15:26
USD 89.43
EUR 96.36
RUB 0.97

Монополия на спирт: почему у бизнеса больше вопросов, чем ответов

В Кыргызстане указом президента официально введена абсолютная монополия на производство, импорт, хранение и реализацию спирта. Это решение обсуждалось больше года и принято вопреки мнению бизнеса.

Власти заявляют о борьбе с контрафактом и теневым рынком, а бизнес — об отсутствии конкуренции и уничтожении предпринимателей.

Представители профильной ассоциации «Кыргызалкомпром» просили Садыра Жапарова не вводить драконовские меры. Но на Старой площади бизнес снова не услышали и решили по-своему. В стране снова начнет работать алкоинспекция, а предпринимателям предлагают в лучшем случае только проекты государственно-частного партнерства. И те пока только на словах.

Полный контроль и учет

Согласно указу, стопроцентная монополия на производство, импорт, хранение и реализацию этилового спирта вводится в Кыргызстане с сентября 2022 года.

Эксклюзивное право на производство, импорт этилового спирта, реализацию производимого и импортируемого в Кыргызстан этилового спирта получил Кара-Балтинский спиртовой завод.

Все компании, которые используют этиловый спирт, должны передать ему для согласования действующие контракты на поставку и реализацию.

Кроме того, образуется Государственное агентство по контролю за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной продукции. Работать оно будет при кабинете министров, а не при Налоговой службе или Минсельхозе.

Импорт спирта допускается исключительно в случаях прекращения его производства в Кыргызстане, сокращения объемов выпуска или увеличения запрашиваемого спирта производителями алкогольной продукции в КР или производство алкоголя, для которого нужен спирт, не производимый в стране.

Государство хочет полностью контролировать качество спирта, ввести на его ввоз акциз, а также установить квотирование объемов импорта спирта и алкогольной продукции.

По версии чиновников, такими мерами предпринята попытка бороться с контрабандным ввозом спирта и выпуском контрафактного алкоголя. Власти также рассчитывают пополнить бюджет. По предварительным данным, за счет введения монополии на спирт ожидается увеличение налоговых поступлений от отрасли до 1,3 миллиарда сомов.

Запустить банкрот и высветить рынок

В Министерстве экономики и коммерции отмечают, что монополия сейчас очень нужна на рынке. Власти хотят четко понимать, сколько реально спирта произведено в республике и сколько алкогольной продукции выпущено из него.

«Нам нужен контроль от процесса производства спирта до реализации готовой продукции. Будут использоваться товарно-транспортные накладные. Через них и ККМ будет отслеживаться весь процесс. Если накладной нет, то невозможно понять, это контрафактная продукция или она, действительно, привезена с завода. Возможно, дома кто-то сидит, штампует водку и клеит акциз. А так уже будет прослеживаемость полностью от производителя», — поясняет министр экономики и коммерции Данияр Амангельдиев.

Маркировка есть на алкоголь, но это не спасает. На рынке много контрафакта. Поэтому и вводится монополия. Другого выхода нет. 

Данияр Амангельдиев 

Чиновник также напоминает, что монополия на спирт всегда принадлежала государству. Но позже частниками была пролоббирована идея разрешить выпуск и им.

«Передача алкоинспекции из ГНС в Минсельхоз тоже не просто так произошла. Если посмотреть период перехода, то сразу видно снижение налогооблагаемой базы. Сейчас наши усилия направлены на то, чтобы вывести из тени. Идет борьба с коррупцией непосредственно», — добавил глава ведомства.

Есть и еще один момент. За счет монополии власти сейчас пытаются возродить предприятие, которое толком не работает уже много лет. Речь о том самом Кара-Балтинском спиртовом заводе. Он стоит уже много лет. Отметим, что решение о создании государственного предприятия «Кара-Балтинский спиртовой завод» было принято 21 февраля 2000-го. Основным видом его деятельности является производство этилового спирта.

Однако в последние годы завод практически не работал, потому что в стране открылось сразу несколько частных спиртовых заводов.

Государственное предприятие просто не выдержало конкуренции и закрылось. Завод несколько раз пытались продать, но покупателей не нашлось. Сейчас же его будут реанимировать за счет государственных средств и верят, что завод сможет обеспечить выпуск всего требуемого объема этилового спирта.

«Кара-Балтинский завод полностью покроет производство. Мы сейчас будем думать, как возобновить его работу. Возможно, будет как с Майлуу-Суйским электроламповым заводом. С ним мы покрыли долги, взяли его обязательства на себя, зато запустили стратегически важный объект. С заводом в Кара-Балте может быть так же», — говорит Данияр Амангельдиев.

О том, что бизнес явно не в восторге от происходящих событий, власти знают. Они в курсе, что уже сейчас частные спиртовые заводы начали закрываться. Но менять свою позицию не собираются.

«Да, мы встречались с представителями отрасли. Конечно, они недовольны, но мы по-другому не можем. Но мы готовы с ними сотрудничать. Возможно, будет проект государственно-частного партнерства. Или компания с госдолей. Мы готовы сотрудничать. Для нас самое важное — это контроль», — заключил Данияр Амангельдиев.

Убить конкуренцию и отрасль тоже

В ассоциации «Кыргызалкопром» считают идею о полной монополизации рынка производства и реализации этилового спирта спорной. Она может попросту разрушить условия нормальной работы бизнеса в республике. К тому же отсутствие добросовестной конкуренции может губительно сказаться на рынке алкоголя.

Бизнес считает, что основная цель ужесточения правил игры — увеличение сборов налогов.

 Но по факту этого может и не быть. Ведь рынок более чем конкурентный. Со вступлением в Евразийский экономический союз конкуренция на рынке усилилась. Удерживать позиции становится все сложнее. А если власти будут закручивать гайки, то через какое-то время можно будет вообще забыть о том, что в Кыргызстане когда-то производили свой алкоголь.

Монополизация рынка производства спирта приведет к росту цен на алкогольную продукцию, и потребитель просто перейдет на более дешевый импортный аналог.

Бизнес будет уходить в тень, капитал будет вывозиться из страны. Естественно, в таких условиях вряд ли можно говорить о росте числа налоговых поступлений.

Недовольны предприниматели и тем, что с ними фактически не обсуждали изменение правил игры. Их просто поставили перед фактом.

На сегодня в стране работает пять спиртовых заводов. Из-за монополии они вынуждены будут закрыться. А ведь это сотни рабочих мест. Куда пойдут люди? Чем они будут зарабатывать на жизнь? Государство этот момент, похоже, упустило.

Алкопроизводители обратились в институт бизнес-омбудсмена с заявлением о том, что были нарушены права предпринимателей. Они также хотят обратиться к президенту и председателю кабинета министров с предложением отложить на неопределенное время вступление в силу указа. Предприниматели также просят поручить профильному госоргану образовать рабочую (экспертную) группу с привлечением представителей различных сфер и бизнес-сообщества для более детального исследования ситуации по монополизации производства и оборота этилового спирта.

Пока власти не особо настроены слушать бизнес. И это странно: ведь чиновники постоянно говорят о стремлении поддерживать предпринимателей и защищать их. Но по факту правила игры меняются просто со скоростью света. Мнение того самого бизнеса в кабмине не спрашивают.

Поэтому предприниматели гадают — что это, действительно борьба с теневым оборотом или очередная попытка содрать с частников побольше денег.

Популярные новости
Бизнес
21 февраля, среда