11:07
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17
Взгляд

Там хорошо, где нас нет

Признаться, мне в своей жизни дальше Казахстана, Узбекистана и России выезжать не приходилось. При этом немало моих друзей, знакомых и родственников с завидным постоянством выбираются «за бугор». Причины для поездок? Да совершенно разные - по работе, по приглашению, просто желание попутешествовать.


Возвращаясь из странствий, все они привозят, помимо «вещественных доказательств» пребывания за границей, массу впечатлений, эмоций и, конечно же, делятся ими.


К числу часто выезжающих в дальнее зарубежье относится и мой давний приятель Евгений Белокуров. Работа у него такая, что ему, как говорится, сам бог велел каждые три-четыре месяца бывать в какой-нибудь другой точке планеты - трудится он на одном из частных кыргызстанских телеканалов.


А самые яркие рассказы о поездках, сопровождаемые демонстрацией фотографий, видеокадров, а также всяческих интересных сувениров, дарятся мне моим весьма творческим товарищем. И каждый раз у меня возникает ощущение, словно и я побывала в той стране, откуда он недавно вернулся.


Последняя поездка Евгения Белокурова состоялась во Вьетнам. Вглядимся вместе с ним в страну некогда желтых соломенных панам.


Доброе утро, Вьетнам!


С этих слов начинался одноименный кинофильм об этой загадочной стране. Обостренное желание попасть туда не умалял и долгий, почти суточный перелет через Ташкент и Куала-Лумпур до Сайгона. Основную часть пути летели первым классом. Вежливые стюардессы немедленно приносили все, что можно пить и чем закусывать.


Аэропорт города Хошимина (так после объединения Юга и Севера страны в честь главного вождя компартии именуется Сайгон) встретил нас обжигающе жаркой волной влажного воздуха (и так будет до посадки в самолет в обратный путь). При температуре воздуха +30 почти 70 процентов влажности создают атмосферу постоянной сауны. Футболки менялись с бешеной скоростью - носить постоянно одну и ту же было просто невозможно.


Сайгон


Портреты Хо Ши Мина везде и повсюду, равно как серп и молот и желтые звезды на красном флаге. Слегка подавленные духотой, мы все же отправились на вечерний променад. По дорогам текли реки мотоциклистов. А вот автомобилей совсем немного: слишком дороги пошлины на четырехколесные средства передвижения. Зато в каждой семье как минимум два, а то и три байка. Ездят все, везде и без правил. Поначалу было страшно и дорогу–то перейти - они не останавливались. Потом научились: надо нагло переть вперед, а мотоциклисты аккуратно объезжали и притормаживали. Техника колесит там разная – от древних, неизвестных науке каракатиц с моторчиками до последних моделей «Ямах» или «Сузуки». Завидовал…


Хотелось есть. Порекомендовали национальное блюдо «Фе» - постный бульон (вьетнамцы вообще не едят ничего жирного) с кусками говядины и рисовой лапшой, пророщенными зернами маша, горой зеленых листьев и травинок. Весь этот стог нужно было тщательно измельчить руками, положить в бульон, потом обильно полить лимонным соком, заправить специями и соусами и только тогда приступать к еде. Хорошо!


Достопримечательности


На следующий день отправляемся в знаменитые тоннели близ деревни Кучи. Теперь на этом месте музей боевой славы. Основные достопримечательности сосредоточены под землей – более 200 километров прорытых под землей с помощью кирки и плетеной корзины ходов, ползти по которым обычному человеку просто невозможно. Сидишь на корточках, голова прижата к коленям, плечами упираешься в стены – вот и все просторы под землей. А тоннели уходят еще и на разные уровни. За 20 лет прорыли. На поверхность выводили небольшие отверстия, хорошо замаскированные листьями и кустарником. Интересно, что во время войны американцы никак не могли понять, откуда берутся партизаны - их называли «гориллаз». Они грохали американцев прямо в казармах и так же быстро исчезали.


