04:54
USD 68.59
EUR 84.47
RUB 1.12
Большой тираж

Как стать следующим президентом в Центральной Азии, пишет «Хроника Туркменистана»

«Хроника Туркменистана». В регионе с авторитарными лидерами, находящимися долгое время у власти, рано или поздно возникает вопрос, кто же придет к власти следующим. Однако в четырех из пяти стран Центральной Азии система настолько непрозрачна, что делать какие-либо предположения очень сложно.

 

Еще в начале 2016 года ничего не предвещало, что в странах Центральной Азии будут проводиться какие-либо выборы. Однако в конце января в Казахстане выдвинули инициативу проведения досрочных парламентских выборов. Таджикистан и Туркменистан запланировали референдумы по изменению Конституций, что позволит нынешним лидерам оставаться у власти неопределенные сроки.

 

В Казахстане и Узбекистане президенты бессменно находятся у руля власти со времен распада СССР в 1991 году. Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву в июле исполнится 76 лет, а президенту Исламу Каримову в конце января исполнилось 78 лет.

 

Быть вторым президентом в этих странах будет непросто. Но и забраться так высоко без серьезной поддержки невозможно. Рейд Стендиш, вашингтонский журналист, пишущий на темы внешней политики, считает, что для Казахстана, как страны, экспортирующей нефть, предпочтительно, чтобы следующим президентом стал представитель бизнес-элиты. При этом желательно, чтобы этот некто стал незаменимым.

 

В Узбекистане же, по его мнению, расстановка сил совсем другая: «Если вы присмотритесь к Узбекистану, большая часть денег и власти генерируется внутри страны, так что службы безопасности будут, вероятно, играть большую роль в Узбекистане в сценарии преемственности и, возможно, будут как раз теми, кто возьмет бразды правления».

 

В нынешних условиях представители элиты почти наверняка выступят в качестве «серых кардиналов» в политике, когда нужно будет определяться со следующими руководителями, считает автор книги «Импорт демократии: Роль НПО в Южной Африке, Таджикистане и Аргентине» Джули Фишер Мелтон из Вашингтона.

 

«Волеизъявление элиты окажет по большому счету лишь временный эффект на легитимность. В долгосрочной перспективе гражданское общество является надеждой для институционализации с самого низа. Без институционализации снизу изменения наверху будут продолжать происходить, но на самом деле все придет к тому, что изменений вообще не будет», — считает Джули Фишер Мелтон.

 

Лидеры Казахстана, Узбекистана и Таджикистана пользуются легитимностью, которая в значительной степени проистекает из длительного срока пребывания во власти. По словам Стендиша, Каримов и Назарбаев могут называть себя «отцами своих народов», а президент Таджикистана Эмомали Рахмон, находящийся у власти с 1992 года, – играть на имидже «основоположника мира» за роль в прекращении гражданской войны 1992–1997 годов. Такая легитимность, очевидно, не перейдет к тому, кто придет сразу после них.

 

По мнению экс-советника президента Кыргызстана Эдиля Байсалова, смена поколений в Кыргызстане ощущается уже сейчас. «На данный момент самым популярным человеком в Кыргызстане является один из проповедников – он называет себя «шейхом». Невозможно представить, чтобы какой-либо политик или любая другая личность имела бы столь большую аудиторию. Его еженедельные видео смотрят сотни тысяч в Кыргызстане», — говорит он.

 

На протяжении многих веков ислам был в Центральной Азии частью политики. Несмотря на усилия президентов региона ослабить влияние религии, ислам вновь будет играть большую роль в политике. Поддержка верующих может помочь продвинуть кого-то на высокопоставленный пост. Но такой подход здесь всегда был рискованным делом, в частности для лидеров, которые не являются столь уж религиозными.

 

Эдиль Байсалов упоминает еще один решающий фактор в передаче власти в Центральной Азии – Кремль. «Россия позаботится, чтобы сыграть определенную роль. Они могут не дать официального признания, могут чинить препятствия, предоставить некоторые гарантии, например, если возникнет какая-то ситуация в сфере безопасности. Самым важным источником признания, поддержки и легитимности будет Москва», — говорит Эдиль Байсалов.

 

В самом деле, трудно представить, чтобы Кремль воздержался от вмешательства, если бы в одной из стран Центральной Азии появился прозападный либо прокитайский, или происламский лидер. Признание интересов России в регионе является почти обязательным условием для прихода к власти.

 

http://www.chrono-tm.org/2016/03/kak-stat-sleduyushhim-prezidentom-v-tsentralnoy-azii/

Бизнес