18:32
USD 68.90
EUR 80.95
RUB 1.04

20 лет спустя: как российский предприниматель стал фигурантом уголовного дела

Фото из Интернета

Российский предприниматель стал фигурантом уголовного дела в Кыргызстане.

Необоснованно и незаконно против него возбудили уголовное дело по заявлению гражданина КР и его сводного брата Александра Кима. Кыргызский родственник решил предъявить претензии спустя 20 лет.

В начале 1990-х он якобы вел бизнес с российским сородичем. И тот, дескать, задолжал ему с учетом процентов аж 15 миллиардов сомов, которые он решил взыскать через четверть века.

Из материалов уголовного дела: «Основанием к возбуждению указанного уголовного дела послужило заявление гражданина А.Кима о том, что Г.А.Цой якобы имеет перед ним задолженность в сумме 92 миллиона 651 тысячи 055 рублей, что по курсу на январь 1994 года составляло 598 тысяч 096 сомов, которая образовалась за поставленные с 1992-го по 1994 год в АОЗТ «Гидромашсервис» (г. Москва) и объединение «Сортсемовощ» (г. Одесса) глубинные водяные насосы и семена лука сорта «Каратальский».

На первый взгляд, это обычный спор двух хозяйствующих субъектов. Но правоохранительные органы Кыргызстана решили иначе. В 2014 году ГСУ МВД возбудило уголовное дело по статье 166 (мошенничество) УК КР. В деле, кроме заведомо ложного заявления Кима, никаких доказательств вины Цоя нет. Обыски, проведенные в офисах компании, тоже ничего не дали.

Стоит ли говорить, что все сроки давности давно миновали? И по закону следователь М.Байбасунов не имел права возбуждать уголовное дело. А раз уж возбудил, то был обязан прекратить за истечением срока давности. Что он и сделал в ноябре 2015 года.

На этом злоключения российского предпринимателя, которого с Кыргызстаном уже десятки лет ничего не связывает, должны были прекратиться. Но не тут-то было! Ким, задействовав связи своего адвоката Александра Хегая, бывшего сотрудника прокуратуры, добился отмены постановления о прекращении уголовного дела, ссылаясь на то, что Цой не допрошен и не привлечен к уголовной ответственности. В связи с этим правоохранительные органы КР возобновили расследование и неоднократно направляли в Генпрокуратуру России международные следственные поручения.

Между тем в ходе следствия сумма ущерба стала увеличиваться и доросла до 15 миллиардов 703 миллионов 574 тысяч сомов. Каким образом? Уже на стадии следствия Ким представил еще один якобы документ, согласно которому он дал в долг Цою некую сумму под 160 (!) процентов годовых. Гении математики из ГСУ МВД, сложив все надуманные Кимом суммы, и насчитали проценты до настоящего дня и в окончательной форме постановления о привлечении в качестве обвиняемого указали сумму в более чем 15 миллиардов сомов.

Кроме того, Первомайский районный суд Бишкека вынес постановление о проведении обыска в доме и офисе Цоя в Москве. В апреле 2015 года сотрудники московской полиции обыск провели и уведомили правоохранительные органы КР, что «никаких запрещенных предметов, документов, орудий преступлений, которые могут иметь значение для уголовного дела, обнаружено не было, таким образом изъято не было».

Не добившись своего, представители Кима инициировали новое судебное разбирательство, где Цою заочно предъявили обвинение и объявили в международный розыск. Хотя тот никуда не скрывался, его адреса проживания и работы следователю Байбасунову известны, ведь полицейские Москвы проводили там обыски.

Между тем заинтересованные лица Кима оказывали давление на Германа Цоя. Ему звонили с угрозами и требовали с ним встречи, согласия решить вопрос полюбовно, ссылаясь на высокопоставленные связи. Цой все звонки записал. И все, что озвучивали по телефону, в дальнейшем претворялось следствием в действия. К примеру, одна из угроз звучала так: «Нужно скорее встретиться и о чем-то договориться, тогда международное следственное поручение не будет отправлено, если не согласишься, то направят и будут допрашивать в качестве обвиняемого и у тебя будет много проблем». Что в результате и произошло. После того как Цой отказался встречаться и выразил желание решать вопрос в правовом русле, в Генпрокуратуру РФ действительно поступило очередное международное следственное поручение.

В сентябре 2017 года Цоя допросили в качестве обвиняемого: следственные органы московской полиции вызвали его в отделение и, показав запрос из Кыргызстана, задали несколько вопросов. «Г.А.Цой категорически отрицал свою причастность к совершению преступления и заявил, что лично сам никакие глубинные насосы от ГКАСП «Риса» от А.Кима и семена лука сорта «Каратальский» не получал, кредитный договор от 08.04.1994 года с А.Кимом  не заключал и денег не брал», — говорится в письме врио замначальника СО ОМВД России по району Якиманка г. Москвы капитана юстиции В.С.Зарубина. Этот ответ главный надзорный орган России направил в Генпрокуратуру Кыргызстана еще в декабре 2017 года. Но к материалам уголовного дела он до сих пор не прикреплен.

