18:43
USD 69.25
EUR 81.03
RUB 1.03
Центральная Азия

Абдырахман Маматалиев о приграничных спорах, перестрелках и о том, почему он не собирается в отставку

На государственной границе Кыргызстана и Таджикистана неспокойно. В приграничной зоне то и дело происходят инциденты - как мелкие, так и с перестрелками. С начала 2013 года таких ЧП насчитали более 20. Последний произошел 10 июля, когда начался очередной раунд переговоров между КР и РТ по вопросам делимитации и демаркации спорных участков границ. Этот инцидент едва не поставил под угрозу не только сам переговорный процесс, но и дальнейшее относительно мирное сосуществование местных жителей двух соседствующих стран.

Вице-премьер-министр Кыргызстана Абдырахман Маматалиев, отвечающий головой за силовой блок, в интервью ИА «24.kg» рассказал, почему кыргызы, таджики и узбеки не могут прийти к консенсусу и продолжают тянуть каждый на себя лоскутное одеяло Ферганской и Исфаринской долин.  

- Приграничные вопросы обсуждаются уже 23 года. Однако завершения им не видно. В чем загвоздка? Почему соседям - Кыргызстану, Таджикистану, Узбекистану - сложно прийти к взаимоустраивающему решению по делимитации и демаркации рубежей?

- Ну не совсем так, кое с кем мы уже договорились. У нас около 4 тысяч 800 километров границ. С Китаем и Казахстаном процесс делимитации и демаркации полностью завершен. К сожалению, никак не можем решить вопрос с Узбекистаном и Таджикистаном - по той простой причине, что мы имеем разные исторические документы, и все в них настолько запутано, что требуется время, чтобы разобраться. В начале 1990 годов решением разных органов в Москве какие-то участки передавались то одной республике, то другой.

Когда мы обсуждаем вопросы делимитации и демаркации границы, руководители соответствующих структур соседних стран каждый раз вытаскивают удобные им бумаги и карты, делая упор на историческую справедливость. Так и тормозится процесс. За 23 года нам удалось согласовать с РУз около 70 процентов участков от всей протяженности, а с РТ меньше - около 50 процентов. Сейчас топчемся на месте. Мы предлагаем брать за юридическую основу соглашения, подписанные в 1991 году президентами суверенных государств, где четко прописано, что существующие границы неприкосновенны, и собственность, находящаяся на территории обеих стран, автоматически переходит в пользование, так сказать, по месту дислокации. Это соглашение было ратифицировано в парламентах и подписано главами независимых республик. Оно имеет законную силу. Мы предлагаем именно его взять за точку отсчета. Но по непонятым для нас причинам наши соседи продолжают упорствовать и предъявляют разные документы. Второй момент: не определены границы и принадлежность стратегических объектов, находящихся на приграничных территориях. 

- Глава МИД Таджикистана заявил, что палки в колеса при строительстве объездной дороги через кыргызское село Ак-Сай вставляет наша сторона. Это официальная позиция Душанбе, получается. В чем суть наших претензий?

- Прокладка дороги Кок-Таш - Ак-Сай начата в январе, но без соответствующей подготовки: не был утвержден ее проект, не решен вопрос финансирования, не была обеспечена безопасность строителей и самого объекта. Тогда же спорный участок, через который должна была пройти трасса, пограничники РТ перекрыли и стоят там до сих пор.

Да, в Душанбе заявляют, что эта территория, столь ревностно охраняемая таджикскими солдатами, принадлежит им, поскольку этот участок вообще не описан. Но по всем документам эта территория наша. Она была выдана еще в конце 1990-х как сельхозугодье гражданину Кыргызстана - таджику по национальности. А когда он умер, его дети получили гражданство РТ. Теперь вот нерешенный спор. Но к Таджикистану этот участок не имеет никакого отношения. Де-факто эта земля наша.

Что касается строительства дороги, то уже подписан протокол, проработан маршрут. Все варианты вроде бы обговорены. И тут 10 июля случается перестрелка. Поэтому вновь взят тайм-аут. Но в ближайшее время строительство возобновится. Мы с правительством Таджикистана в постоянном контакте. Все документы подписаны. Есть проект соглашения об использовании этой дороги. Что касается заявления руководителя Согдийской области о неприемлемости ее строительства на якобы таджикской территории, то у нас, повторюсь, есть официальный документ, завизированный на уровне кабинетов министров двух стран.

