19:36
USD 68.90
EUR 80.95
RUB 1.04

О популизме и провокациях в государственных закупках

В Кыргызстане большинство закупок проводят методом прямого договора. Государственные учреждения особо не мудрят, публикуя на портале объявление на два дня и заключая договор с поставщиком, который зачастую уже определен.

Нарушений в этом нет. Госорганы нашли очередную лазейку для закупки без тендера. Закон позволяет напрямую покупать им товары и услуги на сумму до миллиона сомов.

О том, чем хорош Закон «О государственных закупках» и в чем его недостатки, в интервью ИА «24.kg» рассказал эксперт Канатбек Молдокулов.

— Закон постоянно меняют, но закупки все равно проходят не прозрачно...

— Система закупок, когда перешла на электронную систему, получила положительное направление. Прозрачность процесса очевидна. Не дать объявление, скрыть закупку практически невозможно. Но происходит всякое.

Злоупотребления есть и будут. Отчет за каждый шаг говорит об обеспечении начального этапа прозрачности закупок. Зачастую проблемы возникают из-за низкой квалификации сотрудников. Они до конца не используют все инструменты, доступные на портале, или используют их с нарушениями.

Частое использование закупок методом прямого договора говорит именно о неправильном применении закона.

Изначально покупать напрямую предлагали товары на небольшие суммы. Но со временем порог задрали до 1 миллиона сомов. В 1990-е он составлял 20 тысяч сомов.

Канатбек Молдокулов

Закупки в государственных организациях небольшие, особенно в регионах. Поэтому большинство укладывается в миллион сомов.

Изначально задумка была правильная, но из-за некорректного применения пороговую сумму увеличили, что в итоге привело к тому, что большая часть закупок идет без тендера.

— Можно ли назвать этот метод одним из самых коррупционных?

— Метод прямого договора — неконкурентный способ закупки и самый коррупционный. Минимизировать коррупцию можно, лишь снизив пороговую сумму. Сейчас в системе перекос.

— Чем обосновали повышение пороговой суммы?

— Ее рост наблюдался на протяжении десятилетий. Обоснование связано не с чьим-то интересом, а с непониманием системы. Депутаты говорили, что закон очень сложный. Закупающие организации мучаются и не могут своевременно закупать товары и услуги.

Им облегчили процедуру. Это привело к тому, что большая часть денег уходит на прямые покупки. Рост пороговой суммы больше связан с популизмом.

— Компании с государственной долей просят дать им поблажку: проводить без тендера некоторые закупки. Дескать, пока они проводят тендер, конкуренты действуют на опережение. Насколько оправданы их доводы?

— Ситуация неоднозначная. С одной стороны, как коммерческим предприятиям, им необходима оперативность. С другой стороны, речь о государственной доле. Пустить здесь все на самотек нельзя.

Понятно их стремление уйти от закона, развязать себе руки. Закупки — это лакомый кусок.

Канатбек Молдокулов

Их можно частично вывести из-под действия закона. Необходимо просчитать, в какой части можно дать послабления.

Довод, что конкуренты узнают о планах компании, неразумен. Конкуренты и без того знают обо всех движениях. Ограничение по срокам действительно сковывает. Но и частные компании проводят тендеры. Любая уважающая себя фирма проводит конкурс, сравнивает предложения. Форма собственности здесь роли не играет.

— Какие основные нарушения допускают госорганы?

— Чаще всего нарушают принцип отбора. Закон о закупках расписывает правила. Закупающие организации не соблюдают их или дают необъективную оценку, выбирая компанию, которая не должна пройти. Нарушается принцип равного отношения к поставщикам.

Не всегда есть реакция от проверяющих органов. Они, может, и видят нарушение, но не всегда адекватно реагируют.

Канатбек Молдокулов

В более простых случаях реагируют. Но не там, где большие деньги.

Не могу сказать, что правоохранительные органы абсолютно не замечают нарушений. Проверяющие пристально следят, иной раз излишне. Плюс в том, что закупки под контролем. Но проблемы возникают от чрезмерного контроля. К кому-то они придут с проверкой, к кому-то нет...

— Реакции со стороны общественности больше, особенно при абсурдных закупках.

— Нередки случаи, когда из-за общественной реакции закупку отменяют. Однако по закону отменить тендер можно только в одном случае: если отпала необходимость. Но бывают и такие случаи, когда под давлением общественности тендер отменяют, а как спадет шумиха, объявляют снова.

Часто закупающие организации намеренно делают провокационные объявления.

Канатбек Молдокулов

К примеру, объявляют о покупке золотых часов и смотрят на реакцию. Если сообщить о закупке простых часов, то никто и не обратит внимания на тендер. Поэтому после такой проверки может появиться объявление с более обтекаемой формулировкой.

Закупающие организации должны обосновать необходимость покупки. Без этого они не могут проводить тендер. В случае с депутатскими креслами сложно было обосновать, что они пришли в негодность. Любая проверка установила бы, что они исправные. Но в законе это требование прописали размыто. Его могут применять или нет.

— Раньше госорганы не объявляли заранее сумму закупки, чтобы участники тендера представляли реальную стоимость товара или услуги. Позже норму убрали. Насколько оправдан шаг?

— По международной практике, бюджет не указывают, чтобы поставщики давали реальную цену. В случае с госзакупками не принципиально, указана цена или нет. Конкурентные торги приводят к тому, что бизнесмены заинтересованы в указании реальных цен, чтобы победить, не зная, что предложат конкуренты.

— Требует ли закон принципиальных изменений?

— Во всех странах законы о госзакупках похожи. Отличаются отдельные статьи, но принцип одинаковый. Последняя редакция написана на основе модельного закона ЮНСИТРАЛ. Он может использоваться разными странами.

Прозрачность закупок зависит от уровня законопослушания в государстве. Наше законодательство охватывает все принципы, но многие статьи не соблюдают. Не из-за того, что закон плохой, а потому что уровень исполнения низкий.

Такой же закон, но в другой стране, работает лучше, потому что уровень соблюдения законов там выше.

Канатбек Молдокулов

Закон следует доработать в части создания электронного каталога товаров. Сейчас поставщики вынуждены искать объявления. Госорганы пишут так, что не найти ничего. Предлагают создать каталог, в который занесут поставщиков с их товарами и ценами. При публикации объявления им придет уведомление. Это удобно для метода прямого договора.

Специалистов по закупкам тоже немного. Их надо обучить, они должны на практике понять систему. Нынешний закон изначально рассчитан на специалиста с высокой квалификацией. Сейчас же систему закупок используют на примитивном уровне. Многие моменты не используют, потому что о них не знают.

Популярные новости
Бизнес