Еще одно развлечение для туристов – тир. Представлено все стрелковое оружие, каким воевали во Вьетнаме. На «калаш» (автомат Калашникова) - очередь из заезжих американцев. Мы же выбрали М–60 и кольт. Не побоюсь этого слова – дура! Что первое оружие, что второе. Быстрый и знающий несколько слов по–русски вьетнамский сержант заправил ленту, осталось дать очередь… Ба, вот это машина! Ничего не слышно первые 10 минут. А кольт вообще от каждого выстрела бросало назад, и это несмотря на то, что он был жестко зафиксирован. Понравилось…


Далее ждала дельта реки Меконга. Вот где начались настоящие джунгли с узенькими протоками, лодками и желтыми соломенными панамами. Мы причаливали к разным деревенькам то для осмотра фабрики (трудно это назвать фабрикой: и по сей день там все делается вручную или с помощью примитивных механизмов с ременной передачей) по производству рисовой бумаги, конфет из кокоса (замечу, очень вкусных, напоминающих наши ириски, и которые мы тут же окрестили «пломбовыдергивателями», но несколько упаковок купили), а то и просто выпить кокосовой влаги, откушать свежесорванных манго или папайи, выслушать в исполнении местного творческого коллектива несколько песен, и плыли дальше.


Вьетнамцы


Что касается людей, то первое, что приходит на ум, чтобы охарактеризовать вьетнамцев, это миролюбие, толерантность, добродушие, в чем–то даже наивность. Но уж никак не озлобленность или дикость. Вьетнамцы очень трудолюбивый народ. Конечно, есть среди них и много бедных, но они не просят милостыню, а пытаются продавать, например, влажные салфетки – очень актуальная вещь для их климата.


Средней зарплатой в стране считаются $100. Но при довольно низких ценах на эти деньги семья из четырех человек может жить целый месяц. К примеру, в недешевой забегаловке ужин на двоих, состоящий из основных блюд, нескольких бутылок пива, блюд из морепродуктов, жареной рыбы и устриц, обошелся около 400 сомов.


А вещи для быта? Во Вьетнаме сосредоточено производство основных производителей мировых брендов, таких как «Адидас» и «Найк», и много кустарного производства. Но богатство выбора, качество и цена приводят в восторг. Единственный минус – размеры. Я человек рослый, оттого купить штаны мне так и не представилось возможности. Обошелся приобретением шорт и резиновых кедов.


Сейчас во Вьетнаме создаются благоприятные социально-экономические условия для тех, кто когда–то уехал из страны. И теперь назад возвращаются те, кто в военные годы покинул родину. Мы познакомились с ребятами, вернувшимися из Америки, Австралии, Франции. Они теперь на родине ведут свой бизнес, строят отели, кафе, туристические агентства и тому подобное. Здорово, не правда ли, возвращать страну к мирной жизни?


Кульпоход


Не обошлось и без походов в места «злачные». В один из вечеров посетили клуб «Акустик» - небольшое помещение, где играют живую музыку. Сказать, что я был приятно удивлен - не сказать ничего. Такого качественного «съема» мировых хитов я еще нигде не слышал. Скажем, я даже не ожидал столь четкого исполнения и такой энергетики здесь, во Вьетнаме! Ну кто бы мог подумать?  


В другом же клубе - «КофеДринк» - исполнялись более спокойные вещи дуэтами или сольно. Фишка в том, что меня привлекли к этому делу наши новые вьетнамские друзья, узнав, что я тоже играю на гитаре. Я предупредил, что петь буду на русском, но слушатели не возражали. Исполнил две песни, причем вторую по просьбе делегации из Индонезии, получил заслуженные аплодисменты. Будем считать, что мои первые заграничные гастроли состоялись.


Курорты


Последнее, на чем хотелось бы еще остановить внимание, это отличная курортная зона Вьетнама. Внезапно на берегу Южно–Китайского моря пропала изнуряющая жара, подул ветерок и мы почувствовали кайф! Будь больше времени и денег, удовольствие было бы дольше – теплая вода, песок, пальмы, всевозможные развлечения, удобные номера. Персонал угождает во всем: все к услугам туриста и недорого, сутки проживания в таком раю стоят примерно $70. На берегу помимо фруктов у торговцев можно приобрести настоящий жемчуг и прочие дары моря.


Там хорошо, где нас нет


Женя Белокуров еще долго будет вспоминать и рассказывать о стране, где побывал, новые и новые эпизоды. Но в конце нашей беседы об этой стране я спросила его, как бы он поступил, появись у него возможность жить и работать в Сайгоне. На что он с улыбкой ответил: «Да, остался бы. Там хорошо, где нас нет».

Бизнес