23:41
USD 69.85
EUR 78.48
RUB 1.03

Болот Осмонов: Прежде чем что-то требовать от артиста, надо обеспечить его достойной зарплатой

В начале наступившего года одна из певиц Кыргызского театра оперы и балета имени А.Малдыбаева Асель Бекбаева призналась в интервью, что в учреждении устарела техника, а противопожарный занавес, весящий несколько тонн, может обвалиться, и «если когда-нибудь это произойдет, то от артистов мокрого места не останется». Артистка вспомнила, что один раз девушка упала в открытый люк, который находился над сценой: «К счастью, она выжила». Возникшие по этому поводу вопросы ИА «24.kg» адресовало директору театра Болоту Осмонову.

- Что вы предприняли, чтобы обезопасить сотрудников?

- Мы опасаемся опускать противопожарный занавес. Тревожно состояние всего театра. Давно требует замены сценическое оборудование - штанкеты, например, которые опускают и поднимают занавес. Все это на канатах, древнее, 50-60-х годов прошлого столетия. Год назад к нам приезжали специалисты по театральному оборудованию из Санкт-Петербурга. С одной стороны, они ужаснулись, увидев все это, с другой – улыбнулись: «Вам надо музей создавать! Такого оборудования уже нет нигде». Однозначно, театр требует капитального ремонта.

В настоящее время противопожарный занавес не используется. А чтобы снять эту огромную и многотонную махину для ремонта, нужно останавливать работу театра. Вытащить его на улицу, распиливать… Все это нужно делать в комплексе, когда будут средства на ремонт, реконструкцию театра.

- А уже известны ее сроки?

- Об этом никто не знает, кроме правительства и Жогорку Кенеша. Ремонт стоит больших денег, а с ними проблема. О низкой заработной плате сотрудников театра говорилось многократно, а она как была низкой, так и остается. У сотрудников единственного в республике Кыргызского национального академического театра оперы и балета зарплата такая же, как у артистов во всех драматических театрах. В Нарыне такая же, как в Бишкеке, и даже чуть больше - за счет доплаты за высокогорье. В Кочкорском драматическом театре получают столько же, как и наши сотрудники. У нас, в оперном, зарплата должна быть как минимум в 5-6 раз выше, чем в других театрах. Не должно быть уравниловки. Тогда мы сможем что-то требовать от своих артистов (чтобы репетировали больше, выкладывались на сцене), и тогда никто из них не будет уходить от нас в поисках заработка в другие театры.

Приведу в пример Приморский филиал Мариинского театра, который открылся в городе Владивостоке (Россия). Там уже трое наших ребят – молодых артистов балета. Последний из них уехал туда от нас буквально в ноябре 2015 года. Оказывается, там артистам сразу предоставляют квартиры, которые через пять лет переходят в их собственность. И зарплату там хорошую предлагают. Естественно, наши артисты будут убегать туда. Сейчас у нас в театре есть трое-четверо ребят, ждущих предложений из заграничных театров. В основном это артисты балета.

- По информации комитета ЖК по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению, ежегодно Кыргызскому театру оперы и балета выделяется 40 миллионов сомов. Насколько эффективно освоены эти средства в 2015 году и на что они запланированы в 2016-м?

- Все 40 миллионов сомов уходят только на зарплату.

- Почему эта сумма не пересматривается, если ее хватает лишь на зарплату?

- Дело в том, что когда-то театр получил статус национального, со стопроцентной надбавкой к заработной плате творческому коллективу и 50 процентов – техническому персоналу. В 2010 году надбавки убрали, оставив прибавку к зарплате в тысячу сомов. Статус остался. То есть если раньше человек получал 5 тысяч сомов зарплаты плюс 5 тысяч надбавки, получалось 10 тысяч сомов. А теперь 5 тысяч плюс 1 тысяча, итого зарплата 6 тысяч сомов. Понимаете, как она сократилась? Я говорю, что надо бы вернуть нам стопроцентную надбавку… Чтобы требовать что-то с артиста, сначала надо обеспечить его достойной зарплатой, потому что финансирование – это один из самых эффективных рычагов управления.

- По данным того же парламентского комитета, в театре на балетных артистов выделено 80 ставок, однако на деле занято лишь 25.

- На самом деле занято 37 ставок артистов кордебалета. Плюс 13 или 14 артисток находятся в декретном отпуске. Оставшиеся ставки мы распределяем на всех работающих, чтобы хоть как-то повысить им зарплату.

- Наверняка среди артистов есть те, кто выходит на сцену один раз в месяц, а зарплату получает такую же, как тот, кто работает больше… Вы будете проводить аттестацию среди творческого состава?

