02:43
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17
Криминал

Эфедриновая свиноферма

В конце прошлой недели в пригороде Бишкека обнаружено почти 24,5 тонны заготовленной эфедры. Владелец ее - гражданин Южной Кореи. Ранее, 11 октября, в российском Приморье задержано еще 14 тонн кыргызской эфедры. Груз следовал в Южную Корею. Эксперты считают, что это звенья одной цепи.

Операция

Стандартное начало: информация от российских коллег (быстро ставшая достоянием Интернета), последующая ее проверка. Но тут появляются интересные подробности. Дело в том, что только-только при ГСКН КР воссоздан отдел по контролю за законным оборотом наркотиков. Его сотрудники, получив несколько дней назад архив и базы данных, которые успели «уйти» в департамент лекарственного обеспечения Минздрава, стали изучать, что за разрешения розданы ведомством за столь недолгое время.

Первый же документ вызвал вопросы. Почему-то департамент позволил сбор и заготовку эфедры - до этого АКН долгие годы билось за то, чтобы к эфедре никто не прикасался.

Кто позволил?

В свое время выдачей и контролем разрешений занималась сначала Госкомиссия по контролю наркотиков, затем Агентство по контролю наркотиков. После его упразднения разрешительные полномочия переданы департаменту лекарственного обеспечения и медтехники Минздрава.

Разрешение № 1 числилось за компанией СIS Ltd, возглавляемой гражданином Южной Кореи. Занималась она тем, что сушила-резала солодку и... эфедру.

Интересно, что выдавшее разрешение ведомство ни разу не запросило у компании отчеты. Никого в департаменте не заинтересовало, сколько же на самом деле эфедры заготовлено и что с ней делается. А под боком у Кыргызстана - Китай, где вовсю цветет подпольное производство синтетических наркотиков вроде экстази (для которых и требуется эфедра). Да и в самой Южной Корее, а также Японии и странах Океании сейчас бум наркомании, связанной со злоупотреблениями стимуляторами, в том числе амфитаминового ряда.

В Кыргызстане на эфедру «покушались» неоднократно: слишком уж лакомым кусочком она является для криминального мира. И всю суверенную историю КР наркоборцы стойко держали оборону. Хотя их систему пытались «прощупать» на наличие узких мест. Так хотела получить разрешение на заготовку эфедры некая китайская фирма (как выяснили в АКН, вообще не существующая в природе), обращались за разрешениями и якобы международные компании, апеллирующие к имени брата Бакиева и делающие жутковатые, по выражению наркоборцов, предложения: мол, вы нам сейчас оформите эфедру, а документы мы вам потом представим. Видимо, стойкая принципиальность в этом вопросе также способствовала тому, что АКН разогнали.

О «копеечной» траве и аргументах корейского гостя

Вызванный на разговор владелец фирмы, которой принадлежат вышеупомянутые два с лишним десятка тонн эфедры, Ким Мин Ги утверждает одно: вся трава - исключительно для лечебных целей, например, от гриппа (для убедительности иностранец даже давал рецепты от болезней почек и рака). Мол, в Южной Корее растение почитаемо, а посему в поисках панацеи от кучи болячек он сам добрался до далекого Кыргызстана. Тут коммерсант не стал искать обходных путей и получил якобы все необходимые разрешительные документы. По ним выходило, что ему дозволяется заготовить 30 тонн эфедры и вывезти за пределы республики. Правда, наркоборцы, проверяя пресловутое разрешение № 1, удивились: по документам выходило, что корейцу можно заготовить лишь 18 тонн травы. Остальные 12, если верить Ким Мин Ги, разрешили заготовить всякие экологические конторы. И южнокореец с 2009 года спокойно заполнял мешки сушеной травой. Нагрянувшие к нему специалисты по борьбе с наркотиками насчитали 670 мешков по 36,5 килограмма, складированных на бывшей свиноферме в Сокулукском районе.

Все бы ничего, да бизнесу помешала непредсказуемая Россия, которая «вдруг» воспрепятствовала вывозу эфедры через свою территорию.

- Хотя дважды на наш запрос ответили «да», - утверждает Ким Мин Ги. И сетует на тяжесть сбора и на то, что «попал» аж на 200 тысяч «зеленых». А вот тут нестыковка: в разговоре кореец признался, что килограмм сушеной эфедры на его родине стоит $1,3. И если с обнаруженными мешками произвести нехитрые арифметические действия, возникает вопрос: откуда там эти $200 тысяч, если получается меньше $32 тысяч? И для чего, собственно, тащить сушеную траву через полмира, чтобы в итоге получить лишь такие деньги? А из них еще надо вычесть зарплату 12 работникам заготконторы, стоимость разрешений и, самое главное, расходы на перевозку.

- Вывоз копеечной травы никогда не даст экономического эффекта в честном бизнесе, только в криминальном, - уверен председатель Государственной службы по контролю наркотиков Виталий Орозалиев. - Труд добытчиков дорог: им приходится собирать эфедру в труднодоступных местах. Никакого экономического эффекта от $1,3 нет. Но пока это догадки. Нет и логики - ведь надо везти транзитом через Казахстан, Россию, а оттуда до Южной Кореи морским путем доставлять... Чуть ли не через полмира получается путь! Тем более закупочные цены у нас тоже должны быть большими.

Нестыковки, однако...

Про экономические нестыковки повторяться не станем. Но остается ряд вопросов, требующих внимательного изучения.

Оказывается, еще в мае Сокулукский РОВД «нагрянул в гости» на свиноферму. Проверка показала, что в наличии было 30 тонн сушеной травы. Спустя несколько месяцев сюда наведались наркоборцы, эфедры поубавилось: не досчитались почти 6 тонн. Куда делись?