Отдельно стоит остановиться на личности самого Кима. В 1995 году он привлекался к уголовной ответственности за убийство. Отсидел в СИЗО, но смог выйти спустя несколько месяцев. До того, еще в 1993 году, был участником ДТП. Ким ссылается на то, что все эти события не позволили ему своевременно обратиться в правоохранительные органы с заявлением на Цоя. Дескать, он лечился от последствий аварии и пребывания в СИЗО. Не 20 же лет!

Если знать и трезво оценивать социальный уровень Александра Кима и его общественный статус, то возникают сомнения, что он мог самостоятельно инициировать подобное уголовное дело. Сценарий с уголовным делом с целью вымогательства, очевидно, был предложен Киму людьми, которые имели связи в правоохранительных органах и хорошо разбираются во всех хитросплетениях их работы. Это прежде всего бывший сотрудник Генеральной прокуратуры Кыргызстана Александр Хегай и Павел Михайленко, которых Цой знал еще во времена работы в Ошском аэропорту в 90-х годах прошлого века. Именно Хегай позвонил Цою в 2014 году и сказал, что якобы его юристы изучили материалы, представленные ему Кимом, и видят серьезные основания для уголовного преследования. Предлагалось также решить вопрос долга с Кимом по-родственному, чтобы не обострять ситуацию. Цой ответил тогда, что компания, с которой он заключал договоры, существует и по сегодняшний день, является крупной международной компанией и, если у Кима есть основания для претензий, он может обратиться к ним с требованием о взыскании каких-то денег, поскольку он там давно не работает.

Вариант с уголовным делом был придуман только для того, чтобы заставить Цоя выплатить громадные суммы путем шантажа и правового беспредела.

Сам предприниматель вспоминает, что Ким и Хегай объявились на горизонте, когда в 2013 году фамилия Цоя как акционера крупной успешной компании появилась в списке «Форбс» как входящего в список богатейших бизнесменов России. Видимо, жажда легкой наживы в угоду моральным принципам и репутации страны, в которой они живут, толкнула этих людей на опасный путь. 

В 2017 году, сразу после объявления новым президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым курса на борьбу с коррупцией, Хегай и Михайленко настойчиво звонили Цою и просили о встрече, якобы объяснить причину своих действий. Видимо, понимали, что рано или поздно наказание за преступные действия последует.

Адвокаты Цоя неоднократно обращались в главный надзорный орган КР, подробно описывая нарушения, которые допускает следствие, и основания, по которым дело должно быть прекращено. Но, не разобравшись, Генпрокуратура передает все ходатайства и жалобы тем же лицам и в тот же орган, которые принимали эти незаконные решения. Так и длится этот спектакль уже больше четырех лет.

Очевидно, что у этого театра абсурда есть главный режиссер, который руководит всеми процессами, и сидит он, скорее всего, «высоко и видит далеко».

Этим объясняются действия Генпрокуратуры, которая утверждает, что не получала материалы (ответы по исполненному международному следственному поручению) из ГП РФ, несмотря на то, что российский главный надзорный орган в официальном ответе адвокатам Цоя утверждает: «поступившие запросы, а также неоднократные международные следственные поручения в Генеральную прокуратуру Российской Федерации исполнены в полном объеме, и материалы, полученные в ходе их исполнения, неоднократно направлялись в Генеральную прокуратуру Кыргызской Республики, в том числе 13.07.2016 и 29.12.2017». Потеряться на почте они не могли. Получается, что ГП КР их получила, но следователю ГСУ МВД не передала?

Сейчас уголовное дело находится на доследовании, Генпрокуратура вернула его ГСУ для восполнения пробелов следствия. Заинтересованные лица Кима не сдаются и, несмотря на полное отсутствие доказательств и наличие всех оснований для прекращения дела, настаивают и пишут жалобы во все инстанции. Адвокаты Цоя тоже не сидят сложа руки. Они обратились в Совет безопасности Кыргызстана, который теперь курирует  вопросы борьбы с коррупцией, объявленной президентом Сооронбаем Жээнбековым в феврале 2018 года. Совбез уже начал проверку по делу. Как стало известно, СБ направил в Генпрокуратуру поручение проверить, получала ли ГП ответ от своих коллег из России. Если выяснится, что материалы были укрыты, полетит не одна голова.

Цой и его представители также намерены обратиться к президенту Сооронбаю Жээнбекову и секретарю Совета безопасности Дамиру Сагынбаеву с просьбой взять дело под свой контроль и обеспечить объективное расследование не только в отношении него, но и сотрудников Генеральной прокуратуры Кыргызстана, которые занимаются укрывательством материалов по его делу.

Популярные новости
Бизнес