- Разговор о том, что в театре надо перейти на контрактную систему работы, я начал еще десять лет назад. Но это невозможно сделать, потому что в Трудовом кодексе КР нет пункта, по которому я могу перевести творческий коллектив на такую форму сотрудничества. Требуется решение Жогорку Кенеша, которое позволило бы внести изменения в Трудовой кодекс. Должна быть законодательная база. С ней работалось бы легче и проще, и самим артистам в первую очередь.

Контрактная комиссия, допустим, представляла бы сотруднику список требований по работе, которые необходимо выполнять (количество спектаклей, ролей, выходов на сцену, профессиональное отношение к работе, дисциплина и другое), а администрации – список обязанностей, которые уже она должна выполнять (обеспечение достойными условиями работы, зарплатой и так далее). Через год после заключения контракта - снова встреча с контрактной комиссией и оценка работы. А дальше - продолжение сотрудничества или расставание.

- Понятно, что ждать изменений в Трудовом кодексе долго, и поэтому сейчас перейти на контрактную систему работы невозможно. Что мешает просто уволить сотрудника из-за нарушения трудовой дисциплины, скажем, или несоответствия занимаемой должности (ставки)?

- Как я уволю? В советское время в Трудовом кодексе было написано: человек, достигший пенсионного возраста, автоматически освобождается от занимаемой должности; при необходимости дальше с ним заключается срочный трудовой договор – контракт, одним словом. Сейчас такого пункта нет, и пенсионный возраст не может быть основанием для увольнения человека. Он может подать в суд и выиграть. А определить уровень профессионализма или его отсутствие может только аттестация. Один человек не имеет права это делать, это в компетенции аттестационной комиссии, собранной по приказу Минкультуры.

- Минкультуры КР как раз собирается в ближайшее время заняться именно аттестацией в учреждениях культуры…

- Это, может быть, не совсем правильно. Есть положение, по которому аттестацию в середине театрального сезона проводить нельзя. Единственный вариант - проводить ее с середины сентября до середины октября. В этом случае директор театра должен предупредить артистов до 15 августа (за месяц) о том, что грядет аттестация, предоставить им условия для подготовки, репетиций. Если мы нарушим хоть один пункт проведения аттестации, артист может обратиться в суд… Но это касается сложностей нашего оперного театра. В филармонии очень большое число людей, в Русском театре и Кыргызской драме тоже много артистов. Другие театры поменьше, их легче аттестовать. В любом случае это необходимая и назревшая процедура.

В нашем театре провели анализ работы за 2015 год и подсчитали, кто сколько раз выходил на сцену. Оказалось, что отдельные солисты выходили два-три раза, другие – 13-14. То есть кто-то много работает, а кто-то совсем мало. В этом году мы сосчитали количество спектаклей, оно по сравнению с 2015-м уже в два раза возросло. И мы установили норму: каждый должен выйти на сцену не менее десяти раз. А по нормативным актам, как в советское время, мы сейчас не имеем права требовать подобного. Считаю, что каждому работнику нужно платить по труду. К примеру, в настоящее время в виде эксперимента я принял на работу в театр трех солистов оперы и одного дирижера. Оплата их труда идет не из госбюджета, а из спецсредств. В декабре некоторые их коллеги ахнули: один из контрактников спел три главные партии и заработал 18 тысяч сомов (это хорошая сумма для театра), а у нас зарплата 6-7 тысяч сомов. Теперь многие солисты говорят: «Мы тоже хотим перейти на контракт». Так что многие поющие артисты уже созрели для перехода на контрактную форму работы. Но я не могу перевести на нее всех, так как спецсредств не хватит. Это должны быть деньги из бюджета, то есть должен быть какой-то нормативный документ.

- К слову о возросшем количестве спектаклей. Какие еще премьеры в этом сезоне увидит зритель?

- Очень хочется к апрелю подготовить и представить оперу А.Бородина «Князь Игорь», а до конца сезона – «Белоснежку и семь гномов» Э.Колмановского.

В Кыргызстане 2016-й объявлен Годом истории и культуры. В связи с этим наш театр планирует провести ряд мероприятий, направленных на поднятие престижа и популяризацию оперного и балетного искусства в республике. Готовится постановка оперы русского композитора Александра Бородина «Князь Игорь». Ее премьера состоится 23 апреля - в день рождения народного артиста СССР Булата Минжилкиева. В мае в театре пройдет фестиваль балетного искусства, посвященный 90-летию со дня рождения Бюбюсары Бейшеналиевой, в котором примут участие артисты из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Планируются спектакли с участием артистов ведущих театров России. Данные акции позволят расширить и упрочить дружеские и творческие контакты между нашими странами, ознакомить кыргызского зрителя, любителей высокого искусства с лучшими достижениями исполнительского мастерства солистов оперы и балета различных стран.

Бизнес