20:32
USD 84.56
EUR 100.60
RUB 1.16
Люди и судьбы

Две истории одной семьи (часть II)

Когда разговорились, Лидия Георгиевна успокоилась, стала вспоминать и про своего отца - с гордостью и удовольствием, а поначалу заплакала, разволновавшись.

Маленькой Лиде было 4 года, когда началась война. У отца ее была бронь, но он твердо решил идти на фронт, это его решение даже не обсуждалось. Ей вместе с мамой и братишками пришлось провожать его. Но как это было, в памяти Лидии Георгиевны не сохранилось. Зато она хорошо помнит, как отца встречали.

- Прямо перед глазами стоит эта картина, - рассказывает она. - Грузовик. В кузове стоит молодой солдат, нагнулся ко мне, а я протянула к нему руки и кричу: папа, папа! А он смутился. Но это уже, конечно, я позже поняла, когда повзрослела. А тогда так и подумала, что это и есть мой папа. Не помнила уже, как он выглядит. Мой отец сидел в углу кузова и не мог встать, потому что ноги были изранены. Мама, когда увидела, расплакалась: они были обмотаны портянками - ботинки в дороге украли. Сняли его с машины и так практически на своих руках до самого дома и несли. Он еще потом долго не мог ходить, уж очень тяжелая рана была...

Ранение в обе ноги рядовой минометчик Георгий Александрович Аксенов получил в 1942 году под Харьковом. История его спасения стала потом семейной легендой, удивительной и романтичной, хотя была, вроде, такой простой.

...Лежал Георгий с перебитыми ногами на поле боя и истекал кровью. Надежды на то, что его вынесут из этого ада, где все гремело, пылало и вокруг полегло столько его боевых товарищей, не было никакой. Лежал он так и прощался с жизнью. Вытащил из нагрудного кармана довоенную фотографию, на которой был он сам с младшим сыном Колей на руках, а рядом стояли его любимая жена, доченька Лидочка и шестилетний сын Гена. И так случилось, что рядом с Георгием вдруг оказался офицер, у которого были перебиты руки. Он посмотрел на Георгия, фотографию и сказал: «Солдат, видишь, сам я ничем не могу тебе помочь. Но обещаю прислать санитаров». Прошло какое-то время, и санитары пришли и дотащили раненого бойца до медсанбата...

Он долго лежал в госпитале. А дома так все ждали своего папочку. Ош был очень далеко от тех мест, где шли бои. Его жители не боялись, что сюда дойдут захватчики. И климат здешний был теплее, чем там, где довелось воевать Георгию Александровичу. Но и в этих благодатных в мирное время местах в годы войны люди жили несытно. И страх был у всех постоянный, ведь каждая семья проводила на фронт родных, и многие семьи получали похоронки.

- У нас был свой дом, фруктовые деревья, небольшой огород, летом зелени всякой много. Да еще нас всех бабушка спасала, умела приготовить еду буквально из ничего. Помню учебные тревоги. Мама всех нас, детей, укладывала возле печурки-контрамарки и обучала, как нужно себя вести, если что-то случится, ну бомба, например, упадет. Тогда нужно было бежать в бомбоубежище. Они ведь, кстати, в городе даже через 40 лет после войны еще кое-где сохранились... Хорошо еще помню папиного друга, водителя дядю Мишу Прозорова. Очень нам он помогал. Заработает где-то пригоршню зерна, обязательно к нам заедет и скажет моей маме: «Давай делить». А у самого трое детей было...

Лидия Георгиевна вспоминает, как они часто приставали к отцу с расспросами: а какие они, немцы, ты их близко видел, они и правда с рогами? Так дети представляли себе фашистов - где-то видели на картинках воинов в рогатых касках и были уверены, что это и есть фашисты и рога у них растут прямо из головы. Отец смеялся, но никогда не пугал детей страшными рассказами. Шутил: «Вот бежим мы с солдатами по полю, бьем фашистов. Но тут нам вдруг голову оторвет, а мы ее под мышку и дальше бежим».

После войны в семье Аксеновых появился еще один сын - Юра. Георгий Александрович очень сильно любил жену, детей, а потом и внуков обожал, был ласковый, все дети, свои и чужие, к нему так и липли. Старший сын Геннадий в него пошел, такой же мягкий характер и ластиться любит.

Рана у Аксенова зажила только на одной ноге. Со второй постоянно мучился: большой берцовой кости вообще не было. Но он работал: сначала продавцом, потом заведовал складом. Когда ему было 53 года, поехал в Ленинград на лечение. Врач, сделавший сложнейшую операцию, дал Георгию Александровичу еще 10 лет жизни. А он прожил 14. И умер в 1978 году от инсульта. Произошло все за 10 минут. Просто проснулся утром, сказал: «Какой пот холодный...». И ушел.

...Хотя семья Исаевых давно живет в многоэтажном доме, она сохранила старый дом семьи Аксеновых - родительский дом Лидии Георгиевны. И любят они тут жить, когда тепло, все вокруг зелено, любят возиться в огороде. Они сохраняют дом таким, каким он был, когда отсюда уходили воевать и возвращались сюда жить.

alt

Бизнес