Ким Мин Ги утверждает, что тщательно перебрал товар и выбросил оттуда всякие веточки и прочий некондиционный мусор. Но у специалистов это вызвало недоумение: ведь когда принимаешь от крестьянина ту же картошку, ты не берешь ее заведомо с землей? Тем более в случае с эфедрой разрешается заготавливать исключительно нежные зеленые побеги, легко ломающиеся. Если при заготовке эфедру безжалостно рубят, за это, говорят специалисты, казнить мало: ведь растение задерживает оползни, ее ягодами питаются зверьки и птицы. Эфедры, кстати, у нас не так уж много. Хотя при Советском Союзе собирали по 500 тонн в год, но делали это на юге, в Кадамджайском районе.

Но вернемся к нестыковкам. Странное дело: когда сокулукские милиционеры попытались довести дело до Генпрокуратуры, им отказали в возбуждении уголовного дела.

Еще одна странность заключается в том, что при выдаче разрешений в департаменте лекарственного обеспечения даже не поинтересовались, как владелец СIS Ltd намеревается доставлять на родину эфедру. Ведь для этого нужны как минимум три слагаемых. Помимо разрешения кыргызской стороны должны быть четкие ответы: согласна ли Корея впустить столь неоднозначный груз? Согласны ли Казахстан и Россия, чтобы через их территорию провезли прекурсор? Нужны транзитные соглашения, в отсутствии которых местный орган просто не может выдать разрешение на заготовку такого товара. Но департамент лекарственного обеспечения предпочел закрыть на это глаза.

- Даже собаку вывезти за границу - и то больше документов требуется, - возмущается Виталий Орозалиев.

Чем страшна эфедра?

Интересно, что эфедра растет лишь у нас, в Таджикистане и Узбекистане. Даже в Казахстане ее нет, за исключением районов, прилегающих к КР.

Существует пять ее видов, один из которых эфедра Регеля - ядовит, и человек, не знакомый с особенностями фитомира, может запросто отправиться к праотцам. Однако далеко не все эти виды столь привлекательны для наркобаронов: иссыккульская, к примеру, не годится для выварки. Нужна та, которая растет на высоте от 2 тысяч метров над уровнем моря, только в таких условиях в траве набирается необходимое количество эфедрина, остальное смело можно отправлять на растопку. Кстати, пепел используют для изготовления еще одной гадости - насвая, потому на юге нехитрая формула «протопил эфедрой тандыр для самс - сляпал насвай» - весьма распространена. «В особой чести» баткенская эфедра.

Милое растение, к виду которого привыкли мы все, на самом деле безобидным не назовешь. Вытяжка из одного его куста обеспечивает наркомана зельем на целую неделю. Да и затрат особых по производству этой дряни фактически никаких: на любой кастрюльке отечественные умельцы исхитрялись варить себе стимулирующий наркотик (однократное его употребление - и получаешь такой заряд «бодрости», что неделю не спишь, а то и больше). Единственное неудобство: о процессе варки моментально узнавали все соседи. Впрочем, с середины 1980-х до средины 1990-х эфедринщиков такая «слава» мало пугала: они варили гадость буквально ведрами и устраивали настоящие оргии. К слову, оргии прекращались быстро: доза росла едва ли не в геометрической прогрессии, и вены выгорали на раз.

Эпидемию погасили, но...

В середине 1990-х в Кыргызстане наблюдалась настоящая эпидемия эфедриновой наркомании. Тогда, по словам специалистов, эфедринщики составляли 12 процентов от общего числа употребляющих зелье. Сейчас их доля сведена к сотым долям процента. И можно лишь догадываться о той колоссальной работе, которую пришлось проделать АКН. Сейчас же эти результаты попали под удар.

Связанные одной цепью?

- Конечно, я бы не стал огульно причислять бизнесмена к наркодельцам, но, исходя из представленных им документов, никакой уверенности, что эфедра действительно пойдет на благие цели, нет, - продолжает Виталий Орозалиев. - Может быть, бизнесмен действительно добросовестный и просто стал жертвой обстоятельств, но пока веских доказательств этому нет.

К тому же у нас работает не так много южнокорейцев (а уж на заготовку эфедры разрешение выдано только Ким Мин Ги). Вкупе с задержанным в Приморье грузом из Кыргызстана, сопровождаемым земляком Ким Мин Ги, «эфедриновая» цепочка вполне связывается.

Букет правонарушений

- Есть явные нарушения со стороны предпринимателя, которые дают основания предполагать, что в его действиях есть состав преступления, - говорит Виталий Орозалиев. - Как минимум нарушение правил оборота наркотиков.

Ведь закон о наркотических средствах запрещает заниматься переработкой наркосодержащих препаратов, а значит, нельзя даже банально сушить-мельчить эту эфедру без специального разрешения.

- Мы не думали, что мы вне закона, - говорит Ким Мин Ги. - Если бы нам тогда сказали: сжигайте - мы бы сожгли и уехали.

Теперь перед правоохранительными органами стоит задача разобраться, что именно скрывается за найденной эфедрой и ее заготовителями. Вполне возможно, что обойдется лишь делом о превышении разрешенной нормы (все-таки официально разрешение выдавалось на 18 тонн), и тогда все закончится административным наказанием.

Но тут пахнет вещами гораздо серьезными. Конечно, доказать причастность южнокорейской фирмы к незаконному обороту наркотиков будет крайне сложно. Но, например, даже контрабанда эфедры грозит уголовным наказанием.

Бизнес