в мае 2015 года. Я хорошо помню, как буквально через месяц после той постановки мне позвонил директор Болот Осмонов и предложил контракт.

- Как получилось, что вы успели выступить практически на всех сценах столицы – будь то Филармония или Консерватория – но в театр вас не приглашали?

- Ну как-то не получалось, видимо… До этого я выступил, естественно, во всех крупных городах Казахстана, и в Турции пел. В Кыргызстане съездил в Каракол, а первые здешние гастроли прошли в Таласе. Но самыми знаменательными для меня стали гастроли в Алматы, где проходили дни культуры Кыргызстана в Казахстане. Будучи гражданином РК, я представлял КР. Это было очень почетно для меня.

- А наши соседи не хотят сейчас вернуть своего птенца, так сказать, в родное гнездо?

- Пока нет. Там есть кому выступать, да и я не стремлюсь, хотя знаю, на какой уровень сейчас выходит та же «Астана Опера», там работают мои хорошие друзья. Они очень серьезно готовят каждый спектакль. Года три назад они решили возродить «Тоску» в новом театре на новой сцене, но не учли, что старая была меньше и декорации к спектаклю не совсем подошли по размерам.

Тогда «Астана Опера» договорилась с «Ла Скала», и оттуда были выписаны декорации, так как их сцены одинаковы. Не знаю, во сколько им это обошлось, но знаю, что одним из условий было дальнейшее сотрудничество казахского театра с художником-постановщиком «Ла Скала». А на премьере «Тоски» партию Марио Каварадосси исполнил великолепный тенор Марсело Альварес.

- Зрителям «Астана Оперы», конечно, повезло…

- Наши артисты ничем не хуже европейских певцов! Говорю как человек, слышавший и тех, и других. У наших голоса даже богаче, ярче. И это без всяких прикрас. Но для того чтобы артист творил на сцене, делал что-то прекрасное, у него должна быть спокойна душа. А когда он постоянно думает о том, где бы заработать, найти деньги, потому что получает 5-6 тысяч сомов в месяц, это выбивает из колеи и очень сильно влияет на творческого человека - ведет к спаду.

В Белграде я общался с послом Монголии, который представляет свою страну во всем Балканском регионе. Он сообщил, что у них сейчас планируется строительство консерватории – в Монголии нет музыкального вуза, и бюджет этого проекта - $50 миллионов, из которых $38 миллионов пойдет на само здание, а $12 миллионов - стоимость концертного зала на 1,5 тысячи зрительских мест. Для строительства они приглашают специалистов по акустике из Германии и Греции. Власти Монголии действительно сейчас уделяют большое внимание культуре и вкладывают значительные средства, но не будем забывать, что им есть откуда брать – у них есть месторождения золота, бриллиантов и другие.

Если же говорить о вливании финансов в культуру, нужно отметить, что ни 100 лет назад, ни сегодня - неважно где, в Европе или странах бывшего СССР, – культура никогда не являлась особо прибыльным и доходным делом. Никогда и ни в одном государстве! Культура, наоборот, - это своего рода расходная, дотационная часть, которая не приносит стране больших материальных или денежных дивидендов. Это проверено временем, и нужно принять как данность. Самое главное, что дает культура, - это духовное богатство.

Государство не может охватить все сферы, и поэтому какую-то часть берут на себя частные организации. Тому же Большому театру в России помимо дотаций из госбюджета и президентского гранта солидную поддержку оказывают Credit Suisse и другие банки, а также деловые круги. А Белградскую оперу спонсирует сербский «Халык Банк».

Возьмем «Метрополитен Опера» в Нью-Йорке. Этот театр вообще не имеет госдотаций! Он живет полностью за счет частных пожертвований. Конечно, среди членов «Клуба «Метрополитен Опера» есть те, кто может вложить всего $20 в год, но есть и те, кто дает $1-2 миллиона в год. Это так называемое меценатство! На эти деньги театр работает и зарабатывает, но для себя.

Государству же культура приносит доход в виде эстетического воспитания - без этого не развивается ни одна страна. Главное, чтобы наше руководство – не театра, а страны – во главе с президентом, премьер-министром и министром культуры понимало это. Да, у нас есть Иссык-Куль, это замечательно! Но до него еще надо доехать, а по дороге, выйдя из здания вокзала или сойдя с трапа самолета - в маршрутке, такси, торговом центре или магазине, мы везде сталкиваемся с крупными и мелкими фактами, которые в совокупности и составляют культуру.

- Мне нравится, что вы говорите «наш театр», «наше правительство»… Вы уже чувствуете себя кыргызстанцем?

- У меня жена кыргызка (известная пианистка Гульшан Конушева. – Прим. ИА «24.kg»), мои тесть и теща, вся моя большая кыргызская семья. И я действительно радею за Кыргызстан, который дал миру столько гениев в исскустве…

Когда я знакомился с супругами Джокич, они спросили, откуда я приехал. Сказал, что из Кыргызстана, из города Бишкека. И тут возникла 15-секундная пауза, после чего Ольга переспросила: “Наверное, Киргизская ССР?” А ее муж добавил: “Город Фрунзе?” И они оба в один голос сказали: “Булат Минжилкиев”. Признаюсь честно, мне было очень приятно, я был горд за Кыргызстан. Они сказали, что слышали его еще будучи студентами в Софии (Болгария), куда тот приезжал на конкурс и победил в нем.

Поэтому я думаю, что страна, которая подарила миру такой талант, не может и не должна растратить свой культурный потенциал. Европейские или некоторые соседние с КР страны тоже не сразу пришли к сегодняшним результатам. Нам предстоит пройти свой путь, но я верю, что большая часть трудностей уже позади и до успеха осталось совсем немного.

Бизнес