- Иными словами, никаких гарантий, что выстрелы не повторятся с началом строительства дороги, у вас, чиновников, нет?  

- Не дай бог, конечно! Этого момента нельзя исключать. На границе неспокойно, и я всегда об этом говорил. Со своей стороны, мы делаем все возможное, чтобы не допустить эскалации напряженности. Пока ситуация не стабилизируется окончательно, мы не снимем усиление.

- А что именно вы делаете помимо ведения бесконечных разговоров о мудрости и терпимости двух братских народов?

- Мы ищем другие варианты ускорения делимитации. Не надо было, конечно, начинать строить дорогу, не отработав все вопросы, особенно безопасности строительства.

- О том, что все спорные моменты урегулированы, вы отрапортовали журналистам в начале июля - за 7 дней до очередной перестрелки на границе. Вы чувствуете свою ответственность за произошедшее? С момента вашего назначения на пост вице-премьера произошло уже два серьезных инцидента с применением оружия. Не самое ли время подать в отставку?

- Нет, не я несу за это ответственность. Когда я был назначен, дорога уже строилась. Процесс приостановили в январе из-за первого столкновения на границе. Я никогда не говорил, что все хорошо. Другое дело, насколько все под контролем. Мы стараемся держать ситуацию. И последние переговоры сорваны не были, хотя такие попытки имелись. Повестка дня была обговорена, обсудили вопросы по ускорению делимитации и демаркации границы, и когда происходила перестрелка, мы находились вблизи эпицентра, в городе Исфаре. Сработали оперативно. Тут же создали совместный штаб, принимали участие в урегулировании конфликта. Работали очень напряженно. Я и не отрицаю этого. Как со стороны РТ, так и КР, отдельных членов комиссии были попытки сорвать переговоры. Когда мы согласовали повестку, некоторые члены комиссии, недовольные принятым решением и по дороге, и по неописанным участкам, пытались бойкотировать заседание. Один из них, представитель Таджикистана, в знак несогласия ушел. Он не хотел, чтобы переговоры были успешными. С нашей же стороны намерения приостановить процесс обозначались, когда случилась перестрелка. Отдельные наши чиновники, участвующие в работе комиссии, предлагали все бросить и уехать обратно. Но эмоции улеглись, и в итоге протокол подписан. Это хороший и конструктивный документ. Думаю, в течение двух недель члены групп представят на рассмотрение мне и моему таджикскому коллеге проекты делимитации и демаркации участков рубежа, и мы уже подпишем соглашение.

Еще раз скажу: на уровне правительств КР и РТ каких-то больших разногласий нет. Есть отдельные мнения отдельных членов комиссий. Если они не согласны, то их мнение протоколируется, но решение в итоге принимается большинством.

- А как обстоит ситуация с Узбекистаном? Тоже ведь все непросто. Тем более, кое-кто в Кыргызстане вознамерился закрыть Наманганский канал, откуда поступает вода для орошения полей соседей. Не кажется ли вам, что это осложнит и без того непростые отношения с Ташкентом? Кому в голову пришла такая «дружественная» идея?

- Наманганский канал работает в обычном режиме. Мы всего лишь говорили, что требуется ремонт. Никаких решений его закрыть нет. Не надо искать подвох и думать, что это наш ответ на перекрытие Узбекистаном газа на юг нашей страны. Голубое топливо перестало поступать 14 апреля. Сейчас - и глава правительства об этом объявил - мы будем готовиться к тяжелой зиме. С учетом того, что газа не будет. Параллельно продолжатся и переговоры о подаче газа. Мы надеемся на лучшее, но, как говорится, готовимся к худшему.

- А что с границей?

- Мы в процессе согласования. Противоречия те же, что и с Таджикистаном. То есть наши соседи ссылаются каждый раз на разные документы и спорят на счет своей собственности, оставшейся после развала СССР на нашей территории. Сказать точно, когда завершится процесс делимитации и демаркации рубежей с РУз и РТ, признаюсь, я не могу.
Бизнес