11:12
+12
USD 69.75
EUR 82.62
RUB 1.19
Экономика

Уголь Кара-Кече. Дорогой ты наш!

Чтобы посмотреть, как идет добыча угля накануне зимы, 24 октября комиссия Жогорку Кенеша по топливно-энергетическому комплексу отправилась в Нарынскую область на угольное месторождение Кара-Кече. Вместе с ними поехала и журналист ИА «24.kg».

Фото ИА «24.kg». На месторождении Кара-Кече уже выпал снег, октябрь 2017 года

Забраться на гору

Дорога, по которой мы добирались до месторождения, от въезда в Нарынскую область оказалась совершенно разбитой. По ее краям асфальта практически нет. Под колесами большегрузных машин он уже превратился в крошку. А сохранившаяся посередине узкая полоса асфальта сплошь в ямах. Так, трясясь, ехали несколько часов до самого разреза, обгоняя пустые грузовики, направляющиеся за углем. Обгонять их было непросто, потому что впереди идущая машина поднимала такую пыль, что не было видно, свободна ли встречная полоса. А навстречу один за другим тянулись груженые грязные самосвалы.

Доехав до разреза, отправились в горы, где идет добыча угля. Это месторождение открыл в 1913 году техник Валерий Субботин при изыскательских работах переселенческого управления по Джумгальскому водохранилищу.

Чем выше мы поднимались, тем больше погружались в пыльный туман. На дороге темно-серая пыль напоминает пудру, которая от проезжающих машин и небольшого ветерка поднимается на несколько метров, словно облако.

На самой вершине перед нами открылась прекрасная картина: склоны гор, будто нитками, увиты угольными жилами.

Фото ИА «24.kg». Работа на горнодобывающем предприятии

«Один конец этой жилы находится здесь, а другой где-то, допустим, в Суусамыре, — рассказывает работник госпредприятия «Кыргызкомур», работающий на месторождении.

Два экскаватора, начиная с самой вершины, снимают слои глины и гравия, которые отвозят самосвалы: необходимо освободить находящийся под горой уголь. Работники месторождения говорят, что раньше добытчики не убирали верхние слои гравия и глины. Из-за этого часто происходили обвалы, под которыми гибли люди. Сейчас все меры предосторожности четко соблюдаются.

«Чтобы получить тонну угля, необходимо вывезти отсюда семь тонн гравия и глины», — рассказали специалисты.

Выдать на-гора

На разрезе 140 человек работают в две вахтенные службы по 15 дней. Говорят, для большей производительности им не хватает техники.

В 2017 году Государственный комитет промышленности, энергетики и недропользования выделил госпредприятию «Кыргызкомур» 15 миллионов сомов. На эту сумму заключен договор с китайской компанией на поставку четырех карьерных самосвалов грузоподъемностью 35 тонн. Но и этого оказывается недостаточно.

По словам сотрудников ГП «Кыргызкомур», денег требуется намного больше. И как минимум еще два мощных экскаватора.

На высоте 2800 метров над уровнем моря немного кружится голова и плохо слышно. Чтобы услышать рассказы работников месторождения о тонкостях добычи угля, нужно подойти к ним буквально вплотную.

Они рассказали о том, что откопанный из-под слоя гравия уголь нельзя оставлять здесь надолго. Во-первых, он теряет спекаемость и коксовую способность, а во-вторых, примерно через четыре месяца начинается процесс самовозгорания.

И правда, в нескольких местах видно задымление. Очаги тушат водой. Удивительно: как холодный уголь может задымиться?

Высокогорье

Работа у добытчиков вредная и тяжелая. Мало того что на высокогорье тяжело дышать, так еще и легкие забиваются пылью. Пыль здесь везде — на одежде, на касках, на лицах и даже во рту, а обувь вовсе уходит под слой пыли, и ее даже не видно.

За вредность работникам месторождения выдают молоко и кефир. А вот доплата мизерная. Да что там доплата! Их средняя заработная плата, говорят сотрудники месторождения, составляет 13–15 тысяч сомов. И это на вредном производстве! Сами же рабочие не жалуются. Говорят, для сельской местности это неплохие деньги.

Гора проблем

Глава депутатской комиссии Кожобек Рыспаев сказал, что в целом удовлетворен работой госпредприятия, и пообещал помочь получить кредит на закупку спецтехники в Кыргызско-Российском фонде развития, так как увеличить объем добычи угля без расширения технической базы невозможно.

По словам нардепа, в качестве залогового обеспечения финансирования предприятия «Кыргызкомур» фонд просит выставить имеющуюся горнодобывающую технику, недвижимое имущество и спецтехнику, которую приобретут в будущем.

— Вы видели, в каком состоянии дорога к месторождению? Хуже не бывает! Когда наконец ее приведут в норму? — спрашиваю депутата Жогорку Кенеша и главу комиссии по ТЭК.

— Вы знаете, здесь будет проложена альтернативная трасса Север — Юг. Однако не учли 42 километра дороги, ведущей на разрез. Я буду рекомендовать правительству включить в план и этот участок. Но это нужно еще обдумать. В любом случае будем принимать какое-нибудь решение, — ответил Кожобек Рыспаев.

— Я только что узнала: зарплата работников месторождения чуть больше десяти тысяч сомов...

— Я не знал этого, — ответил депутат и обратился к руководству ГП «Кыргызкомур» с поручением пересмотреть зарплату сотрудников.

Быт горцев

Когда депутаты получили все отчеты о 15 миллионах сомов, потраченных на самосвалы, и посмотрели, как идет добыча угля, они решили проверить строительство городка для рабочих.

Городок — это пока что три барачных домика на склоне горы. Двери комнат выходят сразу на улицу, нет ни прихожей, ни санузла. На всех одна большая столовая. Отапливать помещения будут, конечно же, углем.

Городок еще не достроен. И выглядит неплохо. Но комнатки слишком тесные, окна в них маленькие. А деревянные тонкие двери вряд ли спасут людей от холода в суровую нарынскую зиму. Уверена: люди, работающие в таких тяжелых условиях, должны иметь обустроенный быт и гораздо большую зарплату.

Когда мы собрались уезжать, поднялся холодный ветер, в воздухе закружились снежинки. Но во время спуска с горы снежинок уже не было видно. Вокруг лежала лишь черно-серая, как будни горняков, пыль.

Популярные новости
Бизнес